Ев­ро­пы При­тя­же­ние

На сам­мит Во­сточ­но­го парт­нер­ства в Брюс­се­ле впер­вые при­бы­ли пред­ста­ви­те­ли сра­зу ше­сти пост­со­вет­ских рес­пуб­лик

Novaya Gazeta - - МАНЕВРЫ - Алек­сандр МИНЕЕВ, соб. корр. «Но­вой», Брюс­сель

Впер­вые в нем при­ня­ли уча­стие все шесть охва­чен­ных им стран: на­ря­ду с Азер­бай­джа­ном, Ар­ме­ни­ей, Гру­зи­ей, Мол­до­вой и Укра­и­ной бы­ла еще и Бе­ла­русь. Пер­вые пять пред­став­ля­ли го­су­дар­ствен­ные ли­де­ры (в слу­чае Мол­до­вы — пре­мьер-ми­нистр). А Алек­сандр Лу­ка­шен­ко по­сле дли­тель­но­го «ка­ран­ти­на» по­ка не ре­шил­ся на ев­ро­пей­ский бе­не­фис и при­слал ми­ни­стра ино­стран­ных дел.

По ков­ро­вой до­рож­ке во­круг ги­гант­ско­го све­тя­ще­го­ся ша­ра в но­вом кор­пу­се «Ев­ро­па», штаб­к­вар­ти­ре Ев­ро­пей­ско­го со­ве­та, вдоль по­лу­коль­ца прес­сы, още­ти­нив­ше­го­ся мик­ро­фо­на­ми и объ­ек­ти­ва­ми, про­шли ли­де­ры и пред­ста­ви­те­ли 28 стран ЕС и ше­сти стран­парт­не­ров.

Од­ни, как Те­ре­за Мэй, Ан­ге­ла Мер­кель или гла­ва МИД Бе­ла­ру­си Вла­ди­мир Ма­кей, оста­нав­ли­ва­лись, что­бы по­об­щать­ся с жур­на­ли­ста­ми, дру­гие, как Иль­хам Али­ев или Петр По­ро­шен­ко, про­сле­до­ва­ли пря­мо к про­то­коль­но­му по­ди­у­му, где их на фоне си­не­го фла­га ЕС жда­ли пред­се­да­тель Ев­ро­со­ве­та До­нальд Туск, гла­ва Ев­ро­ко­мис­сии Жан-Клод Юн­кер и пре­мьер-ми­нистр пред­се­да­тель­ству­ю­щей в ЕС Эсто­нии Юри Ра­тас.

Устро­и­те­ли по­ста­ра­лись всем ри­ту­а­лом и ат­мо­сфе­рой по­ка­зать един­ство в раз­но­об­ра­зии, нена­вяз­чи­вость, стра­те­ги­че­скую при­вер­жен­ность об­щим це­лям в об­ход раз­но­гла­сий. Это от­ли­ча­ло встре­чу в Брюс­се­ле от преды­ду­щих в Пра­ге, Вар­ша­ве, Виль­ню­се и Ри­ге, где глав­ное вни­ма­ние бы­ло об­ра­ще­но на стра­ны, ко­то­рые силь­нее сту­ча­лись в ев­ро­пей­ские две­ри. Се­го­дня под­чер­ки­ва­лось, что, да­же на­хо­дясь не в луч­шей фор­ме, Ев­ро­со­юз оста­ет­ся при­тя­га­тель­ным для пост­со­вет­ских го­су­дарств.

Он сде­лал вы­во­ды из укра­ин­ско­го кри­зи­са и бо­лее от­чет­ли­во ар­ти­ку­ли­ру­ет прин­цип «парт­нер­ства по по­треб­но­стям». Для Азер­бай­джа­на оно бу­дет иным, чем для Гру­зии, а глу­би­на и охват со­труд­ни­че­ства с Ар­ме­ни­ей — не та­ки­ми, как с Укра­и­ной. Тем, кто то­ро­пит­ся всту­пить в ЕС, ука­за­но, что сей­час не вре­мя: ни они по­ка не го­то­вы, ни Ев­ро­со­ю­зу сей­час не до это­го.

Впро­чем, про­ект Во­сточ­но­го парт­нер­ства, во­пре­ки рас­хо­же­му мне­нию, не за­мыш­лял­ся как этап на пу­ти к вступ­ле­нию в ЕС. Он со­зда­вал­ся ско­рее как по­яс ста­биль­ных и бо­лее или ме­нее де­мо­кра­ти­че­ских го­су­дарств у во­сточ­ных ру­бе­жей ЕС.

Рос­сия оста­лась за пре­де­ла­ми про­ек­та, по­то­му что еще до его за­пус­ка за­яви­ла о сво­ей осо­бо­сти в си­лу раз­ме­ра и о на­ме­ре­нии стро­ить с Ев­ро­пой при­ви­ле­ги­ро­ван­ные от­но­ше­ния.

Ито­го­вая де­кла­ра­ция го­во­рит о спло­чен­но­сти ЕС и стран Во­сточ­но­го парт­нер­ства. Но ше­стер­ка про­ек­та — это не ко­ман­да. Укра­и­на, Мол­до­ва и Гру­зия за­клю­чи­ли с Ев­ро­со­ю­зом со­гла­ше­ния об ас­со­ци­а­ции и сво­бод­ной тор­гов­ле и за­яви­ли о це­ли всту­пить в ЕС. По­рой це­ной кро­ви, осо­бен­но Укра­и­на. Все по­лу­чи­ли во­жде­лен­ный «без­виз», чем во­всю поль­зу­ют­ся, не толь­ко для ту­риз­ма и куль­тур­но­го об­ме­на, но и не со­всем ле­галь­но­го тру­до­устрой­ства в ЕС.

Ар­ме­ния в том са­мом 2013 го­ду, по­сле ви­зи­та пре­зи­ден­та Сарг­ся­на в Моск­ву, со­вер­ши­ла кру­той раз­во­рот, от­ка­зав­шись под­пи­сы­вать уже свер­стан­ное со­гла­ше­ние об ас­со­ци­а­ции с Ев­ро­со­ю­зом, и за­яви­ла о же­ла­нии всту­пить в Евразий­ский

В де­кла­ра­ции сам­ми­та ни сло­ва об от­но­ше­ни­ях с Рос­си­ей. Буд­то бы о ней, как о по­кой­ном, — ли­бо хо­ро­шо, ли­бо ни­че­го. По прин­ци­пу наи­мень­ше­го об­ще­го зна­ме­на­те­ля меж­ду под­пи­сан­та­ми вы­бра­ли «ни­че­го»

со­юз, ко­опе­ри­ро­вать­ся с Рос­си­ей. Там, в от­ли­чие от Укра­и­ны, это не при­ве­ло к Ев­ро­май­да­ну.

Но сей­час, не­смот­ря на то, что она ин­те­гри­ру­ет­ся с Рос­си­ей в Евразий­ском со­ю­зе, Ар­ме­ния под­пи­са­ла с ЕС со­гла­ше­ние о все­объ­ем­лю­щем парт­нер­стве, ко­то­рое чуть усту­па­ет по глу­бине несо­сто­яв­ше­му­ся со­гла­ше­нию об ас­со­ци­а­ции. На­вер­ное, иным бу­дет и на­хо­дя­ще­е­ся в ста­дии под­го­тов­ки со­гла­ше­ние с Азер­бай­джа­ном.

Бе­ла­русь — так­же член ЕврАзЭС — дол­го не об­суж­да­лась как парт­нер ЕС из-за экс­тра­ва­гант­ной по­ли­ти­ки Лу­ка­шен­ко, гру­бей­ших на­ру­ше­ний при­ци­пов де­мо­кра­тии и прав че­ло­ве­ка, она бы­ла фак­ти­че­ски ис­клю­че­на из про­ек­та до луч­ших вре­мен.

Азер­бай­джан, бо­га­тый нефтью и га­зом, в от­ли­чие от пя­ти осталь­ных, не нуж­да­ет­ся в ев­ро­пей­ской фи­нан­со­вой по­мо­щи. Но его «про­све­щен­ный мо­нарх», без­упреч­но го­во­ря­щий по-ан­глий­ски, тя­го­те­ет к ци­ви­ли­зо­ван­ной Ев­ро­пе, хо­тя та по­сто­ян­но упре­ка­ет его в дик­та­тор­ском прав­ле­нии. При­ле­тев в Брюс­сель, Али­ев по­се­тил штаб-квар­ти­ру НАТО и встре­тил­ся с ген­се­ком, как и его про­за­пад­ные кол­ле­ги из Укра­и­ны, Гру­зии и Мол­до­вы. Он хо­чет в пер­спек­ти­ве про­да­вать свои нефть и газ в Ев­ро­пу по Юж­но­му ко­ри­до­ру, ми­нуя Рос­сию. Его ЕС не кри­ти­ку­ет так жест­ко, как кри­ти­ко­вал Лу­ка­шен­ко.

Ар­ме­ния и Азер­бай­джан фак­ти­че­ски в со­сто­я­нии вой­ны из-за На­гор­но­го Ка­ра­ба­ха. Но в ба­ре Ев­ро­пей­ско­го со­ве­та в пят­ни­цу Сарг­сян и Али­ев за од­ним сто­ли­ком мир­но, без эмо­ций пи­ли ко­фе и раз­го­ва­ри­ва­ли (по-рус­ски). Это сви­де­тель­ство то­го, что Во­сточ­ное парт­нер­ство ЕС ста­ло од­ной из пло­ща­док уре­гу­ли­ро­ва­ния за­мо­ро­жен­ных кон­флик­тов пост­со­вет­ско­го про­стран­ства.

В при­ня­той на сам­ми­те сов­мест­ной де­кла­ра­ции го­во­рит­ся об укреп­ле­нии эко­но­ми­ки и улуч­ше­нии ры­ноч­ных воз­мож­но­стей, укреп­ле­нии си­стем управ­ле­ния, вза­им­ных свя­зей, пе­ре­чис­ле­ны два­дцать кон­крет­ных це­лей со­труд­ни­че­ства до 2020 го­да.

Но ни сло­ва об от­но­ше­ни­ях с Рос­си­ей. Буд­то бы о ней, как о по­кой­ном, — ли­бо хо­ро­шо, ли­бо ни­че­го. По прин­ци­пу наи­мень­ше­го об­ще­го зна­ме­на­те­ля меж­ду под­пи­сан­та­ми вы­бра­ли «ни­че­го».

Ан­ти­рос­сий­ская ри­то­ри­ка не по­па­ла в ито­го­вый до­ку­мент, хо­тя и зву­ча­ла в за­ле за­се­да­ний и да­же на ито­го­вой пресс-кон­фе­рен­ции. Те­ре­за Мэй на­зва­ла Рос­сию враж­деб­ной стра­ной, тор­пе­ди­ру­ю­щей ко­рен­ные ев­ро­пей­ские цен­но­сти. Бри­та­ния ухо­дит из ЕС, но не ухо­дит из Ев­ро­пы, под­черк­ну­ла она, по­это­му во­прос о цен­но­стях оста­нет­ся ак­ту­аль­ным.

Пред­се­да­тель Ев­ро­со­ве­та Туск пред­ста­вил се­бя жи­вым при­ме­ром. Он пол­жиз­ни про­жил в со­вет­ской си­сте­ме и пол­жиз­ни на За­па­де, в по­ли­ти­че­ском смыс­ле это­го сло­ва. Во­сточ­ное парт­нер­ство не на­це­ле­но про­тив Рос­сии, за­явил он. Это вза­и­мо­вы­год­ное парт­нер­ство су­ве­рен­ных стран. Но ЕС осуж­да­ет агрес­сив­ную по­ли­ти­ку Рос­сии и ни­ко­гда не при­зна­ет ан­нек­сии Кры­ма. По сло­вам Тус­ка, Во­сточ­ное парт­нер­ство — это не со­стя­за­ние меж­ду ЕС и Рос­си­ей, не гло­баль­ный кон­курс кра­со­ты (хо­тя сам он зна­ет, ка­кую кра­са­ви­цу вы­брал бы).

Укра­ине Ев­ро­со­юз ока­зы­ва­ет без­услов­ную по­ли­ти­че­скую под­держ­ку. Пост­со­вет­ские парт­не­ры про­яв­ля­ют сдер­жан­ность. Но ни­кто из них не при­знал ан­нек­сию Кры­ма и тем бо­лее са­мо­про­воз­гла­шен­ные «ЛНР» и «ДНР». Кремль не мо­жет по­хва­стать­ся кон­тро­лем над быв­ши­ми са­тел­ли­та­ми. Они са­ми се­бе на уме, хо­тя их са­мо­сто­я­тель­ность огра­ни­че­на.

ЕС в оче­ред­ной раз под­твер­дил со­ли­дар­ность с Укра­и­ной, под­держ­ку ее тер­ри­то­ри­аль­ной це­лост­но­сти, неза­ви­си­мо­сти и су­ве­ре­ни­те­та. Обе­щал вы­пол­нить при­ня­тые ра­нее фи­нан­со­вые обя­за­тель­ства пе­ред ней. Но его яв­но раз­дра­жа­ет за­тя­нув­ша­я­ся неопре­де­лен­ность: лю­ди у вла­сти в Ки­е­ве не вы­пол­ня­ют тре­бо­ва­ний Ев­ро­май­да­на.

По сло­вам гла­вы Ев­ро­ко­мис­сии Юн­ке­ра, Укра­и­на до­би­лась зна­чи­тель­но­го про­грес­са в пре­об­ра­зо­ва­ни­ях. Но не та­ко­го зна­чи­тель­но­го, ка­ко­го же­лал бы Ев­ро­со­юз. Вой­на в Дон­бас­се — это, ко­неч­но, тя­же­ло, но она не мо­жет слу­жить оправ­да­ни­ем мед­ли­тель­но­сти Ки­е­ва в про­ве­де­нии тре­бу­е­мых Ев­ро­со­ю­зом по­ли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских ре­форм, по­пу­сти­тель­ства в борь­бе с кор­руп­ци­ей. ЕС недо­во­лен неже­ла­ни­ем или неспо­соб­но­стью укра­ин­ских вла­стей при­стру­нить уль­тра­пра­вых на­ци­о­на­ли­стов. Это — хо­лод­ный душ на По­ро­шен­ко и ки­ев­ских по­ли­ти­ков, ко­то­рые обос­но­вы­ва­ли свое пер­вен­ство на пу­ти в Ев­ро­пу од­ной лишь кро­вью май­да­на. Ге­ро­изм непо­пу­ляр­ных ре­форм цен­нее ге­ро­из­ма бар­ри­кад, да­ла по­нять пре­зи­дент Лит­вы Да­ля Гри­ба­ус­кай­те.

Укра­ин­ский кри­зис и Мин­ские до­го­во­рен­но­сти с по­езд­кой в Минск канц­ле­ра ФРГ и пре­зи­ден­та Фран­ции при­ве­ли к по­теп­ле­нию от­но­ше­ния ЕС к Лу­ка­шен­ко. Из «по­след­не­го дик­та­то­ра Ев­ро­пы» он пре­вра­тил­ся в по­лез­но­го бро­ке­ра меж­ду ЕС, Укра­и­ной и Рос­си­ей. Это мно­го­го сто­ит.

Гла­ву МИД Бе­ла­ру­си Ма­кея свои же жур­на­ли­сты до­ни­ма­ли во­про­са­ми: не­уже­ли их стране при­дет­ся со­рев­но­вать­ся в «ев­ро­пей­с­ко­сти» с Ар­ме­ни­ей и Азер­бай­джа­ном, до­го­нять их в по­лу­че­нии пра­ва на сво­бод­ную тор­гов­лю с Ев­ро­пой и без­ви­зо­вые по­езд­ки?

Из 25 лет ис­то­рии Бе­ла­ру­си как са­мо­сто­я­тель­но­го го­су­дар­ства при­мер­но 20 лет от­но­ше­ния с ЕС бы­ли пло­хи­ми, на­пом­нил он. По­это­му не все сра­зу — дай­те вре­мя. Бе­ла­русь стре­мит­ся к ев­ро­пей­ским стан­дар­там и близ­ким от­но­ше­ни­ям с ЕС не мень­ше, чем дру­гие стра­ны Во­сточ­но­го парт­нер­ства. Глав­ное — век­тор.

Устро­и­те­ли сам­ми­та по­ста­ра­лись всем ри­ту­а­лом по­ка­зать при­вер­жен­ность об­щим це­лям в об­ход раз­но­гла­сий

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.