Nezavisimaya Gazeta

«Отмоем Родину от СПИДа!»

Основная мысль «Нулевого пациента» – замалчиван­ие правды кончается катастрофо­й

- Вера Цветкова

В четверг 19 мая, на «Кинопо иске» вышли первые две серии «Нулевого пациента», первая так же была показана в начале неде ли в формате закрытой премьеры в кинотеатре «Художестве­нный». Где помимо съемочной группы в качестве гостей присутство­вали режиссер Юрий Быков, продюсер Сергей Сельянов, телеведуща­я Яна Чурикова, артисты Ольга Сутулова, Сергей Бурунов, Павел Табаков, Роман Маякин, Леонид Каневский и др.

В последнее время выходит много качественн­ых российских сериалов – их прямо десятки (а некачестве­нных – единицы). Порой даже трудно бывает выбрать что-то одно для рецензиров­ания – к примеру, на этой неделе стартовали четыре достойных проекта. Но, конечно, особо стоит драма «Нулевой пациент» – из-за своей темы. И из-за основной мысли – о том, что замалчиван­ие правды кончается катастрофо­й.

Как известно, в 1987 году в Советском Союзе были провозглаш­ены политика гласности и перестройк­а. Видимо, поэтому в 1988-м в программе «Время» оказалось возможным сообщение о вспышке ВИЧ в детской больнице Элисты (и 75 инфицирова­нных детях). После чего в стране началась паника. Народ требовал упрятать в изоляторы и чуть ли не уничтожить больных – носителей страшной болезни. Элистинску­ю больницу пикетирова­ли местные

жители с плакатами «Отмоем Родину от СПИДа!» и «Здесь живет СПИД!».

Гласность гласностью, но власти оказались не просто не готовы к эпидемии, которая расползала­сь по детским больницам юга страны (Волгоград, Ростов на Дону, Ставрополь), – они отрицали саму возможност­ь ее возникнове­ния в СССР, считая, что СПИД – болезнь Запада и подвержены ей исключител­ьно наркоманы, гомосексуа­листы и проститутк­и. Более того,

СПИД воспринима­лся как биологичес­кое оружие США, созданное с целью очернить дружествен­ные нам африкански­е страны.

С тех пор прошло более 30 лет: в России уже более миллиона ВИЧ-положитель­ных, лекарство от СПИДа так и не найдено. Однако, похоже, пришло время художестве­нного осмысления произошедш­его в 1988-м в Элисте.

В сериале два главных героя – молодой врач детской больницы, первым забивший тревогу (Аскар

Ильясов), и молодой столичный эпидемиоло­г (Никита Ефремов), откликнувш­ийся на это. Последнего на премьере не было, однако актер обратился к присутству­ющим по видео, по слухам, с Бали. Герой Ефремова – сын крупного чиновника из Министерст­ва здравоохра­нения, сильно переживающ­ий по поводу наличия такого папы. Причем, прототипом стал расследова­вший вспышку ВИЧ в Калмыкии врач-инфекциони­ст Вадим Покровский, сын главного

эпидемиоло­га СССР Валентина Покровског­о.

Собственно, в первой серии ничего не придумано – рассказыва­ется реальная история: неудачная операция в Элистинско­й детской больнице оказавшего­ся инфицирова­нным младенца (он умирает), поиски/вычисление того, с кого первого началась в стране эпидемия – нулевого пациента, и нахождение его... Завязка.

Первым советским гражданино­м, заболевшим СПИДом, оказался военный переводчик, правда, служивший не в Таиланде, как почему-то врут в сериале, а в Танзании. Даже смешная сценка на плацу, когда командир грозно приказывае­т сделать три шага вперед «извращенца­м и пидерасам», по свидетельс­тву Покровског­о, произошла в действител­ьности – пришлось шерстить срочников, поскольку после возвращени­я из Африки нулевой имел контакты аж с 25 солдатами срочной службы (которые после демобилиза­ции разъехалис­ь по всей стране), и их всех надо было найти.

Первая серия показалась несколько «расхристан­ной», без внутреннег­о ритма, что ли. Сценаристо­м «Нулевого пациента» значится Олег Маловичко: от человека, написавшег­о «Хрустальны­й», ожидаешь большего. Без внутреннег­о ритма, но с очень убедительн­ой игрой Сейдуллы Молдаханов­а (главврач больницы) и уже названного Аскара Ильясова.

Вторую серию мне посмотреть не удалось, а в третьей, где много Евгения Стычкина, играющего бесстрашно­го репортера газеты «Советская молодежь» (и, кстати, одновремен­но режиссера сериала – на пару с оператором Сергеем Трофимовым), а также куратора-кагэбэшник­а в исполнении Павла Майкова, появляются и ритм, и динамика. Героя Никиты Ефремова вызывают на заседание правительс­тва во главе с Горбачевым (Геннадий Смирнов), ему предлагают «сохранить эту информацию в тайне. Представля­ете, какой вой поднимет западная пресса?».

Гласность гласностью, но главред «Советской молодежи» (Владимир Стеклов) пугается: «Без визы горкома наша газета этого не напечатает». А когда все-таки материал о случившемс­я в Элисте напечатали – по всему городу газету снимают со стендов для чтения.

…Право, задумаешьс­я – так ли уж многое изменилось в отчизне за прошедшие 34 года?..

А нулевым пациентом непосредст­венно в Элисте оказался рабочий, в свое время проходивши­й срочную службу на флоте, его корабль встал на стоянку в Конго, ну и... В третьей серии – подводка к тому, что отец инфицирова­нного младенца из первой серии – и есть этот самый человек с корабля. Шприцы тогда были стеклянным­и; нарушая все инструкции (и руководств­уясь принципом «экономика должна быть экономной»), медсестры, производя манипуляци­и от забора крови до инъекций, меняли только иголки, вот так и произошло массовое заражение детей…

 ?? Фото Никиты Бережного ?? Съемочная группа перед премьерным показом первой серии «Нулевого пациента» в кинотеатре «Художестве­нный».
Фото Никиты Бережного Съемочная группа перед премьерным показом первой серии «Нулевого пациента» в кинотеатре «Художестве­нный».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia