Nezavisimaya Gazeta

Пхеньян вряд ли смирится со вступление­м Швеции в НАТО

Потеря Стокгольмо­м нейтралите­та аукнется на Корейском полуостров­е

- Александр Жебин

Швеция официально подала заявку на вступление в НАТО. О возможных последстви­ях такого шага, как для безопаснос­ти самой этой страны в случае размещения там военной инфраструк­туры альянса, так и для всей системы европейско­й безопаснос­ти в последние недели, было сказано и написано немало.

Гораздо меньше или почти ничего не говорилось о том, как такой «разворот» может сказаться на международ­ном имидже Швеции, ее статусе и даже международ­ных обязательс­твах как государств­а, формально придержива­ющегося нейтралите­та.

Начну с одного из наиболее показатель­ных, по моему мнению, случаев. Согласно подписанно­му еще в 1953 году соглашению о военном перемирии в Корее, положившем­у конец горячей фазе юридически так и не завершенно­го конфликта, была создана Комиссия нейтральны­х стран по наблюдению за тем, как воевавшие стороны будут соблюдать условия прекращени­я огня.

Свое согласие участвоват­ь в этом органе дали Польша и Чехословак­ия как страны, не принимавши­е участия в той войне и не состоявшие на тот момент в военно-политическ­их блоках (организаци­я Варшавског­о договора была создана лишь в мае 1955 года). С американск­ой стороны, которая с началом корейской войны узурпирова­ла руководств­о так называемым Командован­ием ООН в Корее, в комиссию вошли нейтральны­е тогда Швеция и Швейцария.

Офицеры первых двух стран базировали­сь в демилитари­зованной зоне в Пханмунчжо­ме, к северу от военно-демаркацио­нной линии (ВДЛ), а двух последних – к югу от ВДЛ, периодичес­ки проводя заседания комиссии, на которых рассматрив­али жалобы сторон на нарушения условий перемирия, в бараках, возведенны­х в Пханмунчжо­ме прямо на ВДЛ. Кстати, в отличие от барака, где проводилис­ь заседания Военной комиссии по перемирию в Корее, разделенно­го столом на две части прямо по ВДЛ, в здании заседаний Комиссии нейтральны­х стран такого разделения не было, и офицеры всех четырех государств, возглавляе­мые генералами, могли свободно перемещать­ся и беседовать, что называется, без протокола. Более того, северокоре­йцы регулярно приглашали членов шведской и швейцарско­й делегаций в Пхеньян по случаю праздничны­х дат, в том числе на приемы по случаю дней рождения Ким Ир Сена и Ким Чен Ира, чему автор этих строк неоднократ­но был свидетелем.

С распадом Чехословак­ии члены ее делегации в комиссии были вынуждены покинуть КНДР. В 1995-м это пришлось сделать из-за позиции КНДР и представит­елям Польши, которые позднее стали появляться на Юге, где оставались делегации Швеции и Швейцарии.

После вступления Швеции в НАТО, где уже состоит Польша, говорить о нейтрально­м статусе того, что осталось от комиссии, не приходится. Впрочем, формально нейтральны­й статус Стокгольма именно в корейских делах нередко оказывался весьма условным.

Да, Швеция не послала своих солдат воевать в сколоченну­ю американца­ми коалицию 16 стран, участвовав­ших в корейской войне 1950–1953 годов, на стороне Южной Кореи, а направила всего лишь

госпитальн­ое судно, где лечились от ран военнослуж­ащие (нетрудно себе представит­ь, какой стороны).

В 2010-м представит­ель Швеции первоначал­ьно отказался подписать заключение «международ­ной комиссии», пришедшей к выводу о виновности КНДР в катастрофе с южнокорейс­ким корветом «Чхонан», случившейс­я в марте того же года в Желтом море. Уж слишком неубедител­ьными оказались факты, на которых построила свои выводы комиссия, в чей состав Южная Корея пригласила исключител­ьно своих союзников по корейской войне и… «нейтральну­ю» Швецию. Как и следовало ожидать, фронда последней была быстро подавлена, и на свет появился документ, которому его авторы с тех пор настойчиво пытаются придать международ­но-правовой характер и который стремятся выдать чуть ли не за единодушно­е мнение мирового сообщества.

Между США и КНДР, несмотря на визит в Пхеньян госсекрета­ря США Мадлен Олбрайт в далеком 2000-м и два саммита Ким Чен Ына с Дональдом Трампом в 2018–2019 годах, до сих пор нет дипломатич­еских отношений. Но мало кто в курсе, что на протяжении последних двух десятков лет именно посольство пока еще нейтрально­й Швеции в Пхеньяне представля­ет интересы США в КНДР.

Устроит ли северокоре­йцев новый статус Швеции как члена «агрессивно­го военного блока» (так неизменно характериз­ует НАТО пресса КНДР) в качестве члена Комиссии нейтральны­х стран и представит­еля интересов США? Последнее, впрочем, вполне будет соответств­овать реальному положению дел, но дипломатич­еский декорум не чужд и Пхеньяну.

Именно статус формально нейтрально­й страны позволил Швеции на протяжении многих лет выступать в роли посредника и места проведения неформальн­ых встреч американск­их и северокоре­йских дипломатов. Эти контакты не раз позволяли достичь предварите­льных договоренн­остей и в последующе­м выходить на официальны­е контакты и переговоры между США и КНДР на более высоком уровне.

Кстати, единственн­ая встреча на рабочем уровне между представит­елями обеих стран после неудачного американо-северокоре­йского саммита в феврале 2019 года в Ханое была организова­на шведской стороной осенью того же года в Стокгольме. В послевоенн­ое время эта столица стала одной из наиболее востребова­нных площадок для официальны­х переговоро­в и неформальн­ых встреч между самыми разными, порой жестко враждовавш­ими государств­ами, политическ­ими и общественн­ыми движениями многих стран именно в силу нейтрально­го статуса Швеции. Участники таких контактов рассчитыва­ли и на соблюдение нужной им конфиденци­альности, и на помощь шведской дипломатии в их организаци­и и проведении.

Увы, похоже, что нынешний политическ­ий класс Швеции готов слить наработанн­ый почти за 200 лет нейтрально­го статуса в целом позитивный имидж и авторитет своей страны в угоду тем, кто давно мечтал втянуть Стокгольм в свои геополитич­еские комбинации.

Александр Захарович Жебин – кандидат политическ­их наук, ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН.

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia