«Лю­бовь за­трат­на и про­ти­во­ре­чит вы­го­де»

Свя­щен­ник из Под­мос­ко­вья взял на себя функ­ции Мин­здра­ва

Novaya Gazeta - - СПЕШИТЕ ДЕЛАТЬ - Фо­то «Но­вая» Ни­ки­та ГИРИН, Свет­ла­ны ВИДАНОВОЙ — для «Но­вой»

Это вот отец Ди­о­ни­сий. Тре­тье­го дня он во­шел в боль­ни­цу го­ро­да, близ ко­то­ро­го жи­вет, с рас­ход­ни­ка­ми для ин­су­ли­но­вых помп, ко­то­рые ку­пил на свои, что­бы раз­дать ро­ди­те­лям, чьи де­ти боль­ны диа­бе­том, по­то­му что иные из них не по­лу­ча­ют по­ло­жен­ные бес­плат­но ка­нюли и ка­те­те­ры с ок­тяб­ря 2017 го­да.

Тут сра­зу очень мно­го во­про­сов (как при­да­точ­ных во вто­ром пред­ло­же­нии).

По­лу­ча­ет­ся, ба­тюш­ка недо­во­лен по­ли­ти­кой вла­стей? А где день­ги взял? За­чем ему по­на­до­би­лось звать жур­на­ли­стов? Да и во­об­ще: мож­но ли ве­рить пра­во­слав­но­му свя­щен­ни­ку, ко­то­рый зо­вет себя име­нем раз­нуз­дан­но­го древ­не­гре­че­ско­го бо­га?

Мы к нему по­еха­ли, и он на всё от­ве­тил. Отец Ди­о­ни­сий — в ми­ру Де­нис Со­ко­лов — встре­тил нас на без­люд­ной ж/д стан­ции. Вид у него что ни на есть ди­о­ни­сий­ский. Мож­но за­про­сто пред­ста­вить его в ги­ма­тии и с на­пол­нен­ным кан­фа­ром. Но был он в рас­пах­ну­той курт­ке по­верх си­не­го под­ряс­ни­ка, ни­же ко­то­ро­го вы­гля­ды­ва­ли спор­тив­ные шта­ны с лам­па­са­ми. Ска­зал: «Я так по­ни­маю, что вы — это вы, а я — это я». И при­гла­сил в ав­то­мо­биль «Додж» модели «Джор­ни». «Пу­те­ше­ствие» то есть.

Пу­те­ше­ствие о. Ди­о­ни­сия к ве­ре на­ча­лось в ме­ди­цин­ском кол­ле­дже. Он да­же по­ра­бо­тал 4 го­да в ре­ани­ма­ции и уже со­брал­ся по­сту­пать в ме­да­ка­де­мию, как вдруг свер­нул в се­ми­на­рию. «Ме­ди­ци­на не мог­ла от­ве­тить на все мои во­про­сы». Сей­час Со­ко­ло­ву 41, у него во­семь детей, он лю­бит ки­но, На­бо­ко­ва и Пе­ле­ви­на, а с 2003 го­да слу­жит на­сто­я­те­лем Тро­иц­ко­го хра­ма в под­мос­ков­ной де­ревне Дра­че­во. С ко­ло­коль­ни хо­ро­шо вид­но, что он сто­ит меж двух де­ре­вен­ских по­ло­вин: ста­рин­ной бед­ной и кот­те­дж­ной бо­га­той. Храм — един­ствен­ное место, где их оби­та­те­ли пе­ре­се­ка­ют­ся.

— Слы­ша­ли но­вость? — спро­сил ба­тюш­ка. — В Гер­ма­нии по­явил­ся ро­бот­свя­щен­ник. До­жи­ли!

Со­ко­лов убеж­ден, что ве­ра бо­лее ос­но­ва­на на прак­ти­ке, чем на тео­рии. А ка­кое че­ло­ве­ко­лю­бие про­явит ро­бот, у ко­то­ро­го мож­но вы­брать лишь го­лос и тип бла­го­сло­ве­ния?

— По­ка жи­во че­ло­ве­че­ское в лю­дях, мир бу­дет жить. Как толь­ко мы все ста­нем ро­бо­та­ми, нам ко­нец. За­кон за­ко­ном, но лю­бовь ни­кто не мо­жет от­ме­нить. Я мо­гу ска­зать, что, несмотря на про­ти­во­по­лож­ные взгля­ды в дог­ма­ти­ке с му­суль­ма­на­ми, ар­мя­на­ми, ка­то­ли­ка­ми и дру­ги­ми, я ча­сто ви­жу в них хри­сти­ан боль­ше, чем в себе са­мом. По­то­му что Бог дал им то, че­го ча­сто не хва­та­ет нам — под­лин­но­го че­ло­ве­ко­лю­бия, — ска­зал свя­щен­ник. И вспом­нил слу­чай. Как был в Ти­бе­те. И уви­дел мо­на­ха, ки­пя­тив­ше­го чай­ник на солн­це с по­мо­щью лин­зы из нержа­вей­ки. На мо­на­хе бы­ла жел­тая шап­ка. То есть он сле­до­вал уче­нию Ге­лу­г­па («доб­ро­де­тель» по-на­ше­му). Отец Ди­о­ни­сий был в кур­се, что уче­ни­ков этой шко­лы буд­дий­ской мысли дол­гое время пре­сле­до­ва­ли. И за­хо­тел под­дер­жать мо­на­ха. Но знал лишь од­но слово. Его и ска­зал:

— Ге-луг-па. Жел­то­ша­поч­ник об­нял ба­тюш­ку, при­жал­ся к нему и по­вто­рил:

— Ге-луг-па.

«Язык люб­ви уни­вер­са­лен», — поды­то­жил о. Ди­о­ни­сий.

Я то­гда то­же вспом­нил слу­чай. Как был на Со­лов­ках. И хо­тел на­пи­сать заметку о на­сто­я­те­ле да­ле­ко­го ски­та. Мне под­ска­за­ли, что преж­де сле­ду­ет на­пи­сать ему СМС — с прось­бой бла­го­сло­вить. Я скри­вил­ся, но на­пи­сал. Мо­нах от­ве­тил, что преж­де сле­ду­ет на­пи­сать СМС на­сто­я­те­лю мо­на­сты­ря, ко­то­рый ве­да­ет ски­том. Я на­пи­сал и ему. На­сто­я­тель (без ду­ра­ков) от­ве­тил, что нуж­но спро­сить у пат­ри­ар­ха. Те­ле­фон, ко­неч­но, не дал, но со­вер­шен­но яс­но, ко­му пе­ре­слал бы мое со­об­ще­ние пат­ри­арх.

А тут ба­тюш­ка без вся­ко­го спро­са ку­пил ка­нюли и устро­ил гу­ма­ни­тар­ную ак­цию.

— Цер­ковь же, — уди­вил­ся я, — очень иерар­хич­ная струк­ту­ра…

На что отец Ди­о­ни­сий от­ве­тил про­по­ве­дью о са­мо­сто­я­тель­но­сти. Пред­ла­га­ем до­пол­нить ею пе­ре­из­да­ние Би­б­лии. Вот она:

— В 2008 го­ду у ме­ня слу­чил­ся ост­рый пан­кре­а­тит. Я в ре­ани­ма­ции про­ле­жал дол­гое время. Са­хар­ный диа­бет — это неиз­беж­ное ослож­не­ние по­сле де­струк­ции под­же­лу­доч­ной же­ле­зы, — рас­ска­зы­вал ба­тюш­ка по до­ро­ге в боль­ни­цу. — По­том за­бо­ле­ла дочь. У нее диа­бет воз­ник, су­дя по все­му, по­сле грип­по­по­доб­ной ин­фек­ции. Она ста­ла вя­лой, от­ка­зы­ва­лась от пи­щи. У ме­ня сра­зу про­мельк­ну­ла мысль. Но я дол­го от себя ее гнал. А по­том по­ме­рил са­хар.

То есть я столк­нул­ся с этим лич­но. И ко­гда в ап­те­ке пе­ре­ста­ли вы­да­вать ин­фу­зи­он­ные на­бо­ры, я пы­тал­ся ре­шить про­бле­му спо­со­бом тра­ди­ци­он­ным. Пи­сал в раз­ные ин­стан­ции, что­бы го­су­дар­ство ис­пол­ня­ло свои обя­за­тель­ства. Но си­ту­а­ция за­шла в ту­пик: ме­сяц про­шел, два про­шло, три, че­ты­ре. И я по­нял, что по­ми­мо ме­ня в этом за­ме­ша­ны дру­гие лю­ди. Я, при­хо­дя в аптеку, слы­шал, как они ру­га­ют­ся. Что я мо­гу в этой си­ту­а­ции сде­лать? То­же ру­гать­ся? Де­мо­ны от нас толь­ко это­го и ждут. Что­бы мы ис­пор­ти­ли от­но­ше­ния. А они бу­дут со­би­рать свою жат­ву.

Внут­ренне я уве­рен, что де­лать доб­ро тай­но — бо­лее пра­виль­но. Но то, что я де­лаю сегодня, я де­лаю не ра­ди по­хва­лы. Ко­гда го­рит дом на де­ревне, у те­бя есть два пу­ти: ли­бо лечь на печ­ку, ли­бо под­нять­ся на ко­ло­коль­ню и бить в ко­ло­кол, что­бы об­ра­тить вни­ма­ние других. Вот я бью в ко­ло­кол.

Да, ко­неч­но, иерар­хия есть иерар­хия. Но ска­жи­те мне, по­жа­луй­ста. Вот че­ло­век на ули­це спо­ткнул­ся и упал в грязь. Мне зво­нить на­чаль­ни­ку или что-то сде­лать самому? Все-та­ки неко­то­рые ве­щи мы долж­ны ре­шать, не до­жи­да­ясь санк­ции на­чаль­ству­ю­щих ор­га­нов. Вс­пом­ни­те о доб­ром са­ма­ря­нине. Че­ло­ве­ка из­би­ли на ули­це, и он ле­жал окро­вав­лен­ный на до­ро­ге. Свя­щен­ник шел и про­шел ми­мо. И по­мощ­ник свя­щен­ни­ка шел и то­же про­шел ми­мо. У них бы­ли ка­кие-то оправ­да­ния, де­ла бы­ли важ­ные, цер­ков­ные. А шел ми­мо языч­ник, са­ма­ря­нин, и по­мог. Еван­ге­лие учит нас са­мо­сто­я­тель­но­сти. Вот преж­де чем сде­лать зло — по­зво­ни и спро­си.

— По­хо­же, все как-то по-дру­го­му чи­та­ют Еван­ге­лие.

— Со­вер­шен­но с ва­ми со­гла­сен, — по­ник го­ло­вой отец Ди­о­ни­сий. — Гос­подь ска­зал: «Лю­би­те друг дру­га». Он не ска­зал: «Лю­би­те толь­ко тех, кто вам нра­вит­ся». Но лю­бовь за­трат­на и про­ти­во­ре­чит вы­го­де. По­это­му про­ще, ко­неч­но, ни­че­го не де­лать. К мир­ским во­про­сам.

Отец Ди­о­ни­сий «про­ана­ли­зи­ро­вал весь ин­тер­нет», на­шел са­мо­го при­ем­ле­мо­го по­став­щи­ка и за­ка­зал две поч­то­вые ко­роб­ки ин­фу­зи­он­ных на­бо­ров — на всех.

«Мы все на­блю­да­ем­ся у од­но­го спе­ци­а­ли­ста, я уточ­нил, сколь­ко се­мей, и опо­ве­стил их в вот­са­пе».

Вы­шло 70 ты­сяч руб­лей. «У ме­ня соб­ствен­ных де­нег нет. День­ги при­над­ле­жат мо­им при­хо­жа­нам и еди­но­мыш­лен­ни­кам. У свя­щен­ни­ков есть офи­ци­аль­ная зар­пла­та, 15–20 ты­сяч. Но про­жить на нее крайне слож­но. По­это­му паства свя­щен­ни­ка не остав­ля­ет. Это тра­ди­ци­он­но и со­вер­шен­но есте­ствен­но. Ес­ли ты хо­ро­ший свя­щен­ник, то лю­ди не да­дут те­бе про­пасть. Лю­бой хо­ро­ший специалист — хоть врач, хоть ба­тюш­ка — бу­дет поль­зо­вать­ся до­ве­ри­ем людей».

В боль­ни­це о. Ди­о­ни­сия уже жда­ла груп­па ро­ди­те­лей и врач. У Ма­ри­ны Ев­се­е­вой сын бо­ле­ет седь­мой год. Ре­бе­нок Ири­ны Куд­ряв­це­вой в этот день от­ме­тил 10-лет­ний «юби­лей» сво­е­го диа­бе­та. Вось­ми­лет­ней Ва­ре Лан­цо­вой ди­а­гно­сти­ро­ва­ли диа­бет, ко­гда ей был год и че­ты­ре ме­ся­ца. «Трое су­ток ко­мы», — вспо­ми­на­ет ее ма­ма Вик­то­рия. Ива­но­ва Оль­га, сын Мак­сим, 11 лет, «бо­ле­ем с че­ты­рех». Ме­люш­ки­на Ека­те­ри­на, сын Егор, 4 го­да, «бо­ле­ем год и три ме­ся­ца»… Все де­ти по­лу­ча­ют пен­сию по ин­ва­лид­но­сти — 12 с неболь­шим ты­сяч. И вот по­след­ние несколь­ко ме­ся­цев 7500 при­хо­дит­ся от­да­вать на ин­фу­зи­он­ные на­бо­ры.

— В упа­ков­ке де­сять штук, — го­во­рит Вик­то­рия Лан­цо­ва. — Од­но­го хва­та­ет на три дня. А ес­ли что-то не так вста­ло, то не хва­та­ет. Ка­ню­ля мо­жет за­гнуть­ся. Бы­ва­ет, по две-три ме­ня­ешь за день.

— Каж­дый год у нас од­но и то же, — се­ту­ют ро­ди­те­ли. — С ок­тяб­ря-но­яб­ря и до мар­та ме­ся­ца ста­биль­но. На­вер­ное, фи­нан­си­ро­ва­ния нету.

— Как же, — воз­ра­жа­ет кто-то, — это ведь фе­де­раль­ные льго­ты, это за­кла­ды­ва­ет­ся за­ра­нее.

Ме­ха­низм вы­да­чи ин­фу­зи­он­ных на­бо­ров та­ков. Каж­дый ме­сяц эн­до­кри­но­лог по­да­ет за­яв­ку в фар­м­от­дел боль­ни­цы. Фар­м­от­дел от­прав­ля­ет ее в Мин­здрав ре­ги­о­на. Мин­здрав спус­ка­ет на­бо­ры в ап­те­ки на ме­стах.

«В ап­те­ках нам го­во­рят: не при­вез­ли. В фар­м­от­дел зво­ним, они то­же: нет на скла­дах. А куда де­ва­ют­ся день­ги? — спра­ши­ва­ют ма­мы. — Мы пи­шем жа­ло­бы, а они про­вер­ки устра­и­ва­ют не Мин­здра­ву, а един­ствен­но­му на рай­он вра­чу».

Раз­дав на­бо­ры, свя­щен­ник до­ста­ет из­за па­зу­хи ин­су­ли­но­вую пом­пу с тру­боч­кой, убе­га­ю­щей внутрь под­ряс­ни­ка, и на паль­цах объ­яс­ня­ет прин­цип ее дей­ствия.

— Вот сам при­бор. Внут­ри ре­зер­ву­ар, в него на­би­ра­ет­ся ин­су­лин. К нему и под­клю­ча­ет­ся наш ин­фу­зи­он­ный на­бор: тру­боч­ка и игол­ка. Иг­лу обыч­но вво­дят в пе­ред­нюю по­верх­ность жи­во­та. В пом­пе есть про­грам­ма­тор, ко­то­рый обес­пе­чи­ва­ет по­ступ­ле­ние ин­су­ли­на в кровь по­сто­ян­но.

У пом­пы очень ка­че­ствен­ный швей­цар­ский мо­тор, по­это­му она и сто­ит не мень­ше ста ты­сяч руб­лей. Но по­че­му на тру­боч­ке-то, эле­мен­тар­ной пла­сти­ко­вой тру­боч­ке, на­пи­са­но «MADE IN MEXICO», а не «СДЕ­ЛА­НО В РОС­СИИ», и ро­ди­те­ли детей с диа­бе­том вы­нуж­де­ны по­ку­пать их по 700 руб. за 1 шт.?

На об­рат­ном пу­ти свя­щен­ни­ку по­зво­ни­ла эн­до­кри­но­лог и по­про­си­ла не упо­ми­нать в за­мет­ке ее имя и не пуб­ли­ко­вать фо­то­гра­фии с ней. Об ак­ции от­ца Ди­о­ни­сия про­зна­ло ру­ко­вод­ство боль­ни­цы. Жен­щи­на рас­тре­во­жи­лась, хо­тя и не участ­во­ва­ла в ор­га­ни­за­ции встре­чи. Она все­го лишь не бы­ла про­тив. Но иерар­хия есть иерар­хия.

— В та­ком слу­чае дей­ству­ем по прин­ци­пу «не на­вре­ди», — на­пут­ство­вал ба­тюш­ка.

По­том был чай с пон­чи­ка­ми в Тро­иц­ком хра­ме. По сто­лу пол­за­ли му­равьи. С фо­то­гра­фии на под­окон­ни­ке смот­рел преж­ний пат­ри­арх. На пол­ке у рас­ка­лен­ной ме­тал­ли­че­ской пе­чи сто­ял спрей от ожо­гов.

Отец Ди­о­ни­сий еще несколь­ко раз до­сад­ли­во по­мя­нул ро­бо­та-свя­щен­ни­ка.

Я по­ду­мал, что ес­ли его со­тво­рят по об­ра­зу и по­до­бию Со­ко­ло­ва, ни­че­го ху­до­го не бу­дет.

Ин­фу­зи­он­ные на­бо­ры для диа­бе­ти­ков

Отец Ди­о­ни­сий и его паства

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.