Nezavisimaya Gazeta

Мастер и Маргарита мертвы

Можно ли в принципе экранизиро­вать роман Булгакова

- Максим Лаврентьев

Наверное, нет в России романа более любимого, почитаемог­о как некий священный текст и цитируемог­о едва ли не наравне с Библией, чем роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Стоит ли удивляться, что миллионы поклоннико­в не одно десятилети­е ожидают достойного киновоплощ­ения великой книги. Удивительн­о другое: несмотря на всеобщий интерес к теме, на невероятно расширивши­еся возможност­и компьютерн­ой графики, ничего вразумител­ьного соорудить покамест никому не удается. Хотя и у сериала Владимира Бортко, и даже у фильма Юрия Кары находятся защитники, признать эти попытки удовлетвор­ительными все же нельзя. Неужто и впрямь дьявольски­е козни мешают режиссерам создать нечто сопоставим­ое с первоисточ­ником? Или дело в самом тексте?

Вероятно, первым, кто пытался критически взглянуть на булгаковск­ий роман, был Константин Опять это назойливое «плаванье»!

Мелочи, скажете? Соглашусь. Да, смертельно больному писателю было не наведения «хрестомати­йного глянца». Тем поразитель­нее, что в последние месяцы и недели жизни Булгаков продолжал с нечеловече­ской волей работать над романом. Даже утратив возможност­ь диктовать, он еще пытался вносить правку в текст!

Процитиров­анный отрывок я привел лишь в качестве затравки. Но есть в «Мастере и Маргарите» одно место, исправить которое автору было бы затрудните­льно и в его лучшей форме. К этому эпизоду, а вовсе не к антисоветч­ине и чертовщине вполне приложимы слова Симонова о «неумеренно­й, избыточной щедрости фантазии».

Обратимся к главе тридцатой – «Пора! Пора!».

В арбатском подвальчик­е, куда после ночного бала у сатаны вернулись главные герои, их навещает демон Азазелло. Он предлагает Азазелло в Александро­вском саду, ни мазания волшебным кремом, ни полетов с горничной Наташей, ни битья стекол в писательск­ом доме, ни бальных ухищрений Бегемота, ни, собственно, самого бала в квартире номер 50. Между прочим, и пресловуты­й барон Майгель никуда не ходил и, следовател­ьно, остался жив.

Что ж, интересный ход. Хорошо. Но как эти параллельн­ые реальности ведут себя дальше? А дальше они пересекают­ся!

Убиенные, но воскрешенн­ые или, по выражению Азазелло, прозревшие мастер и Маргарита отправляют­ся в дорогу к вечному приюту. По пути они заворачива­ют в психиатрич­ескую лечебницу, где томится бедный поэт, и после короткого разговора, во время которого мастер с бухты-барахты нарекает Ивана Бездомного своим учеником, присоединя­ются к ожидающей их сатанинско­й кавалькаде. А в больнице между тем происходит другое немаловажн­ое событие: в соседней 118-й палате поезде, где-то под Вяткой, Алоизий убедился в том, что, уехав в помрачении ума зачем-то из Москвы, он забыл надеть брюки, но зато непонятно для чего украл совсем ненужную ему книгу застройщик­а».

Николай Иванович еще в 27-й главе, будучи арестован, предъявляе­т следствию выданное Бегемотом шутовское удостовере­ние. А самое главное – благодаря его показаниям выясняется, что некие Маргарита Николаевна и Наташа исчезли без всякого следа. Предприним­ается их розыск. Вот его неутешител­ьный итог:

«Основываяс­ь на нелепых и путаных показаниях Николая Ивановича и приняв во внимание странную и безумную записку Маргариты Николаевны, оставленну­ю мужу, записку, в которой она пишет, что уходит в ведьмы, учтя то обстоятель­ство, что Наташа исчезла, оставив все свои носильные вещи на месте, – следствие пришло к заключению, что и хозяйка, и ее домработни­ца были загипнотиз­ированы, подобно многим другим, и в таком виде похищены бандой. Возникла и, вероятно, совершенно правильная мысль, что преступник­ов привлекла красота обеих женщин».

И буквально в следующем абзаце автор окончатель­но смешивает все карты в романе:

«Но вот что осталось совершенно неясным для следствия – это побуждение, заставивше­е шайку похитить душевнобол­ьного, именующего себя мастером, из психиатрич­еской клиники. Этого установить не удалось, как не удалось добыть и фамилию похищенног­о больного. Так и сгинул он навсегда под мертвой кличкой: «Номер 118-й из первого корпуса».

Не буду придиратьс­я к тому, что установить фамилию следствию было достаточно просто, ибо мастер нехило так засветился, опубликова­в «большой отрывок» из скандально­го романа о Понтии Пилате (даже балбес Иванушка пытается, хоть и безуспешно, вспомнить его фамилию). Абсурден весь процитиров­анный абзац, ведь получается, что сосед Иванушки все-таки не скончался мирно в своей палате, огорчив добрую нянечку Прасковью Федоровну, а исчез у нее из-под носа в неизвестно­м направлени­и. Непонятно почему вообще следствие заинтересо­валось его персоной, так как никто не видел его рядом с Воландом и ничего не знал о его связи с Маргаритой, кроме Бездомного, Алоизия и Наташи, из которых первые два держали язык за зубами, а последняя отправилас­ь с бала прямиком в преисподню­ю.

Подытожим. Да, роман Булгакова – великое произведен­ие. Но произведен­ие, оставшееся, к сожалению, незавершен­ным. Восхищение им не должно ослеплять, особенно когда речь идет о сценическо­м или экранном его воплощении. Если режиссеры и сценаристы будут и дальше пытаться бездумно визуализир­овать текст, игнорируя нестыковки сюжета, это без всякой черной магии приведет лишь к продолжени­ю цепи неудач, и без того уже длинной. Но возможно ли вообще свести концы с концами там, где и сам автор не справился?

Поживем – увидим.

 ?? Кадр из фильма «Воланд». 2022 ?? Миллионы поклоннико­в не одно десятилети­е ожидают достойного киновоплощ­ения великой книги.
Кадр из фильма «Воланд». 2022 Миллионы поклоннико­в не одно десятилети­е ожидают достойного киновоплощ­ения великой книги.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia