В по­ис­ках по­те­рян­ной рен­ты

Novaya Gazeta - - ГЛАВНАЯ ТЕМА / ПЕНСИОННАЯ ГЛАВНАЯ РЕФОРМА -

На­ка­нуне при­ня­тия за­ко­на о пен­си­он­ной ре­фор­ме Фонд Его­ра Гай­да­ра про­вел в Са­ха­ров­ском цен­тре при­ме­ча­тель­ную дис­кус­сию, в ко­то­рой при­ня­ли уча­стие «глав­ный за­щит­ник» по­вы­ше­ния пен­си­он­но­го воз­рас­та эко­но­мист Вла­ди­мир НАЗАРОВ и один из са­мых по­сле­до­ва­тель­ных кри­ти­ков ре­фор­мы со­цио­лог Ки­рилл РОГОВ. Спор в ито­ге свел­ся к то­му, как Рос­сия при­шла к ны­неш­ней си­ту­а­ции, ко­гда «туч­ные го­ды» обо­ра­чи­ва­ют­ся «непо­пу­ляр­ны­ми ре­фор­ма­ми», а еще к то­му: ка­кая ло­ги­ка важ­нее — фи­нан­со­вая или по­ли­ти­че­ская.

Вла­ди­мир НАЗАРОВ:

— Пен­си­он­ная си­сте­ма воз­ник­ла не вче­ра, ей уже по­ряд­ка 130 лет. Речь идет о клас­си­че­ской рас­пре­де­ли­тель­ной си­сте­ме, ко­то­рая охва­ты­ва­ет всю или зна­чи­тель­ную часть на­се­ле­ния. Эта си­сте­ма воз­ник­ла как от­вет на ин­ду­стри­а­ли­за­цию, как от­вет на то, что зна­чи­тель­ная часть сель­ско­хо­зяй­ствен­ных ра­бот­ни­ков пе­ре­се­ля­лась в го­ро­да, где они бы­ли ли­ше­ны под­держ­ки се­мей, под­держ­ки пат­ри­ар­халь­но­го укла­да. И в от­вет на этот вы­зов же­лез­ный канц­лер От­то фон Бисмарк ввел вот эту рас­пре­де­ли­тель­ную си­сте­му, смысл ко­то­рой был пре­дель­но ясен: мы страху­ем на са­мом де­ле не воз­раст, мы страху­ем ин­ва­лид­ность. Ко­гда че­ло­век по­лу­чил трав­му на про­из­вод­стве, ему на­до по­мочь, нель­зя оста­вить его без хле­ба. При этом счи­та­лось, что по­сле опре­де­лен­но­го воз­рас­та бес­смыс­лен­но со­зы­вать ко­мис­сию и про­ве­рять, мо­жет че­ло­век ра­бо­тать или не мо­жет. Этот воз­раст был по­став­лен — 70 лет. Пен­си­он­ная си­сте­ма за­ду­мы­ва­лась ис­клю­чи­тель­но как пен­сия по ин­ва­лид­но­сти.

По­сле Вто­рой ми­ро­вой вой­ны стра­ны всту­пи­ли в уни­каль­ный для них пе­ри­од. Во-пер­вых, ано­маль­ный темп эко­но­ми­че­ско­го ро­ста. Во-вто­рых, де­тей ста­но­ви­лось все мень­ше и мень­ше, но ста­ри­ков бы­ло еще ма­ло, а ра­бо­че­го на­се­ле­ния, на­обо­рот, очень мно­го. То есть то­гда был ко­лос­саль­ный де­мо­гра­фи­че­ский бо­нус. И стра­нам на­ча­ло ка­зать­ся, что мож­но де­лать очень щед­рые со­ци­аль­ные про­грам­мы. Не­обя­за­тель­но ори­ен­ти­ро­вать­ся на ин­ва­лид­ность, мож­но про­сто по воз­рас­ту да­вать опре­де­лен­ное фи­нан­си­ро­ва­ние. И од­но­вре­мен­но шло со­рев­но­ва­ние со­ци­а­ли­сти­че­ской си­сте­мы и ка­пи­та­ли­сти­че­ской за бо­лее низ­кий воз­раст вы­хо­да на пен­сию.

Все бы­ло ве­ли­ко­леп­но, пен­сии бы­ли вы­со­кие, пен­си­он­ный воз­раст низ­кий, но фа­за де­мо­гра­фи­че­ско­го пе­ре­хо­да про­шла, де­тей боль­ше не ста­ло, а ста­ри­ков ста­но­ви­лось все боль­ше и боль­ше. И боль­шин­ство стран уже к 70-м го­дам про­шло­го ве­ка на­ча­ло по­ни­мать, что эта си­сте­ма не вы­тя­ги­ва­ет­ся. Ре­а­ги­ро­ва­ли на это по-раз­но­му. Кто-то пен­сии умень­шал, кто-то стра­хо­вые взно­сы уве­ли­чи­вал. Но боль­шин­ство ре­ши­ло, что мож­но и нуж­но по­вы­шать пен­си­он­ный воз­раст. Бла­го си­ту­а­ция силь­но по­ме­ня­лась. Боль­шин­ство лю­дей уже не бы­ло за­ня­то тя­же­лым фи­зи­че­ским тру­дом, ко­то­рым яв­но по­сле 70 лет за­ни­мать­ся не сто­ит, а бы­ли за­ня­ты в ос­нов­ном в сфе­ре услуг. Яв­ля­ет­ся ли этот спо­соб ба­лан­си­ров­ки иде­аль­ным? Нет, ко­неч­но. Не на ве­ка этот спо­соб. Но в этот ис­то­ри­че­ский пе­ри­од он аб­со­лют­но необ­хо­дим.

По­че­му не на ве­ка? По­то­му что рань­ше пен­си­он­ный воз­раст был та­кой чер­той, и всем бы­ло оче­вид­но, что по­сле это­го воз­рас­та че­ло­век не мо­жет ра­бо­тать. Сей­час мы та­кую чер­ту про­ве­сти про­сто не мо­жем. Кто-то ра­бо­та­ет, пре­крас­но се­бя чув­ству­ет и за­ра­ба­ты­ва­ет по­сле 80 лет, а кто-то из-за на­уч­но-тех­ни­че­ско­го про­грес­са оста­нет­ся без­ра­бот­ным в 30 лет.

Пен­си­он­ная же си­сте­ма неиз­беж­но бу­дет по­ти­хонь­ку сво­ра­чи­вать­ся.

Но на­до сде­лать так, что­бы это по­ти­хонь­ку рас­пре­де­ля­лось на те по­ко­ле­ния, ко­то­рые к это­му го­то­вы. Тем, ко­то­рым до пен­сии остал­ся ка­кой-то ма­лый про­ме­жу­ток, им мож­но пред­ло­жить: вы чуть-чуть от­ло­жи­те воз­раст вы­хо­да на пен­сию, и то­гда, со­от­вет­ствен­но, по­лу­чи­те боль­ший ко­эф­фи­ци­ент сме­ще­ния, боль­ше пен­сию. Все день­ги дей­стви­тель­но бу­дут по­тра­че­ны на по­вы­ше­ние пен­сии. Преду­смот­ре­на уже ин­дек­са­ция пен­сий с 1 ян­ва­ря на 7%. По­это­му это съест го­раз­до боль­ше, чем эко­но­мия, — при­мер­но на 700 млрд руб­лей. По­это­му во­об­ще невер­но го­во­рить, что это про эко­но­мию. Это как раз про по­вы­ше­ние ко­эф­фи­ци­ен­та за­ме­ще­ния. Про­сто не лю­бой це­ной, как рань­ше. Вот рань­ше мы, ко­гда рен­ты бы­ло за­лей­ся, мог­ли лю­бой це­ной по­вы­сить ко­эф­фи­ци­ент за­ме­ще­ния (один из клю­че­вых па­ра­мет­ров пен­си­он­ной ре­фор­мы, от­ра­жа­ю­щий со­от­но­ше­ние сред­ней пен­сии к сред­ней зар­пла­те в стране), несмот­ря на ста­ре­ние на­се­ле­ния, сей­час уже все по­ни­ма­ют, что и рен­та ко­неч­на, и на­се­ле­ние ста­ре­ет го­раз­до ин­тен­сив­нее, чем рань­ше ду­ма­ли де­мо­гра­фы.

Ки­рилл РОГОВ:

— Мне очень при­ят­но де­ба­ти­ро­вать с Вла­ди­ми­ром, я очень ува­жаю его как эко­но­ми­ста, но я, ко­неч­но, его опро­верг­ну пол­но­стью — не по­то­му, что он пло­хо де­ла­ет свою ра­бо­ту, а по­то­му, что эта ра­бо­та огра­ни­че­на неко­то­рым кус­ком, и есть дру­гая часть ра­бо­ты, ко­то­рую Вла­ди­мир не де­ла­ет. Нач­нем с опро­вер­же­ния неко­то­рых рас­хо­жих фор­мул.

Пер­вое. Го­су­дар­ство не пла­тит нам пен­сии. Пен­си­он­ный фонд фор­ми­ру­ет­ся из от­чис­ле­ний на­ло­гов ра­бо­та­ю­щих се­го­дня лю­дей. По­том эти день­ги вы­пла­чи­ва­ют­ся пен­си­о­не­рам. Вто­рое. Нет та­ко­го во­про­са, что го­су­дар­ству не хва­тит де­нег на пен­сии, ес­ли мы все оста­вим как есть. В 1990-е го­ды в Рос­сии бы­ло очень ма­ло де­нег, и все рав­но пен­сии пла­ти­ли. Про­сто они бы­ли ма­лень­ки­ми. Ес­ли мы все оста­вим как есть, то, мо­жет быть, пен­сии опять ста­нут ма­лень­ки­ми. Мож­но вы­хо­дить на пен­сию хоть в 30 лет, и по­том пла­тить с ко­эф­фи­ци­ен­том за­ме­ще­ния 8%. По­это­му преж­де все­го нас об­ма­ны­ва­ют, ко­гда нам не го­во­рят, ка­кой точ­но па­ра­метр за­ме­ще­ния дол­жен быть до­стиг­нут при по­вы­ше­нии пен­си­он­но­го воз­рас­та. И это уже иг­ра с аб­со­лют­ным неиз­вест­ным. Это иг­ра в под­кид­но­го или в пе­ре­вод­но­го. А не в эко­но­ми­ку и не в ре­аль­ный до­го­вор граж­дан и го­су­дар­ства.

Нам го­во­рят, что Меж­ду­на­род­ная ор­га­ни­за­ция тру­да ре­ко­мен­ду­ет 40% ко­эф­фи­ци­ен­та за­ме­ще­ния. Нам не го­во­рят, что у нас бу­дет 40%. Го­во­рят, что ес­ли мы не под­ни­мем пен­си­он­ный воз­раст, то у нас бу­дет ко­эф­фи­ци­ент за­ме­ще­ния 22%. И без это­го во­про­са раз­го­вор о по­вы­ше­нии пен­си­он­но­го воз­рас­та не име­ет ни­ка­ко­го смыс­ла. Как вы ду­ма­е­те, ка­кой бу­дет ко­эф­фи­ци­ент за­ме­ще­ния че­рез 15 лет? Хо­ти­те, я вам от­ве­чу, ка­кой бу­дет ко­эф­фи­ци­ент? Та­кой, на ко­то­рый мы со­гла­сим­ся. Он бу­дет, как и сей­час, в рай­оне 30%. По­то­му что 30%, ко­то­рые сей­час есть, — это неко­то­рый по­ли­ти­че­ский ба­ланс, неко­то­рая гра­ни­ца роп­та­ния. Ес­ли сде­лать ко­эф­фи­ци­ент за­ме­ще­ния 26%, то по­ли­ти­че­ская си­сте­ма за­ша­та­ет­ся. Но он не бу­дет 35%, по­ка вы это­го не по­тре­бу­е­те.

По­тре­бо­вать мож­но. Де­ло в том, что у нас есть ре­зер­вы для ре­ше­ния пен­си­он­ной про­бле­мы. Это рен­та. Рос­сия с эко­но­ми­че­ской точ­ки зре­ния очень слож­ная стра­на. У нее есть очень пло­хие сто­ро­ны и есть хо­ро­шие. Пло­хая но­вость про рос­сий­скую эко­но­ми­ку со­сто­ит в том, что у нас при до­ста­точ­но низ­кой эф­фек­тив­но­сти эко­но­ми­ки до­ста­точ­но вы­со­кие рас­хо­ды на труд. И эта до­ля сни­жа­ет воз­мож­ную до­лю ин­ве­сти­ций. Так уж сло­жи­лось. Пен­си­он­ная си­сте­ма — один из фак­то­ров это­го. И нам нуж­но со­вер­шить ма­невр, при ко­то­ром мы долж­ны как-то по­вы­шать эф­фек­тив­ность эко­но­ми­ки, имея та­кое небла­го­при­ят­ное со­от­но­ше­ние в ее ба­зо­вых струк­тур­ных па­ра­мет­рах.

И у нас есть хо­ро­шее усло­вие — рен­та. Ко­то­рая, в прин­ци­пе, поз­во­ля­ет со­вер­шить та­кой ма­невр. Ес­ли бы мы за­фик­си­ро­ва­ли рас­хо­ды неф­те­га­зо­вых ком­па­ний и до­хо­ды от экс­пор­та неф­ти и га­за на уровне 2005 го­да, то к на­сто­я­ще­му вре­ме­ни в неко­ем пред­по­ла­га­е­мом фон­де бу­ду­щих по­ко­ле­ний долж­но бы­ло на­хо­дить­ся $1,2 трлн дол­ла­ров. Это боль­ше, чем сей­час на­хо­дит­ся в нор­веж­ском фон­де. Но­р­ве­гия ин­ве­сти­ру­ет эти день­ги под 6% го­до­вых — со­от­вет­ствен­но, по­лу­ча­ет­ся $60 млрд в год. Ес­ли бы мы по­лу­ча­ли столь­ко, то мы бы на две тре­ти за­кры­ва­ли весь бюд­жет­ный транс­фер.

Кро­ме то­го, у нас прак­ти­че­ски не со­би­ра­ет­ся рен­та с экс­пор­та мно­гих дру­гих ре­сур­сов. Как счи­та­ют неко­то­рые эко­но­ми­сты, за­ни­жен уро­вень на­ло­го­об­ло­же­ния в га­зо­вой сфе­ре — там недо­со­би­ра­ет­ся рен­та. Плюс к то­му у нас есть ре­зерв из про­да­жи го­су­дар­ствен­ных ак­ти­вов, и эти день­ги так­же мог­ли бы вой­ти в этот фонд.

Не бы­ва­ет чи­сто эко­но­ми­че­ских ре­форм. Ре­фор­мы — это по­лит­эко­но­мия. И это пе­ре­рас­пре­де­ле­ние де­нег меж­ду раз­ны­ми груп­па­ми в об­ще­стве. У нас боль­ше все­го на ду­шу на­се­ле­ния во всем ми­ре мил­ли­ар­де­ров, у нас эко­но­ми­ка очень оли­гар­хи­че­ская, ко­то­рая фор­ми­ру­ет огром­ные до­хо­ды, ко­то­рые до­воль­но уз­кие груп­пы лю­дей при­ва­ти­зи­ру­ют.

И это си­сте­ма, ко­то­рая не рас­со­сет­ся са­ма со­бой. Сей­час она ис­пы­ты­ва­ет неко­то­рое де­неж­ное огра­ни­че­ние и пы­та­ет­ся бу­ду­щие огра­ни­че­ния ча­стич­но пе­ре­ло­жить со сво­их плеч на на­ши. Соб­ствен­но го­во­ря, то, что пред­ла­га­ет­ся в ре­фор­ме, это идея о том, что при уве­ли­че­нии ко­ли­че­ства пен­си­о­не­ров мы со­хра­ним 30% за­ме­ще­ния. Но да­же это нам не га­ран­ти­ро­ва­но, ес­ли ухуд­шат­ся внеш­ние эко­но­ми­че­ские усло­вия. И нам необ­хо­ди­мо со­вер­шать струк­тур­ный ма­невр, в ко­то­ром мы смо­жем об­суж­дать во­прос пен­си­он­но­го воз­рас­та, ес­ли мы вме­сте с го­су­дар­ством опре­де­лим те источ­ни­ки до­хо­да, ко­то­рые бу­дут фор­ми­ро­вать бу­ду­щий пен­си­он­ный фонд. Это очень про­сто. Се­го­дня день­ги от экс­пор­та энер­го­ре­сур­сов по­сту­па­ют в бюд­жет, там их тра­тят так, как нуж­но оли­гар­хи­че­ской эко­но­ми­ке. По­том на­чи­на­ют рас­пре­де­лять меж­ду граж­да­на­ми остав­ше­е­ся. А я пред­ла­гаю на­обо­рот. Эти день­ги долж­ны пря­мо от­прав­лять­ся в пен­си­он­ный фонд, ко­то­рый по­мо­жет ре­шать пен­си­он­ную про­бле­му.

Это важ­но — го­во­рить о день­гах, ко­то­рые уже про­еде­ны. Ес­ли лю­ди, ко­то­рые ру­ко­во­ди­ли стра­ной, уже их про­ели, то ре­фор­му нуж­но на­чи­нать с то­го, что не до­ве­рять ее этим лю­дям

Вла­ди­мир НАЗАРОВ:

— Как мож­но го­во­рить о тех день­гах, ко­то­рые уже про­еде­ны? Мы их уже с ва­ми схрум­ка­ли. Сей­час этих ре­зер­вов нет, а ко­эф­фи­ци­ент за­ме­ще­ния дер­жать на­до. Ту ги­гант­скую сум­му, о ко­то­рой го­во­рил Ки­рилл, мы мог­ли бы тео­ре­ти­че­ски ско­пить за 12 лет ги­пер­вы­со­ких цен на нефть. Но этих де­нег боль­ше нет, в фон­де на­ци­о­наль­но­го бла­го­со­сто­я­ния кро­хи оста­лись. Ку­да по­шли все эти день­ги? На са­мом де­ле они по­шли на со­ци­ал­ку. До 2008 го­да мы ко­пи­ли ров­но столь­ко, сколь­ко и пред­ла­гал Ки­рилл на­ко­пить. По­это­му я за ба­зу срав­не­ния взял 2008 и 2017 год. Ку­да ушел весь при­рост в 18 трил­ли­о­нов руб­лей? 44% — это рас­хо­ды на со­ци­аль­ную по­ли­ти­ку. Уве­ли­чи­ли прак­ти­че­ски на 60% ба­зо­вую часть пен­сии. На вто­ром ме­сте 18% — это рас­хо­ды на об­ра­зо­ва­ние, здра­во­охра­не­ние, то, что мы счи­та­ем важ­ны­ми ин­ве­сти­ци­я­ми в че­ло­ве­че­ский ка­пи­тал. Сле­ду­ю­щее — на­ци­о­наль­ная эко­но­ми­ка. Это 15%. И те си­ло­ви­ки, ко­то­рые нас всех воз­му­ща­ют, — 11%. Ко­неч­но, часть этих де­нег осе­ла по­нят­но где, но льви­ная до­ля бы­ла по­тра­че­на имен­но на рост пен­сии.

Ки­рилл РОГОВ:

— Это важ­но — го­во­рить о день­гах, ко­то­рые уже про­еде­ны. Ес­ли лю­ди, ко­то­рые ру­ко­во­ди­ли стра­ной, уже их про­ели, то ре­фор­му нуж­но на­чи­нать с то­го, что не до­ве­рять ее этим лю­дям. Это пер­вое! Вто­рое — ни­че­го не кон­чи­лось. У нас есть огром­ная го­су­дар­ствен­ная соб­ствен­ность. И у нас се­го­дня нефть $75 или $80 за бар­рель. Я го­во­рю об очень про­стой струк­тур­ной ре­фор­ме: мы на­чи­на­ем фик­си­ро­вать, что зна­чи­тель­ная часть на­ших неф­тя­ных до­хо­дов во­об­ще не по­па­да­ет в бюд­жет, а сра­зу от­прав­ля­ет­ся в неф­тя­ной фонд. И по­это­му этот фонд бу­дет по­пол­нять­ся да­же при бо­лее низ­ких це­нах на нефть. Ес­ли бу­дет ма­лень­кая рен­та, зна­чит, ма­лень­кая бу­дет ко­пить­ся. Боль­шая — зна­чит, боль­шая бу­дет ко­пить­ся. Но она все­гда бу­дет ко­пить­ся, а не по­сту­пать в рас­пре­де­ли­лов­ку стро­и­те­лей мо­стов в раз­лич­ных на­прав­ле­ни­ях.

Во­прос из за­ла:

— По­че­му в пен­си­он­ной ре­фор­ме мы не тро­га­ем чи­нов­ни­ков, бюд­жет­ни­ков, льгот­ни­ков и си­ло­ви­ков, ко­то­рые рань­ше вы­хо­дят на пен­сию и по­лу­ча­ют боль­ше? 10% всех пен­си­он­ных рас­хо­дов идет толь­ко на си­ло­ви­ков.

Вла­ди­мир НАЗАРОВ:

— До­сроч­ни­ков око­ло со­ро­ка групп. Часть ре­ше­ний уже при­ня­то по «вред­ни­кам», до­сроч­ни­кам — уве­ли­чить для них та­риф стра­хо­вых взно­сов. От 2 до 8% боль­ше пла­тят за них ра­бо­то­да­те­ли, ес­ли у них есть вред­ные или опас­ные ра­бо­чие ме­ста. По­то­му что рань­ше у ра­бо­то­да­те­лей был пря­мой сти­мул на­ра­щи­вать ко­ли­че­ство этих «вред­ни­ков», что­бы как мож­но боль­ше по­лу­чить де­нег из бюд­же­та. И, со­от­вет­ствен­но, за­чем пла­тить че­ло­ве­ку зар­пла­ту до­пол­ни­тель­но, ес­ли щед­рое го­су­дар­ство ему пла­тит. По­это­му они во «вред­ни­ки» за­пи­са­ли сек­ре­тарш, бух­гал­те­ров — всех, ко­го на за­во­дах на­шли, всех за­пи­са­ли. Ко­гда им вы­ка­ти­ли до­пол­ни­тель­ный та­риф, они сра­зу об­рат­но всех этих сек­ре­та­рей пе­ре­пи­са­ли в обыч­ных со­труд­ни­ков и по­ти­хонь­ку на­чи­на­ют про­во­дить ат­те­ста­цию ра­бо­чих мест и раз­би­рать­ся с «вред­но­стью».

По учи­те­лям, вра­чам уже при­ня­то ре­ше­ние о том, что им на­чи­на­ет­ся уве­ли­че­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та при­мер­но на 5 лет, как и всем осталь­ным ка­те­го­ри­ям. То есть они то­же не ста­ли ис­клю­че­ни­ем. По во­ен­ным. Это на са­мом де­ле очень слож­ная те­ма. Я изу­чил пен­си­он­ные си­сте­мы раз­ных стран ми­ра. В США ров­но та­кая же, как у нас. Сам не по­ве­рил. 20 лет слу­жишь, по­том сра­зу на пен­сию — и все. Толь­ко сей­час они ка­кие-то до­пол­ни­тель­ные на­ко­пи­тель­ные эле­мен­ты вво­дят.

У них то­же огром­ная ар­мия и огром­ные зар­пла­ты. В иде­а­ле, ко­неч­но, хо­те­лось бы, что­бы че­ло­век, за­кон­чив во­ен­ную ка­рье­ру, шел пе­ре­учи­вать­ся. То­гда быв­шие во­ен­ные на­чи­на­ли бы граж­дан­скую ка­рье­ру и вы­хо­ди­ли бы на пен­сию, как и все, в 60 лет, но по­лу­ча­ли бы две пен­сии. Для них не жал­ко, по­то­му что эти лю­ди ро­ди­ну за­щи­ща­ют. По­верь­те, про­стых ре­ше­ний тут нет. У нас оста­лись не охва­чен­ны­ми ре­фор­мой толь­ко си­ло­вой блок и неко­то­рые ма­лые спис­ки ти­па ба­ле­рин.

Во­прос из за­ла:

— Мы не Ка­тар и не Араб­ские Эми­ра­ты. Да­же ес­ли мы на­ко­пим $1 трлн неф­те­га­зо­вой рен­ты, это­го все рав­но бу­дет недо­ста­точ­но для со­дер­жа­ния пен­си­он­ной си­сте­мы

Ки­рилл РОГОВ:

— Мы кру­че. Ес­ли вспо­ми­нать Но­р­ве­гию, то на ду­шу на­се­ле­ния у нас го­раз­до мень­ше неф­те­га­зо­вый до­ход. Но аб­со­лют­ный до­ход неф­те­га­зо­вый у нас боль­ше. И у нас на­се­ле­ние го­раз­до бед­нее. И в прин­ци­пе нуж­ные нам день­ги — ма­лень­кие. Се­го­дня рос­сий­ский пен­си­о­нер в год сто­ит 2300 дол­ла­ров. Это ерун­да. Вкла­ды­ва­е­те на 5% до­ход­но­сти — по­лу­ча­ет­ся $50 млрд. Вот эти $50 млрд пе­ре­да­е­те в пен­си­он­ный фонд. Это уже 30% от все­го объ­е­ма [го­до­вых рас­хо­дов ПФР]. Вла­ди­мир НАЗАРОВ:

— По­вы­ше­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та неиз­беж­но. Все стра­ны ми­ра это де­ла­ют, неза­ви­си­мо от то­го, есть ли у них рент­ные до­хо­ды, нет у них рент­ных до­хо­дов, есть ли кор­руп­ция, нет ли кор­руп­ции, ка­кая у них си­сте­ма — на­ко­пи­тель­ная или рас­пре­де­ли­тель­ная, — да­же те, ко­то­рые очень бед­ные, как мек­си­кан­цы, то­же име­ют пен­си­он­ный воз­раст 67 лет. Ре­ша­ет ли по­вы­ше­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та все про­бле­мы? Нет, ко­неч­но. И ко­неч­но, нуж­ны дру­гие ре­ше­ния по це­ло­му ря­ду во­про­сов. Но при­ня­тие ре­ше­ния о пен­си­он­ном воз­расте в лю­бом сце­на­рии де­ла­ет на­шу жизнь луч­ше. Ес­ли бу­дет про­яв­ле­на по­ли­ти­че­ская во­ля ны­неш­не­го ру­ко­вод­ства, бу­дут со­вер­ше­ны необ­хо­ди­мые ре­фор­мы, то­гда по­вы­ше­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та бу­дет с бла­го­дар­но­стью вос­при­ня­то рын­ком тру­да, на ко­то­ром по­явят­ся но­вые ра­бо­чие ме­ста. По­вы­ше­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та вне­сет су­ще­ствен­ный вклад в эко­но­ми­че­ский рост. При­мер­но на пол­про­цен­та ВВП, каж­дый год он бу­дет при­рас­тать боль­ше, чем без это­го ре­ше­ния. Ес­ли же мы бу­дем бол­тать­ся в ны­неш­ней си­ту­а­ции стаг­на­ции, то в этом то­же нет ни­че­го страш­но­го — нам удаст­ся пе­ре­рас­пре­де­лить день­ги от тех, кто мо­жет ра­бо­тать и ра­бо­та­ет, к тем, кто уже стар и не мо­жет ра­бо­тать. Это то­же по­вы­сит спра­вед­ли­вость рас­пре­де­ли­тель­ной си­сте­мы.

Ес­ли нас ждут со­всем пло­хие вре­ме­на, то и здесь по­вы­ше­ние пен­си­он­но­го воз­рас­та иг­ра­ет по­ло­жи­тель­ную роль, по­то­му что лю­ди за­ра­нее по­ни­ма­ют, что на­до доль­ше рас­счи­ты­вать на соб­ствен­ные си­лы, на свою се­мью, на свое об­ра­зо­ва­ние, на са­мих се­бя. А не на го­су­дар­ство. По­это­му в лю­бом сце­на­рии эта ме­ра по­лез­на, аль­тер­на­ти­вы ей нет. Все осталь­ные ме­ры мо­гут об­суж­дать­ся. Они мо­гут быть по­лез­ны­ми, как, на­при­мер, ис­поль­зо­ва­ние при­род­ной рен­ты. Но опять-та­ки не на­до пре­уве­ли­чи­вать их зна­чи­мость. Невоз­мож­но изъ­ять сра­зу всю при­род­ную рен­ту. Где эко­но­мить — до кон­ца не по­нят­но. На­при­мер, во­ен­ные рас­хо­ды сей­час со­став­ля­ют 3% ВВП (мы их со­кра­ти­ли, бы­ло 4,5%). Вез­де есть ре­зер­вы, но на­до по­ни­мать, что их ис­поль­зо­ва­ние — то­же вещь не быст­рая. Лю­бое ре­ше­ние тре­бу­ет опре­де­лен­но­го вре­ме­ни.

Ки­рилл РОГОВ:

— Что про­ис­хо­дит се­го­дня? Се­го­дня ра­бо­та­ю­щий пен­си­о­нер по­лу­ча­ет 13 ты­сяч руб­лей пен­сии и при этом от­чис­ля­ет от сво­ей зар­пла­ты 20% на со­ци­аль­ное стра­хо­ва­ние. Еще он пла­тит го­су­дар­ству по­до­ход­ный на­лог. В прин­ци­пе его пен­сия не так да­ле­ка от то­го, что он об­рат­но вы­пла­чи­ва­ет го­су­дар­ству. Со­глас­но мо­ей мо­де­ли — с ис­поль­зо­ва­ни­ем рент­ных до­хо­дов — че­ло­век бу­дет по­лу­чать неко­то­рую часть пен­сии из этих фон­дов, а дру­гую — от го­су­дар­ства — как неко­то­рую стра­хов­ку от недее­спо­соб­но­сти. А сей­час — это фис­каль­ная ре­фор­ма, ко­то­рая свя­за­на с тем, что го­су­дар­ство управ­ля­ет­ся очень ка­пи­та­ло­ем­кой кор­руп­ци­он­ной ко­а­ли­ци­ей, ко­то­рой нуж­но очень мно­го де­нег для под­дер­жа­ния са­мо­устой­чи­во­сти. Эта ко­а­ли­ция фор­ми­ро­ва­лась в пе­ри­од, ко­гда до­хо­ды все вре­мя рос­ли. Те­перь они пе­ре­ста­ли рас­ти, и у ко­а­ли­ции — манд­раж, она опа­са­ет­ся, что не удер­жит­ся у вла­сти в та­кой си­ту­а­ции. Она это ком­пен­си­ру­ет несколь­ки­ми спо­со­ба­ми. Пен­си­он­ная ре­фор­ма — один из них. Но она под­ры­ва­ет до­ве­рие граж­дан го­су­дар­ству.

И эко­но­ми­че­ские вы­клад­ки, ко­то­рые нам при­во­дит Вла­ди­мир, не мо­гут нам га­ран­ти­ро­вать ис­пол­не­ние обя­за­тельств го­су­дар­ства.

ОТ РЕДАКЦИИ. В сен­тяб­ре «Ле­ва­да­центр» за­фик­си­ро­вал, что чис­ло рос­си­ян, го­то­вых про­те­сто­вать про­тив по­вы­ше­ния пен­си­он­но­го воз­рас­та, рез­ко со­кра­ти­лась — с 53 до 35% ре­спон­ден­тов. Сто­рон­ни­кам пен­си­он­ной ре­фор­мы уда­лось до­ка­зать ее неиз­беж­ность?

Ки­рилл Рогов

Вла­ди­мир Назаров

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.