Гип­по­камп и эпи­неф­рин

Фе­ми­нист­ский тер­рор на аме­ри­кан­ской по­ли­ти­че­ской сцене, или Ка­зус судьи Брет­та Ка­ва­но. Как ра­бо­та­ет в США ин­сти­тут ре­пу­та­ции

Novaya Gazeta - - СКАНДАЛЫ - Юлия ЛАТЫНИНА обо­зре­ва­тель «Но­вой»

Вчет­верг в США со­сто­ял­ся но­вый, по­сле дол­го­го пе­ре­ры­ва в 325 лет, ве­дов­ской про­цесс. Я имею в ви­ду слу­ша­ния в су­деб­ном ко­ми­те­те Се­на­та по утвер­жде­нию на пост судьи Вер­хов­но­го су­да Брет­та Ка­ва­но. Тут на­до сде­лать ма­лень­кое от­ступ­ле­ние и на­пом­нить, что в си­сте­ме сдер­жек и про­ти­во­ве­сов пост судьи Вер­хов­но­го су­да США — един­ствен­ный по­жиз­нен­ный пост. И это сде­ла­но спе­ци­аль­но, что­бы элек­то­раль­ные со­об­ра­же­ния не вли­я­ли на ре­ше­ния су­да. Что де­ла­ет дан­ный пост необы­чай­но важ­ным: ведь пре­зи­дент США, на­зна­чив­ший су­дью, мо­жет уже уй­ти, а су­дья бу­дет про­дол­жать вы­но­сить клю­че­вые для на­ции ре­ше­ния.

Ис­то­рию мы­тарств Брет­та Ка­ва­но луч­ше все­го на­чать с 13 фев­ра­ля 2016 го­да, ко­гда умер на­зна­чен­ный Рей­га­ном су­дья Ан­то­нин Ска­лия. Ухо­дя­щий пре­зи­дент Оба­ма пред­ло­жил на этот пост су­дью Мер­ри­ка Гар­лан­да, но рес­пуб­ли­кан­ское боль­шин­ство в Се­на­те за­бло­ки­ро­ва­ло на­зна­че­ние, за­явив, что пра­во на­зна­чать ко­го бы то ни бы­ло пе­ре­хо­дит к сле­ду­ю­ще­му пре­зи­ден­ту.

Это был гряз­ный трюк, но он возы­мел успех: вско­ре по­сле из­бра­ния пре­зи­дент Трамп на­зна­чил на ме­сто Ска­лии кон­сер­ва­тив­но­го су­дью Ни­ла Гор­су­ча (Neil Gorsuch).

В 2018 го­ду осво­бо­ди­лась но­вая ва­кан­сия. Су­дья Эн­то­ни Кен­не­ди объ­явил о том, что он ухо­дит на по­кой, и в июле это­го го­да пре­зи­дент Трамп внес в Се­нат кан­ди­да­ту­ру Брет­та Ка­ва­но.

Тут-то де­мо­кра­ты и со­рва­лись. Ведь в слу­чае Гор­су­ча один кон­сер­ва­тив­ный су­дья сме­нял дру­го­го кон­сер­ва­то­ра, здесь же кон­сер­ва­тор Ка­ва­но сме­нял уме­рен­но­го су­дью — и го­лос его ста­но­вил­ся клю­че­вым для судь­бо­нос­ных ре­ше­ний.

Де­мо­кра­ты по­кля­лись сде­лать все, что­бы оста­но­вить на­зна­че­ние Ка­ва­но.

И вот ко­гда все сред­ства борь­бы бы­ли уже ис­поль­зо­ва­ны, на­ка­нуне дня го­ло­со­ва­ния в па­б­ли­ке по­яви­лась про­фес­сор Кри­сти­на Блей­зи Форд и за­яви­ла, что Бретт Ка­ва­но сло­мал ее жизнь.

Од­на­ж­ды (она не пом­нит ко­гда) и где-то (она не пом­нит где) на ве­че­рин­ке, ко­гда про­фес­со­ру бы­ло 15, Бретт Ка­ва­но и его при­я­тель по­ва­ли­ли ее на кро­вать и хо­те­ли над­ру­гать­ся, но она сбе­жа­ла. Пья­ный Ка­ва­но за­крыл ей рот ру­кой, а она по­ду­ма­ла, что сей­час он ее убьет, и ко все­му про­че­му он сде­лал гром­че му­зы­ку в спальне, что­бы за­глу­шить кри­ки.

Все это слу­чи­лось 36 лет на­зад и сло­ма­ло всю ее жизнь. То, что она пло­хо учи­лась в уни­вер­си­те­те, бы­ло след­стви­ем ужас­ной трав­мы, ко­то­рую на­нес ей на­силь­ник. У нее не скла­ды­ва­лась лич­ная жизнь, и ви­ной это­му то­же был Ка­ва­но. Она бо­я­лась ле­тать, и при­чи­ной это­му был все тот же Ка­ва­но.

Г-жа Форд — убеж­ден­ная, ес­ли не фа­на­тич­ная сто­рон­ни­ца де­мо­кра­тов, под­пи­сы­ва­ла пе­ти­ции про­тив Трам­па. И ее ис­то­рия бы­ла об­на­ро­до­ва­на ров­но на­ка­нуне го­ло­со­ва­ния ко­ми­те­та. Что не поз­во­ля­ло рас­сле­до­вать об­сто­я­тель­ства до го­ло­со­ва­ния, не со­рвав его. Срыв же го­ло­со­ва­ния озна­чал, что кан­ди­да­ту­ра Брет­та Ка­ва­но не бу­дет вне­се­на в Се­нат до но­ябрь­ских вы­бо­ров. А это, в свою оче­редь, да­ва­ло шанс на то, что его кан­ди­да­ту­ра во­об­ще не бу­дет утвер­жде­на Се­на­том, ес­ли вы­бо­ры вы­иг­ра­ют де­мо­кра­ты.

Это — бле­стя­щий по­ли­ти­че­ский ма­невр, ко­то­рый по­ста­вил рес­пуб­ли­кан­цев пе­ред непри­ят­ной аль­тер­на­ти­вой. Или они иг­но­ри­ру­ют об­ви­не­ния, вне­зап­но воз­ник­шие по­сле трех ме­ся­цев об­суж­де­ний, — и то­гда они или вы­сту­па­ют в ро­ли бе­лых сек­си­стов с по­сле­ду­ю­щей по­те­рей го­ло­сов, или они от­кла­ды­ва­ют го­ло­со­ва­ние, а Ка­ва­но не бу­дет утвер­жден в долж­но­сти до но­ябрь­ских вы­бо­ров.

Без­услов­но — бле­стя­щий ма­невр. Но толь­ко вре­мя, вы­бран­ное се­на­то­ром Файн­стайн и г-жой Форд для об­на­ро­до­ва­ния об­ви­не­ний, сви­де­тель­ству­ет о том, что объ­ек­тив­ное рас­сле­до­ва­ние не бы­ло их це­лью.

Рес­пуб­ли­кан­цы по­ста­ра­лись спа­сти си­ту­а­цию. Они бы­ли го­то­вы вы­слу­шать г-жу Форд в пят­ни­цу, что да­ва­ло воз­мож­ность про­ве­сти го­ло­со­ва­ние в по­не­дель­ник или во втор­ник.

Од­на­ко тут на­ри­со­ва­лись непред­ви­ден­ные об­сто­я­тель­ства. Г-жа Форд не за­хо­те­ла вы­сту­пать на слу­ша­ни­ях: она за­хо­те­ла, что­бы про­ис­ше­ствие рас­сле­до­ва­ло ФБР. Во­об­ще-то это несколь­ко за­труд­ни­тель­но, по­сколь­ку: а) г-жа Форд не пом­ни­ла ни вре­ме­ни, ко­гда про­изо­шло это без­об­ра­зие, ни ме­ста, где оно слу­чи­лось; и б) это — не в ком­пе­тен­ции ФБР. Ко все­му про­че­му ФБР про­ве­ря­ло Брет­та Ка­ва­но уже шесть раз, и г-жа Форд мог­ла во­об­ще-то по­де­лить­ся сво­ей ин­фор­ма­ци­ей и рань­ше.

Се­нат за­явил, что мо­жет пе­ре­не­сти слу­ша­ния на втор­ник. Но тут — но­вое пре­пят­ствие: г-жа Форд жи­вет в Ка­ли­фор­нии и не име­ет воз­мож­но­сти при­ле­теть в Ва­шинг­тон. Ее бо­язнь по­ле­тов яко­бы бы­ла то­же след­стви­ем ужас­ной трав­мы, на­не­сен­ной Брет­том Ка­ва­но. Впро­чем, по­том

То, что слу­чи­лось с Брет­том Ка­ва­но, — это ин­кви­зи­ция в чи­стом ви­де. Это — мен­таль­ная эпи­де­мия. И, как и в слу­чае с Са­ле­мом 1693 го­да, мы мо­жем не со­мне­вать­ся, что об­ви­не­ний бу­дет еще боль­ше

ока­за­лось, что г-жа Форд поль­зо­ва­лась услу­га­ми авиа­ком­па­ний ре­гу­ляр­но.

То­гда се­на­то­ры пред­ло­жи­ли при­ле­теть к г-же Форд лич­но. Но несчаст­ная жерт­ва за­яви­ла, что бы­ла не в кур­се по­доб­но­го пред­ло­же­ния. Что бы­ло стран­но вдвойне: ведь пред­ло­же­ние про­зву­ча­ло по всем те­ле­ка­на­лам и бы­ло на­пе­ча­та­но во всех га­зе­тах.

В кон­це кон­цов, слу­ша­ния бы­ли на­зна­че­ны на 27 сен­тяб­ря.

Рес­пуб­ли­кан­цы в от­вет пред­ло­жи­ли, что­бы г-жу Форд опра­ши­ва­ла сто­рон­ний про­ку­рор, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ща­я­ся на де­лах о на­си­лии. Де­мо­кра­ты сно­ва воз­не­го­до­ва­ли: здесь вам не суд, ка­кой про­ку­рор?

Де­ло упи­ра­лось, как лег­ко по­нять, все в те же но­ябрь­ские вы­бо­ры: рес­пуб­ли­кан­цы бо­я­лись по­те­рять го­ло­са, за­да­вая г-же Форд непри­ят­ные во­про­сы. Г-жа Форд в свою оче­редь вы­ка­ти­ла ко­мис­сии це­лый спи­сок усло­вий: на­при­мер, что­бы об­ви­ня­е­мый Ка­ва­но вы­сту­пал пе­ред ней.

По­ка несчаст­ная жерт­ва тор­го­ва­лась, на­шлись но­вые об­ви­ни­те­ли. Не­кая Де­бо­ра Ра­ми­рес вспом­ни­ла, что трид­цать с лиш­ним лет на­зад, ко­гда она смер­тель­но пья­ная ва­ля­лась на по­лу, один из быв­ших на ве­че­рин­ке сту­ден­тов снял на спор шта­ны и по­ка­зал ей свой член. Г-жа Ра­ми­рес не бы­ла по­на­ча­лу уве­ре­на, что это был как раз Бретт Ка­ва­но, и по­то­му об­зво­ни­ла всех участ­ни­ков гуль­би­ща с во­про­сом: «А не он ли это был»? Дру­зья от­ве­ти­ли «нет», но г-жа Ра­ми­рес по­сле кон­суль­та­ций со сво­и­ми ад­во­ка­та­ми уве­ри­лась, что это все-та­ки был Ка­ва­но.

Еще од­на да­ма, Джу­ли Свет­ник, за­яви­ла, что Ка­ва­но — ни боль­ше ни мень­ше, ру­ко­во­дил це­лой пре­ступ­ной шай­кой бе­лых сам­цов, ко­то­рые на ве­че­рин­ках си­сте­ма­ти­че­ски под­ме­ши­ва­ли де­вуш­кам нар­ко­ти­ки и по­том устра­и­ва­ли груп­по­вые из­на­си­ло­ва­ния. «Я са­ма ста­ла жерт­вой, — за­яви­ла Джу­ли, — и в до­ме в это вре­мя был Ка­ва­но». Стран­но в этой свя­зи то, что де­я­тель­ность этой «пор­но­нар­ко­бан­ды», ко­то­рую воз­глав­лял Ка­ва­но, не всплы­ла во вре­мя ше­сти рас­сле­до­ва­ний ФБР, че­рез ко­то­рые про­шел кан­ди­дат на долж­ность судьи, и что ни од­на из жертв не за­яви­ла в по­ли­цию.

Ад­во­кат г-жи Свет­ник немед­лен­но при­звал ува­жать ее privacy и за­пре­тил за­да­вать ка­кие-ни­будь во­про­сы: бы­ло яс­но, что каж­дый, кто по­сме­ет за­да­вать эти во­про­сы, — сек­сист, ра­сист и во­об­ще сто­рон­ник Трам­па.

Долж­на ска­зать, что по­доб­ное ла­ви­но­об­раз­ное на­рас­та­ние об­ви­не­ний яв­ля­ет­ся ха­рак­тер­ным для ис­те­ри­че­ских ве­дов­ских эпи­де­мий. В том же Са­ле­ме, к при­ме­ру, все на­ча­лось с то­го, что мо­ло­дые де­воч­ки на­зва­ли ведь­мой жен­щи­ну, с ко­то­рой враж­до­ва­ла их се­мья. А сле­ду­ю­щей «ведь­мой» бы­ла жен­щи­на, ко­то­рая усо­мни­лась в ис­тин­но­сти этих по­ка­за­ний. За­тем об­ви­не­ния ста­ли рас­ти как снеж­ный ком, и вско­ре одер­жи­мые ис­те­ри­ей де­воч­ки ме­та­лись по ули­цам Са­ле­ма, ука­зы­вая на все но­вые до­ма, в ко­то­рых яко­бы про­жи­ва­ли ведь­мы.

Я во­об­ще-то ду­ма­ла, что по­доб­ные эпи­де­мии оста­лись в про­шлом, и ни­как не ожи­да­ла уви­деть са­лем­ский про­цесс в аме­ри­кан­ском Се­на­те XXI ве­ка.

…На­ко­нец слу­ша­ния со­сто­я­лись. На них вы­сту­пи­ли Кри­сти­на Блей­зи Форд и Бретт Ка­ва­но. Бретт Ка­ва­но ка­те­го­ри­че­ски все от­ри­цал: он го­во­рил о сво­ей раз­ру­шен­ной ре­пу­та­ции, о сво­ей се­мье, ко­то­рая пе­ре­жи­ва­ет весь этот по­зор, об охо­те на ведьм и о со­вер­шен­но ко­мич­ных об­ви­не­ни­ях Джу­ли Свет­ник. Он за­явил, что по­сле шко­лы спу­стя мно­го лет оста­вал­ся дев­ствен­ни­ком. Еще рань­ше г-н Ка­ва­но об­на­ро­до­вал свой школь­ный ка­лен­дарь за 1982 год, в ко­то­ром он с ма­ни­а­каль­ной пунк­ту­аль­но­стью от­ме­чал свои встре­чи и за­ня­тия. В нем нет ни­ка­кой ве­че­рин­ки — все уи­кен­ды Ка­ва­но про­во­дил вне Ва­шинг­то­на.

Про­фес­си­о­наль­ный пси­хо­лог г-жа Форд вы­гля­де­ла уве­рен­но и за­стен­чи­во. Объ­яс­няя, по­че­му она не пом­нит ни вре­ме­ни, ни ме­ста про­ис­ше­ствия, упо­треб­ля­ла та­кие тер­ми­ны, как «эпи­неф­рин» и «гип-

по­камп». «Нор­эпи­неф­рин и эпи­неф­рин в моз­гу как бы ко­ди­ру­ют этот ней­тро­транс­мит­тер, ко­ди­ру­ют па­мять в гип­по­кам­пе, так что опыт, от­но­ся­щий­ся к трав­ме, как бы за­перт там, в то вре­мя как дру­гие де­та­ли как бы сти­ра­ют­ся», — рас­ска­зы­ва­ла она.

К со­жа­ле­нию, про­бле­ма г-жи Форд за­клю­ча­лась в том, что она вра­ла. Она про­шла тест на по­ли­гра­фе, для че­го при­ле­те­ла в Мэ­ри­ленд, хо­тя за­яв­ля­ла, что бо­ит­ся ле­тать. По­че­му-то бли­же Ме­ри­лен­да не на­шлось экс­пер­та, ко­то­рый был го­тов под­твер­дить, что она го­во­рит прав­ду. При этом г-жа Форд от­ка­за­лась пред­ста­вить Се­на­ту ма­те­ри­а­лы экс­пер­ти­зы, а пред­ста­ви­ла лишь за­клю­че­ние.

На во­прос, ве­лась ли съем­ка во вре­мя экс­пер­ти­зы, она от­ве­ти­ла, что не пом­нит, по­то­му что все вре­мя пла­ка­ла. Все вре­мя пла­ка­ла? Но на­чи­ная с 2012 го­да г-жа Форд рас­ска­зы­ва­ла на­пра­во и на­ле­во о се­бе как о жерт­ве на­си­лия и ни ра­зу при этом не пла­ка­ла. Не пла­ка­ла она и на слу­ша­ни­ях, по­дроб­но рас­ска­зы­вая о сво­их му­ках. Вме­сте с тем, как про­фес­си­о­наль­ный пси­хо­лог, г-жа Форд не мог­ла не знать о том, что плач и во­об­ще лю­бые силь­ные эмо­ции обес­смыс­ли­ва­ют ре­зуль­та­ты по­ли­гра­фи­че­ской экс­пер­ти­зы — они сби­ва­ют все на­строй­ки.

Уни­что­же­ние ак­ка­ун­та в фейс­бу­ке то­же не до­бав­ля­ет до­сто­вер­но­сти. Ведь в си­ту­а­ции «он ска­зал, она ска­за­ла» на­ши пред­став­ле­ния о том, кто прав, во мно­гом за­ви­сят от лич­но­сти го­во­ря­ще­го, а эту-то лич­ность г-жа Форд по­спе­ши­ла уни­что­жить.

Г-жа Форд от­ве­ча­ла уве­рен­но на во­про­сы, ко­то­рые ка­са­лись со­бы­тий 36-лет­ней дав­но­сти и о ко­то­рых ни­кто из нас не мо­жет су­дить ина­че, чем с ее слов. Но она по­че­му­то по­сто­ян­но пу­та­лась в со­бы­ти­ях, ко­то­рые про­ис­хо­ди­ли со­всем недав­но. Она так и не смог­ла объ­яс­нить, по­че­му бо­ит­ся ле­тать на са­мо­ле­те из-за трав­мы, на­не­сен­ной ей, в то вре­мя как сей­час спо­кой­но ле­та­ет. По­сле каж­до­го по­доб­но­го во­про­са она кон­суль­ти­ро­ва­лась с юри­стом, ко­то­рый, как пра­ви­ло, го­во­рил: «Это ин­фор­ма­ция, не под­ле­жа­щая пуб­лич­но­му огла­ше­нию».

Воз­ни­ка­ет еще один во­прос: а сколь­ко раз г-жа Форд во­об­ще ви­де­ла Ка­ва­но? Ка­ва­но утвер­жда­ет, что ни­сколь­ко. Дру­зья и об­ви­ни­те­ля, и об­ви­ня­е­мо­го утвер­жда­ют, что они не бы­ли зна­ко­мы. Г-жа Форд не зна­ла Ка­ва­но, она бы­ла, ве­ро­ят­но, силь­но пья­на, то­гда от­ку­да она зна­ет, что это был имен­но он? Она по­ня­ла это че­рез 36 лет и … ак­ку­рат пе­ред вы­бо­ра­ми?

Все эти — и мно­гие дру­гие — во­про­сы мож­но бы­ло бы за­дать г-же Форд на слу­ша­ни­ях. Но они не бы­ли за­да­ны. По­че­му? По очень про­стой при­чине. В ат­мо­сфе­ре ле­во­ли­бе­раль­ной ис­те­ри­ки, ца­ря­щей в США, лю­бые во­про­сы бы­ли бы вос­при­ня­ты как оскорб­ле­ние невин­ной жерт­вы. Они бы сто­и­ли го­ло­сов на вы­бо­рах то­му, кто бы их за­дал. По­это­му рес­пуб­ли­кан­цы мол­ча­ли, а де­мо­кра­ты и во­все за­ни­ма­лись тем, что вос­хва­ля­ли но­вую Жан­ну д’Арк. «Вы вдох­но­ви­ли нас… вы да­ли Аме­ри­ке по­ра­зи­тель­ный урок му­же­ства…» — го­во­рил се­на­тор Блю­мен­таль, хо­тя, соб­ствен­но, слу­ша­ния как раз и бы­ли о том: а бы­ла ли услу­га? И ока­за­ла ли бы г-жа Форд ее об­ще­ству, ес­ли бы Бретт Ка­ва­но был де­мо­крат?

Зна­чит ли все это, что г-жа Форд про­сто врет? Мы не зна­ем. Мо­жет быть, бы­ло так. А мо­жет быть — и эдак. И это, соб­ствен­но, и есть са­мое глав­ное в этой ис­то­рии.

Со­вре­мен­ный ци­ви­ли­зо­ван­ный суд ис­хо­дит из пре­зумп­ции неви­нов­но­сти. Он пред­по­ла­га­ет на­ли­чие до­ка­за­тельств. А до­ка­за­тель­ства, до­бы­тые недо­пу­сти­мы­ми спо­со­ба­ми, за­пре­ще­но предъ­яв­лять — это пра­ви­ла, ко­то­рые оста­нав­ли­ва­ют осуж­де­ние неви­нов­ных.

Этим со­вре­мен­ный суд и от­ли­ча­ет­ся от ин­кви­зи­ции, для ко­то­рой каж­дый, ко­го об­ви­ня­ли, был уже за­ве­до­мо ви­но­ват.

То, что слу­чи­лось с Брет­том Ка­ва­но, — это ин­кви­зи­ция в чи­стом ви­де. Его об­ви­ни­тель­ни­ца не мо­жет при­ве­сти ни­ка­ких до­ка­за­тельств сво­ей право­ты. И эти об­ви­не­ния не бы­ли бы вы­дви­ну­ты г-жой Форд, ес­ли бы Бретт Ка­ва­но был де­мо­кра­том.

Это — мен­таль­ная эпи­де­мия. И, как и в слу­чае с Са­ле­мом 1693 го­да, мы мо­жем не со­мне­вать­ся, что об­ви­не­ний бу­дет еще боль­ше. Ведь каж­дый, кто со­мне­ва­ет­ся в них, — фа­шист, при­спеш­ник Трам­па и рес­пуб­ли­ка­нец. От ре­дак­ции:

Се­нат­ский Юри­ди­че­ский ко­ми­тет все-та­ки утвер­дил кан­ди­да­ту­ру Ка­ва­но на пост судьи и от­пра­вил ее в Се­нат на об­щее го­ло­со­ва­ние, но с од­ним усло­ви­ем – про­ве­де­ние рас­сле­до­ва­ния ФБР по дан­ным об­ви­не­ни­ям. В суб­бо­ту ФБР от­кры­ло но­вое, седь­мое рас­сле­до­ва­ние в от­но­ше­нии Брет­та Ка­ва­но.

По­нят­но, что про­цесс этот по­ли­ти­зи­ро­ван­ный, но он по­ка­за­те­лен, по­то­му что ка­са­ет­ся прин­ци­пи­аль­но­го для за­пад­но­го ми­ра ин­сти­ту­та – ин­сти­ту­та ре­пу­та­ции. Это ко­гда ка­рье­ра и даль­ней­шая жизнь че­ло­ве­ка и по­ли­ти­ка, да­же са­мо­го вы­со­ко­го уров­ня, пол­но­стью за­ви­сит от об­ви­не­ний дру­го­го че­ло­ве­ка. И пре­зумп­ция неви­нов­но­сти тут не ра­бо­та­ет до тех пор, по­ка ты не до­ка­жешь об­рат­ное. В рос­сий­ской се­го­дняш­ней дей­стви­тель­но­сти по­доб­ное слож­но да­же пред­ста­вить.

Про­фес­сор Кри­сти­на Блей­зи Форд

Кан­ди­дат на пост судьи Бретт Ка­ва­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.