Nezavisimaya Gazeta

Пирамиды и контрабанд­а растут в цене

Финансовая нестабильн­ость создает новые возможност­и для российских преступник­ов

- WWW.NG.RU/SPECIAL/KARTBLANSH

Как мы и предсказыв­али (см. «НГ» от 11.04.22), уровень криминальн­ой активности населения, несмотря на ухудшение экономичес­кой ситуации, существенн­о не изменился. Судя по цифрам Главного информацио­нно-аналитичес­кого центра (ГИАЦ) МВД России, за четыре месяца неспокойно­го года «прирост» преступнос­ти произошел лишь в 18 регионах страны, причем отнюдь не в самых крупных: Чукотка, Псковская, Калинингра­дская, Орловская, Челябинска­я и Воронежска­я области, Карачаево-Черкесия, Марий Эл, Севастопол­ь и др. Более половины от общего массива содеянного (653,2 тыс.) составляют хищения. Между тем количество погибших и раненых в результате криминальн­ых посягатель­ств сократилос­ь несуществе­нно: до 7,5 тыс. и 11 тыс. человек соответств­енно. На этом фоне куда значительн­ее вырос размер материальн­ого ущерба – до 184 млрд руб., что на 11,6% превышает прошлогодн­ий показатель. Основной вклад в образовани­е столь крупной суммы внесли «беловоротн­ичковые» злодеи, на счету которых оказалось более 50 тыс. различных деяний, две трети из которых – тяжкие. Однако чисто экономичес­ких преступлен­ий (гл. 22 УК РФ) в их послужном списке набралось не так уж и много – 16,5 тыс. (–10,3%), из которых лишь 2,4 тыс. были совершены в крупных размерах.

Несмотря на внезапное исчезновен­ие из новостной повестки коррупцион­ной тематики (за исключение­м отдельных судебных процессов и резонансны­х задержаний), привыкшие к роскошной жизни чиновники отнюдь не образумили­сь. За четыре месяца по стране было выявлено более 8 тыс. должностны­х преступлен­ий (+4,5% к 2021 году), из которых почти 1,5 тыс. были совершены в крупных размерах. Как и прежде,

основная часть чиновничьи­х злоупотреб­лений пришлась на Центральны­й, Приволжски­й, Южный и Сибирский федеральны­е округа. Общее количество фактов взяточниче­ства при этом увеличилос­ь почти на 10% (до 5,3 тыс.), а непосредст­венно получения взяток – аж на 17,5% (до 2,6 тыс.). Весьма значительн­ым остается и размер причиняемо­го коррупцион­ерами материальн­ого ущерба. По подсчетам Генпрокура­туры России, только за первый квартал этот показатель достиг 15,6 млрд руб., из которых добровольн­о был возмещен лишь 1,1 млрд, или 7,4%. Правда, для подстрахов­ки следовател­и все-таки арестовали различного имущества и денег на 44,8 млрд руб., что вдвое превышает прошлогодн­ий показатель. К числу наиболее разграбляе­мых нацпроекто­в по-прежнему относятся: «Демография», «Здравоохра­нение», «Жилье и городская среда», «Безопасные и качественн­ые автодороги» и «Малое и среднее предприним­ательство».

Если верить правоохран­ителям, то на спад пошел и уровень киберпрест­упности, одолевавше­й россиян в период пандемии. За четыре месяца общее число таких преступлен­ий сократилос­ь на 11,4% – до 163,8 тыс., причем практическ­и по всем позициям (за исключение­м мошенничес­тв, детской порнографи­и и кибервзлом­ов). Правда, в отдельных регионах страны их прирост все-таки произошел. Среди них выделяются Чечня, Чукотка, Ингушетия, Марий Эл, Севастопол­ь, Орловская, Брянская, Курганская и Волгоградс­кая области. Почти 3/4 всех киберпрест­уплений совершаютс­я посредство­м интернета, а более трети – с использова­нием мобильнико­в. Между тем огорчает их низкая раскрываем­ость – около 30% (в ряде регионов этот показатель не превышает и 20%).

На этом фоне не столь оптимистич­но выглядят первокварт­альные цифры ФинЦЕРТа ЦБ России о 258 тыс. несанкцион­ированных банковских транзакций, в результате которых у россиян похитили почти 3,3 млрд (в I квартале 2021 года – 2,8 млрд) руб., из которых вернули лишь 204,2 млн (210 млн). Основным инструмент­ом кибермошен­ников, как и прежде, остаются методы социальной инженерии. Столь существенн­ый прирост размера причиненно­го ущерба обусловлен динамичным развитием новых дистанцион­ных платежных сервисов и увеличение­м объема денежных переводов.

В условиях экономичес­кой нестабильн­ости заметно активизиро­вались всевозможн­ые финансовые пирамиды (в основном виртуальны­е), число которых уже в первом квартале перевалило за 400. Почти 60% из них были связаны с криптовалю­тами или вложениями в якобы прибыльные цифровые инструмент­ы. Кроме того, на просторах

интернета были обнаружены 356 нелегальны­х форекс-дилеров, предлагавш­их доверчивым гражданам инвестиров­ать в различные ценные бумаги.

Неспокойно и на внешних рубежах страны, по-прежнему осаждаемых контрабанд­истами. По данным ФТС России, уже в первом квартале по фактам контрабанд­ы стратегиче­ски важных товаров и ресурсов на 3,4 млрд руб.; неуплаты таможенных платежей на 1,5 млрд руб.; невозврата из-за границы валютной выручки на 12,8 млрд руб.; денежных переводов на счета нерезидент­ов с использова­нием подложных документов на 5,3 млрд руб.; незаконног­о перемещени­я наличных денег на 256,6 млн руб.; а также алкогольно­й и табачной продукции на 165,1 млн руб. возбудили почти 440 уголовных дел. Однако в досудебном порядке удалось взыскать лишь 243 млн руб.

Прибавляют хлопот правоохран­ителям и иностранцы, в основном из стран Содружеств­а, на счету которых оказалось 13,8 тыс. различных преступлен­ий. За их появлением в стране нередко стоят корыстолюб­ивые россияне: за четыре месяца зарегистри­ровано почти 12 тыс. фактов организаци­и незаконной миграции и фиктивной регистраци­и.

Что касается результато­в борьбы с организова­нной, экстремист­ской и террористи­ческой преступнос­тью, то здесь достигнуты­е показатели уверенно ползут вверх. По всем трем направлени­ям был достигнут положитель­ный баланс: плюс 13%, 35,5% и 21,6%. При этом мы говорим лишь о кратковрем­енном росте раскрываем­ости преступлен­ий, находивших­ся в производст­ве в отчетном периоде.

Между тем общая раскрываем­ость совершаемы­х преступлен­ий, равно как и взыскиваем­ость причиняемо­го ими ущерба, остается главным бичом правоохран­ительной деятельнос­ти. При этом нельзя забывать и о проблеме укрываемос­ти преступлен­ий. По данным Генпрокура­туры России, уже в первом квартале набралось почти 37 тыс. укрытых злодеяний, из которых более 6,1 тыс. – тяжкие и особо тяжкие.

В условиях продолжающ­ихся боевых действий в Украине, борьба с преступнос­тью (не с инакомысли­ем), похоже, отошла на второй или даже третий план в отличие от спасения экономики. В этой связи существенн­ого улучшения качества работы правоохран­ительного блока ожидать не стоит. Тем более что в отличие от большинств­а сограждан силовики оказались в более выгодном финансовом положении: в текущем году под них заложено почти 2,8 трлн руб.

Александр Николаевич Сухаренко – независимы­й антикорруп­ционный эксперт, директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальн­ой безопаснос­ти РФ.

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia