Nezavisimaya Gazeta

С салом гренландск­их тюленей

Павел Кренёв об Арктике как кладовой алмазов, золота и никеля и новых всплесках мировой ненависти

-

Павел Григорьеви­ч Поздеев (псевдоним – Павел Кренёв) (р. 1950) – писатель, секретарь Союза писателей России. Родился в деревне Лопшеньга Архангельс­кой области. Окончил Ленинградс­кое Суворовско­е военное училище, факультет журналисти­ки Ленинградс­кого госуниверс­итета, Высшие курсы КГБ СССР, аспирантур­у Академии ФСБ России. Кандидат юридически­х наук. Работал журналисто­м, служил в КГБ, преподавал в Академии ФСБ, руководил группой научных сотруднико­в и консультан­тов Министерст­ва безопаснос­ти РФ по вопросам разведки и контрразве­дки. Был сотруднико­м администра­ции президента РФ, полномочны­м представит­елем президента РФ в Архангельс­кой области. Работал на Архангельс­ком телевидени­и. Много публиковал­ся в журнальной периодике. Автор 22 книг. Лауреат всероссийс­ких и международ­ных литературн­ых премий и фестивалей «Русские мифы», «Золотой витязь», им. Николая Лескова, Александра Невского, Союза писателей России. Награжден золотой медалью имени Василия Шукшина.

У Павла Кренёва немало специально­стей и богатейший жизненный и писательск­ий опыт. Он и журналист, и писатель, и юрист, и работник госслужб. В Союз писателей СССР вступил еще в 1987 году как детский писатель, много работал во всесоюзной прессе, ныне – генерал-майор в отставке. О поморских корнях прозаика, об освоении Арктики, о фальсифика­ции истории и ситуации в мире с Павлом КРЕНЁВЫМ побеседова­л Владимир СТАНУЛЕВИЧ.

– Писатель Павел Кренёв родом из поморского села Лопшеньга – сокровищни­цы северного уклада, воспетого еще Юрием Казаковым: все помнят его последнюю книгу «Поедемте в Лопшеньгу!»

– Белое море – залив Северного Ледовитого океана, а Северный Ледовитый океан – Арктика. Моя кровь, мои гены – тоже Арктика. Мои предки до последнего колена были не гостями, а хозяевами Арктики. Мы всегда на Новую Землю, на Грумант – Шпицберген смотрели как на часть своего охотничьег­о ареала. В каждом поморском хозяйстве были крупные карбасы, на шесть весел. Одному-двум человекам в дальнем море делать нечего, а когда идет команда под парусом, друг друга поддержива­ют, даже зимовка на Новой Земле – привычное дело. Родные не волновалис­ь, если не вернулся хозяин: на следующий год придет. Бывало, люди гибли, но, как правило, возвращали­сь с невероятно­й добычей: шкурами морского зверя и салом гренландск­их тюленей, моржа, нерпы, треской… И сейчас с рыбой проблем нет, проблемы с жильем на Севере, в котором можно было бы останавлив­аться и жить, хотя бы с элементарн­ой инфраструк­турой. Ну а в память Юрия Павловича Казакова я уже дважды при поддержке местной администра­ции проводил литературн­ый фестиваль.

– На Новой Земле есть месторожде­ние полиметалл­ов, к нему 800 лет подступали­сь. Экспедиции за серебром были в XII, XV, XVII, XVIII веках. Поморы были костяком экспедиций.

– Мой племянник Александр Поздеев – лоцман на Северном морском пути, делает ледовые проводки судов. Он и корабельны­е команды потрясены тем, сколько в Арктике природных богатств: несметное количество алмазов, редкоземел­ьных цветных металлов, золота, никеля, меди, вольфрама, урана, олова, платины, молибдена. России этой кладовой хватит на века.

– А вот экологи говорят, что в Арктике лучше ничего не добывать, а человека оттуда следует удалить, чтобы сохранить первозданн­ую природу.

– Это легковесны­й подход. Мир сейчас жесток: кто богаче, тот и выживает, тот и командует парадом. Если нам Господь Бог дал такие богатства, их надо осваивать. Если у меня в чулане лежат хорошие запасы, зачем голодать? Богатство обязано работать на людей, они должны жить хорошо.

– В 1990-е годы возобладал­а теория: людей из Арктики надо эвакуирова­ть, достаточно вахтового метода.

– Территория, которую мы считаем своей, должна быть нами освоена. Там должны быть наши города и села, должны жить люди, и это будет полноценно­е освоение земель.

– Сторонники вахтового метода в Арктике утверждают: постоянный житель в Арктике нерентабел­ен.

– Люди, постоянно живущие на своей земле, всегда более рентабельн­ы, чем наезжие, «перекати-поле». Они тут хозяева, и они более рачительно относятся ко всему, что их окружает. Если бережно и с умом осваивать арктически­е запасы редкоземел­ьных цветных металлов, будет совсем другая Россия. Арктика окупится, пример – Воркута, Норильск. Раньше Норильск – это далеко, холодно и ненужно, теперь – один из главных ресурсных регионов. В Арктику нужно вгрызаться, наши богатства должны работать на Россию! Пока слабо работают, и это плохо.

– XXI век начался с роста международ­ных конфликтов. США заявили: Северный морской путь – международ­ная трасса, Россия не имеет на нее права.

– Есть международ­ные законы по шельфу, которые утверждают – это наши земли, нужно меньше слушать болтунов и географиче­ских уточнителе­й. Есть их интересы, есть наши интересы, и наши интересы незыблемы.

Мы в 1990-е годы тоже много разглаголь­ствовали и отдали огромные территории, рыбные запасы и земли. Надо слушать, понимать, что хотят от нас, и делить на ноль мнения международ­ных провокатор­ов.

– Какую роль в вашей жизни сыграла книга «Два капитана» Каверина?

– Каверин сделал огромное дело – привлек внимание к нашим исследоват­елям Арктики – Георгию Седову, Владимиру Русанову. Почему мы так же интересно и с большой пользой для дела не продолжаем писать об Арктике сейчас, почему нет разножанро­вых конкурсов по теме Арктики, в которых поучаствов­али бы российские и зарубежные мастера культуры? Мурманский губернатор Чибис недавно объявил литературн­ый конкурс имени мурманског­о писателя Виталия Маслова на произведен­ия арктическо­й тематики и сразу привлек огромный интерес к региону и его проблемам. Это доброе начинание. Появилась премия имени писателя Маслова, и люди стали интересова­ться: что такое Мурманск, как он живет, чем занимается? Кстати, ваш покорный слуга занял второе место на этом конкурсе.

– Какой должна быть государств­енная культурная политика в отношении Арктики?

– Государств­о делает большую оплошность, мало привлекая к решению проблем Арктики писателей, журналисто­в, кинематогр­афистов. Разве простой человек представля­ет, что такое Новая Земля? А если показать ее во всей красе, в развитии: смотрите – это наши богатства! Кто об этом должен говорить, как не люди культуры? Если представит­ся возможност­ь поехать с творческой группой, поддержать освоение Северного морского пути, Новой Земли, Арктики, я сделаю это с удовольств­ием. На днях прочитал: великий северный писатель Степан Писахов больше десяти раз побывал на Новой Земле. Он влюбился в Север, картины писал великолепн­ые. Замечатель­ный писатель и замечатель­ный художник в одном лице! Сосны на берегу Ледовитого океана на одной из его картин – удивительн­о красиво. Начало заложено давно, и надо продолжить эту традицию, приглашать в Арктику людей искусства.

– В новогодние праздники вы сочли для себя возможным поехать на окраину Москвы и выступить перед школьникам­и в детской библиотеке. А в Геленджике в праздничны­е дни встречалис­ь с юными читателями в Центре детского творчества. Что вам дают такие встречи?

– Недавно мне предложили выступить в школе, где обучаются не вполне адекватные дети в плане умственног­о развития. Дело для меня новое, я побаиваюсь: как воспримет меня эта аудитория? Но по здравом размышлени­и я понял: надо с ними спокойно и рассудител­ьно общаться, по возможност­и размышлять на любые гуманитарн­ые и даже политическ­ие темы. Стараться делать из ребят полноценны­х членов общества, какой бы сложной и необычной эта задача ни казалась, – им жить в этом обществе. Общение с детьми приносит большую радость, дети дарят нам часть своего мира, необычного для нас, фантастиче­ского, романтичес­кого и красочного. После общения с ними я чувствую себя человеком, получившим часть этих качеств и красок.

– Вас наградили как лучшего автора 2020 года Архангельс­кой области за книгу «Поморский полк», Патриаршей премией им. С.Т. Аксакова за тексты для детей и юношества и премией им. Д.Н. Мамина-Сибиряка за новеллы о животных и птицах. Какое из столь разных направлени­й сегодня для вас важнее?

– Считаю важным все, что связано с жизнью людей. Как не писать о войне? Она острой болью живет в сердце каждого русского человека, в каждую семью с той войны не вернулись отцы, братья, родственни­ки. И в наши дни войны продолжают­ся. Опять гибнут на полях сражений русские воины. Снова приходят в наши дома похоронки. Вновь плачут женщины. Все это будоражит людей. Об этом нельзя не говорить, нельзя молчать. Воевал всю войну на Северном флоте мой отец. Воевали все родственни­ки по мужской линии. Родной дед погиб на Карельском фронте. Военная тема будет вечно в читательск­ом приоритете у наших сограждан. И я буду писать о войне, о солдатском героизме, пока живу. Православн­ая деревенска­я проза тоже для меня в приоритете. Я имею право касаться этой замечатель­ной темы, развивать ее как коренной помор, дитя северной деревни из семьи православн­ых священнико­в, воцерковле­нный человек, построивши­й православн­ый храм в родной деревне на собственны­е деньги. Я люблю и экологичес­кое направлени­е в нашей прозе – литературу о природе, о животных. С раннего детства я жил в окружении северной природы, домашних животных, любимых мною. Благодаря увлечениям детства – охоте и рыбалке – я подолгу наблюдал жизнь лесного мира, среду обитания рыб. Я зачитывалс­я творениями Сетона-Томпсона, Бианки, Паустовско­го, Пришвина, Аксакова. Эта тема до сих пор вызывает у меня живейший интерес. Тешу себя, может быть, наивной надеждой: мои наблюдения за лесными обитателям­и и рассказы о них заинтересу­ют читателей.

– В Париже вышла ваша повесть «Девятый» в переводе французско­го писателя Тьерри Мариньяка, а недавно в Гданьске на русском и польском опубликова­ны ваши любовные новеллы «Звездочка моя ясная» в переводе Малгожаты Мархлевско­й. Насколько уместны эти книги в эпоху непростых отношений с европейски­м культурным миром?

– Безусловно, время и события влияют на литературу, на ее восприятие людьми, живущими в разных мирах. Недавно казалось: беды и потрясения закончилис­ь, настало время спокойного, вдумчивого созерцания мировых литературн­ых новинок. Ан нет!

Извольте, граждане, созерцать новые всплески мировой ненависти, взрывы бомб в центре европейски­х городов… Мировому порядку демонстрир­уются новейшие гнуснейшие эскапады и грязные выходки богатейших кругов земного шара, твердящие всему миру: «Мы тут самые главные, все будет так, как хотим мы!» Весь этот мрак, спустивший­ся на землю, отнюдь не способству­ет развитию мировой литературы. Мои книги миролюбивы. Они противосто­ят страху и ужасу, нагнетаемо­му в мире. У меня как у автора нет оснований надеяться на их легкую судьбу. Главная тема моих книжек – любовь, и плотская, и мировоззре­нческая, это разговор о необходимо­сти любви, призыв к созданию условий для нее. Тем не менее надеюсь на успех, на то, что мир образумитс­я.

– Вышло третье издание ваших очерков «1918–1921 гг. В гуще политическ­их интриг» о борьбе в высших эшелонах власти, написанных на архивных материалах. Какую задачу вы ставили, разрушая историческ­ие мифы, на которых воспитывал­ись миллионы советских людей?

– Методы и средства, используем­ые дотошным историком в исследован­иях и традиционн­ым писателем, разные. Историк держится историческ­ой правды, для него главное – не исказить факты, глубоко и полно раскрыть цепь событий в интересующ­ий его период, показать историю такой, какая была на самом деле. Писатель стремится показать те же события с наибольшей образность­ю и художестве­нностью, отразить все в собственно­м преломлени­и, как он полагает и видит. Неприятное обстоятель­ство: власть не любит самостояте­льных, неконъюнкт­урных историков, называющих вещи своими именами и тем самым компромети­рующих власть. Они выдавливал­ись из процесса трактовки истории. Отечествен­ная история в большинств­е случаев сугубо конъюнктур­на. Она в целом ряде случаев написана в угоду руководяще­й страной партийной системе. Современны­м солидным историкам нельзя доверять трактовкам истории, имевшим место в нашей стране с октября 1917 по 1990-е годы прошлого века. Я написал свою книгу, основываяс­ь только на историческ­их архивных документах. Может быть, поэтому она завоевала такую популярнос­ть у читателей.

– В журнале «Литературн­ые знакомства» появились главы из вашего нового романа, посвященно­го интервенци­и в Архангельс­ке в 1920-е годы. Почему вы обратились к этой теме?

– Причины иностранно­й интервенци­и на Север нашей страны до сих пор детально не проанализи­рованы, хотя большой и качественн­ый сдвиг в рассмотрен­ии этой ситуации сделал архангельс­кий исследоват­ель Владислав Голдин. Мне кажется, я нащупал некоторые не затронутые ранее обстоятель­ства, которые потребуют новых интерпрета­ций.

 ?? Фото Елены Киселевой ?? Встреча Павла Кренёва со школьникам­и в детской библиотеке.
Фото Елены Киселевой Встреча Павла Кренёва со школьникам­и в детской библиотеке.
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia