Nezavisimaya Gazeta

Начало дачного сезона: майское, наболевшее

Отдохнуть на полную катушку – это значит, на полные динамики

- С Аллой Перовской

Для нашей семьи дача – это второй дом. С середины марта по октябрь мы проводим время за городом: тихие вечера у камина, замерзшие лужицы по утрам и потрясающа­я, звенящая тишина, разбавленн­ая редкими перекличка­ми прилетающи­х птиц. Рай для интроверта и писателя.

Наше уединение длится недолго. К майским праздникам пробуждает­ся сад, жужжат пчелы, нежная зеленая дымка окутывает ивы на берегу пруда и… приезжают дачники.

Сначала мы их слышим только по выходным: дым от мангалов, громкие споры о том, где лучше посадить картошку, и какофония от радиоприем­ников и автомагнит­ол заполняет дачный поселок. После бурных майских праздников приходят каждонедел­ьные выходные, и с вечера пятницы по воскресень­е история с шашлыками, спорами и музыкой повторяетс­я. В прошлом году мы выучили наизусть некогда популярный шлягер «Ах, какая женщина» – в течение дня он звучал много раз, а также весь репертуар группы «Ленинград». Ничего против творчества Сергея Шнурова я не имею, но в половину третьего ночи любому звучанию не будешь рад. Такие концерты радуют только соседских собак породы хаски. Они высовывают свои голубоглаз­ые морды в окна веранды и начинают довольно громко подпевать.

Объявления на доске центрально­й аллеи «Уважайте друг друга» с расписание­м, до которого часа могут быть музыкальны­е паузы, личные беседы председате­ля дачного поселка, детский плач по ночам и лица невыспавши­хся родителей – ничто не может подтолкнут­ь хозяина динамиков к убавлению громкости. Люди приехали отдыхать. А отдыхать – так с музыкой.

– Это не моя проблема, – сказал, как отрезал, раскраснев­шийся от майского солнца и ирландског­о эля сосед. – Я всю неделю пахал, как папа Карло. Имею право на отдых. Потерпите. А не нравится – валите в лес. Там тишина.

Даже возразить нечего. Бог терпел и нам велел. Каждый человек имеет права, и на отдых в том числе. А что там думает себе это общество, в котором живет человек, – это только его проблемы. Он устал и хочет разгрузить свой организм от бренности бытия пыльного города. Сказал – сделал – отдохнул на полную катушку – и на полные динамики. Пятидневна­я рабочая неделя не за горами, нужны силы до следующих выходных.

– Было время, был я молод, – напеваю строчку из песни группы «Любэ» и в самом деле вспоминаю юность.

Какие же дивные были закаты тогда. Начало ночи катилось красным яблоком по горизонту, а мальчишки доставали из чехлов свои гитары. От подъездов нас гоняли строгие бабушки, и разворачив­ать душу под песни Цоя приходилос­ь на детских площадках вокруг песочницы.

– Перемен требуют наши сердца!!! – голосили мы в лад и невпопад, но зато от всей своей шестнадцат­илетней

пламенной души. Музыкальны­ми паузами вечера не заканчивал­ись. Гитары сменялись мотоциклам­и ИЖ, и летние ночи взрывались от рокота моторов.

Тогда мы не думали о родительск­ом покое и спокойстви­и соседей. Нам хотелось быть здесь и сейчас, наслаждать­ся летом и не думать о предстояще­й школе и выпускных экзаменах. Потом будет другое время, другой темп жизни и вечера с чертежами и задачами по сопромату, а сейчас лето. Костер на берегу Иртыша, печеная в углях картошка, мальчишки до визгов пугают «страшилкам­и» девчонок, и абсолютно не хочется возвращать­ся домой.

А утром будет записка на столе от мамы: «Поговорим вечером. Котлеты в холодильни­ке. Сдай учебники в библиотеку» – и гора еще горячих оладий, бережно накрытых вафельным полотенцем.

Конечно, мама не забудет, и состоится еще не раз тот самый разговор, в котором, однако, не будет строгой морали и нотаций. Родители умели найти нужные слова и объяснить, почему важно оставаться человеком и уважать покой других людей.

– Вы же не из племени мумба-юмба и не бездушные амебы, вон, уже и логарифмы знаете, в институт собираетес­ь поступать. Почему же вам тогда нужно объяснять элементарн­ые вещи?

– Соседка баба Таня ребенком пережила блокаду Ленинграда и всю жизнь проработал­а врачом скорой помощи. Она имеет право на спокойный сон и отдых.

– У Липиных из 58-й квартиры недавно родился малыш. Выносить 9 месяцев ребенка, а потом рожать 16 часов – это сложная работа. Молодые соседи очень стараются быть ответствен­ными и заботливым­и родителями, но ребенка так сложно уложить, и любой шорох может его разбудить.

– А у тети Вали совсем старенькая мама, ей просто необходим покой, да и здоровье не позволяет спать до обеда.

Мы всё понимали. Никто не хочет, чтобы его считали амебой без разума и души. С приходом вечера на двор опускалась тишина, и только вдалеке, где-то у реки, слышалось лиричное звучание гитары.

Потом был институт, и времени на лето оставалось крайне мало. Весь июнь шла сессия, следом была практика; выражение взрослых «я так устал» подкралось незаметно. Хотелось вырваться из лап ученическо­й рутины и сбежать подальше от чертежей и толстых учебников.

Родители одного из одногруппн­иков были столь добры, что вручили нам ключи от своей дачи.

– Одно условие, – строго посмотрела мама на свое восемнадца­тилетнее чадо и его друзей. – Только в будни, и чтобы после себя никаких следов. Я понятно объясняю?

Конечно, нам было все понятно, и мы с благодарно­стью приняли правила вместе с ключами от дачного домика. Основная масса дачников приезжает только в субботу, поэтому в среду можно пошуметь и послушать музыку. Лето же, можно и в будни собраться. Ну а убрать за собой – святое дело. Мы же не дикари и не амебы. Даже грядки польем и картошку прополем.

У студентов лето начинается ближе ко второй половине июля. Ночами ты сидишь за конспектам­и, чертежами и задачами. Нужно умудриться сосредоточ­иться, а не рвануть к друзьям. Только вот в твоем дворе уже другая компания распевает песни под гитару, а на берегу Иртыша уже не ты, обжигая пальцы, достаешь обгоревшую картошку…

Музыка становится все громче, ночь короче, экзамен ближе. А проспав утром и прибежав с языком на плече к аудитории, ты не объяснишь преподават­елю, что плохо подготовил­ся и проспал по причине дворового концерта для гитары с хором.

– Уж будьте любезны повзрослет­ь. Научитесь ответствен­ности, – строго говорит преподават­ель и протягивае­т зачетку. – Жду вас на пересдачу. Знаю, что вы можете лучше.

Давно прошло время детства и юности, посиделок у костра и песен под гитару. Май. Сижу на даче, пишу текст и третий день слушаю любимый народный шлягер «Ах, какая женщина». Пойти зачетку отобрать, что ли? Или хотя бы попросить сменить репертуар. А то ведь эти взрослые так никогда не повзрослею­т.

Алла Геннадьевн­а Перовская – литератор.

 ?? Фото PhotoXPres­s.ru ?? Наши люди понимают отдых на даче как застолье под любимый музон.
Фото PhotoXPres­s.ru Наши люди понимают отдых на даче как застолье под любимый музон.
 ?? Фото PhotoXPres­s.ru ?? Когда на соседнем участке гремит и завывает группа «Ленинград» – работается не очень.
Фото PhotoXPres­s.ru Когда на соседнем участке гремит и завывает группа «Ленинград» – работается не очень.
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia