Из­гна­ние с Ва­ла­а­ма

Ис­то­рия люб­ви и нена­ви­сти. А так­же то­го, что ча­ще все­го ме­ня­ет зна­ки этих чувств с плю­са на ми­нус — де­нег

Novaya Gazeta - - ПОВЕСТКА - Лео­нид НИКИТИНСКИЙ, обо­зре­ва­тель «Но­вой», Пет­ро­за­водск–Сор­та­ва­ла–Москва

Два ме­ся­ца на­зад Сор­та­валь­ский го­род­ской суд ти­хо пре­кра­тил за при­ми­ре­ни­ем сто­рон (ст. 76 УК РФ) од­но из са­мых гром­ких по здеш­ним мер­кам дел о под­жо­ге «Зим­ней го­сти­ни­цы» («Зим­ки») на ост­ро­ве Ва­ла­ам в пас­халь­ное утро 1 мая 2016 го­да. Об­ви­ня­е­мый Дмит­рий Си­ни­ца ви­ну вро­де бы не при­знал, но при­нес из­ви­не­ния трем быв­шим жи­тель­ни­цам «Зим­ки», чье иму­ще­ство бы­ло уни­что­же­но по­жа­ром, а так­же ООО «СЭНТ» (Служ­ба экс­плу­а­та­ции недви­жи­мо­сти и тер­ри­то­рий), а фак­ти­че­ски учре­див­ше­му его Ва­ла­ам­ско­му мо­на­сты­рю.

Де­ло ве­лось по ча­сти 2 ст. 167 УК РФ — «Умыш­лен­ное уни­что­же­ние или по­вре­жде­ние чу­жо­го иму­ще­ства, со­вер­шен­ное пу­тем под­жо­га». Ущерб, при­чи­нен­ный со­се­дям, со­ста­вил все­го па­ру со­тен ты­сяч, за­то сум­ма, в ко­то­рую ре­став­ра­ция обой­дет­ся АНО «Ва­ла­ам» (так­же учре­жде­но мо­на­сты­рем) со­ста­вит без ма­ло­го 400 млн руб­лей. Впро­чем, ее по­кро­ет гос­бюд­жет по фе­де­раль­ной це­ле­вой про­грам­ме «Укреп­ле­ние един­ства рос­сий­ской на­ции», под­ра­зу­ме­ва­ю­щей «под­держ­ку ме­ро­при­я­тий по со­зда­нию ду­хов­но-про­све­ти­тель­ских цен­тров».

В со­от­вет­ствии со ст. 76 УК ли­цо, впер­вые со­вер­шив­шее пре­ступ­ле­ние неболь­шой и сред­ней тя­же­сти, мо­жет быть осво­бож­де­но от уго­лов­ной от­вет­ствен­но­сти, «ес­ли оно при­ми­ри­лось с по­тер­пев­шим и за­гла­ди­ло при­чи­нен­ный вред». Но бед­но­му Си­ни­це (и так про­вед­ше­му пол­го­да под стра­жей и к то­му же, как вид­но из де­ла, силь­но пью­ще­му) от­ку­да взять 400 мил­ли­о­нов? Ед­ва ли мы оши­бем­ся, пред­по­ло­жив, что ущерб со­се­дям то­же как-то по­лю­бов­но воз­ме­стил мо­на­стырь.

Пат­ри­арх Алек­сий II, счи­тав­ший­ся до сво­ей кон­чи­ны в 2008 го­ду гла­вой Ва­ла­ам­ско­го Свя­тоПре­об­ра­жен­ско­го став­ро­пи­ги­аль­но­го мо­на­сты­ря, в од­ной из сво­их про­по­ве­дей го­во­рил: «Вы­ше за­ко­на мо­жет быть толь­ко лю­бовь, вы­ше прав­ды лишь ми­лость, а вы­ше спра­вед­ли­во­сти лишь про­ще­ние». По­это­му че­го уж там: бог с ним, с Си­ни­цей.

Меж­ду тем по­жар в «Зим­ке» (за квар­ти­ры в ко­то­рой, при­спо­соб­лен­ные под жи­лье, про­дол­жа­ли цеп­лять­ся за­ре­ги­стри­ро­ван­ные там ста­ро­жи­лы Ва­ла­а­ма) объ­ек­тив­но сыг­рал на ру­ку мо­на­сты­рю, по­ста­вив точ­ку в дол­гой ис­то­рии вы­дво­ре­ния ча­сти из них с ост­ро­ва: ко­гда по­сле по­жа­ра СЭНТ от­клю­чил там во­ду и свет, по­след­ние, кто еще ко­чев­ря­жил­ся, со­гла­си­лись пе­ре­ехать в дом, по­стро­ен­ный на окра­ине Сор­та­ва­лы.

Часть ста­ро­жи­лов про­дол­жа­ет по­до­зре­вать в под­жо­ге мо­на­хов и де­мон­стри­ру­ет мно­го­чис­лен­ные сним­ки, где, по их мне­нию, вид­ны три оча­га воз­го­ра­ния, а не один. Пре­кра­ще­ние де­ла ли­ши­ло их воз­мож­но­сти по­пы­тать­ся еще раз до­ка­зать свою вер­сию пуб­лич­но в су­де. Но ма­те­ри­а­лы де­ла со­дер­жат, на мой взгляд, до­воль­но до­ка­за­тельств ви­ны Си­ни­цы, так как по­ми­мо за­клю­че­ния экс­пер­ти­зы это и по­ка­за­ния со­се­да, пив­ше­го с Си­ни­цей всю пас­халь­ную ночь.

Со­сед Де­нис рас­ска­зал след­ствию, что, вер­нув­шись из хра­ма по­сле по­лу­но­чи, он за­шел к Си­ни­це, они схо­ди­ли за вод­кой и ку­пи­ли где-то че­ты­ре бу­тыл­ки по пол-лит­ра за 1600 руб­лей. К утру он за­вел раз­го­вор о вы­се­ле­нии и о том, что на­до-де со­гла­шать­ся на усло­вия мо­на­сты­ря. Си­ни­ца стал ма­те­рить­ся, гро­зил­ся всем что-то «до­ка­зать» и «всех уни­что­жить». Он за­шел в туа­лет, взял бу­тыл­ку с жид­ко­стью, по­лил ею одеж­ду в ко­ри­до­ре и под­жег за­жи­гал­кой. «Что ты де­ла­ешь?!» — за­кри­чал Де­нис, но Си­ни­ца от­ве­чал, что это его квар­ти­ра, в ко­то­рой он мо­жет де­лать все что за­хо­чет.

По­сле это­го Де­нис по­шел спать в со­сед­ний дом. Его раз­бу­ди­ла по­ли­ция, ко­гда по­жар уже был по­ту­шен. Ча­стич­но об­сто­я­тель­ства той но­чи (хо­тя и не са­мо­го под­жо­га) под­твер­ди­ли и дру­гие со­се­ди, за­хо­див­шие к Си­ни­це «при­ча­стить­ся». Что тут смог­ли бы до­ба­вить дру­гие, трез­вые, ста­ро­жи­лы? Я ду­маю, мно­гое: о при­чи­нах той нена­ви­сти, ко­то­рая дви­га­ла Си­ни­цей.

Овре­ме­ни воз­ник­но­ве­ния пра­во­слав­но­го мо­на­сты­ря на Ва­ла­а­ме есть раз­ные мне­ния — от на­уч­ных до ми­фо­ло­ги­че­ских, — за­то точ­но из­вест­но вре­мя его лик­ви­да­ции: зи­мой 1940 го­да по­след­ние мо­на­хи ушли по льду в Фин­лян­дию, к чьей тер­ри­то­рии от­но­сил­ся

ост­ров до при­хо­да со­вет­ских войск. В 50-е го­ды тут был со­здан ин­тер­нат для ин­ва­ли­дов вой­ны, по­сте­пен­но пре­вра­тив­ший­ся в обыч­ный дом пре­ста­ре­лых и пе­ре­ехав­ший «на ма­те­рик» в 1984 го­ду, хо­тя часть по­сто­яль­цев, со­труд­ни­ков и их де­тей осе­ла на ост­ро­ве.

Экс­кур­сии на Ва­ла­ам на­ча­лись с се­ре­ди­ны 60-х. В 1965 го­ду здесь был со­здан при­род­ный за­каз­ник, а в 1979-м — ис­то­ри­ко-куль­тур­ный му­зей-за­по­вед­ник. Их со­труд­ни­ки об­ра­зо­ва­ли но­вое на­се­ле­ние: обыч­но это бы­ли эн­ту­зи­а­сты, при­е­хав­шие из дру­гих ре­ги­о­нов СССР и «за­бо­лев­шие» Ва­ла­а­мом: ко­рот­ко го­во­ря, это бы­ла «ис­то­рия люб­ви». Лю­бо­вью бы­ли окра­ше­ны и от­но­ше­ния внут­ри той ча­сти на­се­ле­ния, ко­то­рую умест­но обо­зна­чить позд­не­со­вет­ским сло­вом «ро­ман­ти­ки», — и от нее иной раз на ост­ро­ве на­рож­да­лись их де­ти.

Ро­ман­ти­че­ским бы­ло то­гда и от­но­ше­ние к Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви, вос­пряв­шей по­сле кра­ха СССР. С пла­на­ми воз­рож­де­ния мо­на­сты­ря бы­ла свя­за­на и лик­ви­да­ция в 1992 го­ду Ва­ла­ам­ско­го го­су­дар­ствен­но­го му­зея с пе­ре­да­чей од­ной ча­сти его фон­дов му­зею Се­вер­но­го При­ла­до­жья в Сор­та­ва­ле, а дру­гой — ТОО «Ва­ла­ам­ский му­зей-за­по­вед­ник».

Не­об­хо­ди­мость вос­ста­нов­ле­ния об­вет­шав­ших по­стро­ек тре­бо­ва­ла от мо­на­хов не бо­го­слов­ских зна­ний, а хо­зяй­ствен­ных на­вы­ков, и в 1993 го­ду на­мест­ни­ком мо­на­сты­ря был на­зна­чен ар­хи­манд­рит Пан­кра­тий, учив­ший­ся в ми­ру на ар­хи­тек­то­ра. О вы­се­ле­нии с ост­ро­ва свет­ско­го на­се­ле­ния, «ме­ша­ю­ще­го мо­на­хам мо­лить­ся», вла­ды­ка го­во­рил с са­мо­го на­ча­ла.

Од­на­ко до на­ча­ла ну­ле­вых кон­флик­ты ста­ро­жи­лов с мо­на­ха­ми хо­тя и до­хо­ди­ли иной раз до ру­ко­при­клад­ства, но­си­ли эпи­зо­ди­че­ский ха­рак­тер: пра­ва свет­ско­го на­се­ле­ния, в первую оче­редь на жи­лье, где они бы­ли еще по-со­вет­ски «про­пи­са­ны», га­ран­ти­ро­ва­ли худ­обед­но су­ды. Да и в по­сел­ке со­хра­ня­лись ад­ми­ни­стра­ция, поч­та, шко­ла и дру­гие жиз­нен­но важ­ные и неза­ви­си­мые от мо­на­сты­ря учре­жде­ния.

Но к се­ре­дине ну­ле­вых, ко­гда в мо­на­стырь стал на­ве­ды­вать­ся Вла­ди­мир Пу­тин и лю­ди из его окру­же­ния, со­от­но­ше­ние сил рез­ко из­ме­ни­лось. Юри­ди­че­ские «доч­ки» мо­на­сты­ря, за­ре­ги­стри­ро­ван­ные с Санкт-Пе­тер­бур­ге, мо­но­по­ли­зи­ро­ва­ли экс­кур­си­он­ную де­я­тель­ность, до­став­ку ту­ри­стов ООО «Па­лом­ни­че­ская служ­ба» и тор­гов­лю су­ве­ни­ра­ми. Часть ста­ро­жи­лов, в том чис­ле ди­рек­тор му­зея, ин­те­гри­ро­ва­лись в струк­ту­ры мо­на­сты­ря, а осталь­ным ООО «СЭНТ» пред­ло­жи­ло пе­ре­езд в Сор­та­ва­лу.

Ре­ша­ю­щий удар по от­каз­ни­кам был на­не­сен еще в 2015 го­ду, ко­гда ко­мис­сия из Сор­та­ва­лы при­зна­ла часть квар­тир в «Зим­ке» (го­во­рят, что «ди­стан­ци­он­но») непри­год­ны­ми для жи­лья, но — вы­бо­роч­но: имен­но те по­ме­ще­ния, где гнез­ди­лись «ро­ман­ти­ки». Но еще рань­ше ре­ше­ни­ем ка­рель­ских вла­стей все зда­ния на ост­ро­ве бы­ли пе­ре­да­ны в соб­ствен­ность мо­на­сты­ря, а сам по­се­лок как ад­ми­ни­стра­тив­ная еди­ни­ца лик­ви­ди­ро­ван, то есть фор­маль­но он стал ча­стью го­ро­да Сор­та­ва­лы. И те­перь речь шла о пе­ре­се­ле­нии «в гра­ни­цах од­но­го на­се­лен­но­го пунк­та».

Но в та­кой же ло­ги­ке мож­но бы­ло «за­ко­но­да­тель­но» обо­звать Ва­ла­ам ча­стью Моск­вы (ведь мо­на­стырь «став­ро­пи­ги­аль­ный», его гла­вой счи­та­ет­ся пат­ри­арх) или Санкт-Пе­тер­бур­га, от­ку­да на ост­ров зи­мой мож­но до­ле­теть на вер­то­ле­те и где со­би­ра­ют­ся на­ло­ги от ком­мер­че­ской де­я­тель­но­сти «до­чек» мо­на­сты­ря. А в Сор­та­ва­ле авиа­ции нет, и 40 ки­ло­мет­ров Ла­до­ги, от­де­ля­ю­щие эту «часть го­ро­да» от ма­те­ри­ка, по су­ти, ли­ши­ли на­се­ле­ние Ва­ла­а­ма всех граж­дан­ских прав.

Ив­се же ко­гда в мно­го­чис­лен­ных пуб­ли­ка­ци­ях на эту те­му го­во­рит­ся о вы­дав­ли­ва­нии с ост­ро­ва все­го свет­ско­го на­се­ле­ния, это неточ­но.

Ос­нов­ную часть из при­мер­но по­лу­ты­ся­чи че­ло­век, про­жи­вав­ших здесь к на­ча­лу 90-х, со­став­ля­ли граж­дане, за­стряв­шие еще с до­му­зей­ных вре­мен: по сло­жив­шей­ся в Рос­сии тра­ди­ции им бы­ло все рав­но, «под кем жить». Они бы­ли и не про­тив пе­ре­ехать за чу­жой счет: жи­лье тут ни­ко­гда не бы­ло ком­форт­ным, да и в це­лом жизнь, осо­бен­но зи­мой, бы­ла «не са­хар». До­ма в Сор­та­ва­ле, ко­неч­но, то­же бы­ли не двор­цы, по­стро­е­ны в «Фа­нер­ном ту­пи­ке» на окра­ине, а по­след­ний и во­все пе­ре­де­лан из ка­кой-то кон­то­ры, об­шит сай­дин­гом, а внут­ри, как биб­лей­ский «гроб по­вап­лен­ный» — сы­рой и с гриб­ком. За­то в боль­ни­цу и со­бес от­сю­да мож­но дой­ти пеш­ком.

Ак­тив­но (хо­тя то­же в раз­ной сте­пе­ни) со­про­тив­ля­лись пе­ре­се­ле­нию два-три де­сят­ка «ро­ман­ти­ков». Это бы­ли лю­ди, как пра­ви­ло, об­ра­зо­ван­ные, мо­ло­дые, вы­на­ши­вав­шие в на­ча­ле 90-х ро­ман­ти­че­ские пла­ны и да­же на­чав­шие во­пло­щать их в жизнь в фор­ме со­зда­ния фер­мер­ских хо­зяйств (100 лет на­зад мо­на­хи вы­ра­щи­ва­ли тут ар­бу­зы), из­го­тов­ле­ния и тор­гов­ли су­ве­ни­ра­ми и ор­га­ни­за­ции экс­кур­сий. Про­бле­ма бы­ла в том, что все эти ви­ды де­я­тель­но­сти к се­ре­дине ну­ле­вых мо­но­по­ли­зи­ро­вал мо­на­стырь, остав­ший­ся на ост­ро­ве так­же и един­ствен­ным ра­бо­то­да­те­лем.

Впро­чем, же­ла­ю­щие мог­ли и устро­ить­ся: кро­ме мо­на­хов и по­слуш­ни­ков в мо­на­сты­ре все­гда есть «труд­ни­ки», ра­бо­та­ю­щие за хар­чи и кров и на­би­ра­е­мые хоть из приш­лых, хоть из мест­ных. Но этот ста­тус, обя­зы­ва­ю­щий еще и к без­ро­пот­но­сти, ко­неч­но, не устра­и­вал

«ро­ман­ти­ков». Воль­но же! Так же мож­но лу­ка­вить и об уче­ных, эми­гри­ру­ю­щих из Рос­сии в по­ис­ках не толь­ко сыт­ной жиз­ни, но и сво­бо­ды: раз­ве их кто-то вы­дав­ли­вал? Ко­неч­но, ост­ров по­те­рял ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных спе­ци­а­ли­стов, а кем их смог и смог ли во­об­ще за­ме­нить мо­на­стырь — это во­прос от­дель­ный.

Кан­ди­дат ис­то­ри­че­ских на­ук Олег Яро­вой, по­свя­тив­ший ис­то­рии Ва­ла­а­ма мно­же­ство ис­сле­до­ва­ний, по­ссо­рил­ся с на­мест­ни­ком еще в на­ча­ле 90-х. Пред­ме­том спо­ра, од­на­ко, бы­ли его на­уч­ные вы­во­ды, про­ти­во­ре­ча­щие цер­ков­ной вер­сии ос­но­ва­ния мо­на­сты­ря. Его же­на, экс­кур­со­вод Ири­на Смир­но­ва (осе­ла на Ва­ла­а­ме в 1985 го­ду), на­би­ра­ла экс­кур­сан­тов са­мо­сто­я­тель­но и про­по­ве­до­ва­ла им эту «ересь». Их се­мья и ста­ла од­ной из пер­вых, кто был вы­се­лен с Ва­ла­а­ма.

Эта де­пор­та­ция че­рез су­ды ин­те­рес­на уни­каль­ным до­ку­мен­том за под­пи­сью вла­ды­ки: «Воз­ра­же­ни­я­ми на кас­са­ци­он­ную жа­ло­бу». Уве­ряя су­ды в том, что Смир­но­ва ни­ко­гда не про­жи­ва­ла на ост­ро­ве, епи­скоп поды­то­жи­ва­ет: «Се­мья очень же­ла­ет по­пасть в ка­те­го­рию по­сто­ян­но про­жи­ва­ю­щих, так как то­гда чле­ны се­мьи, как они ду­ма­ют мог­ли бы рас­счи­ты­вать на три од­но­ком­нат­ные квар­ти­ры, сто­и­мость ко­то­рых по це­нам г. Сор­та­ва­ла пре­вы­ша­ет 3 млн. руб­лей. Есть за что по­бо­роть­ся…» (ор­фо­гра­фия и пунк­ту­а­ция ори­ги­на­ла).

До­ку­мен­ты и сви­де­те­ли под­твер­жда­ют, что Смир­но­ва про­во­ди­ла-та­ки боль­шую часть вре­ме­ни на ост­ро­ве, но грех лже­сви­де­тель­ства, на­вер­ное, все же на со­ве­сти со­труд­ни­ков ООО «СЭНТ», го­то­вив­ших до­ку­мент. Сей­час о дру­гом: пись­мо это ды­шит нена­ви­стью: как мог хри­сти­ан­ский свя­щен­ник во­об­ще под­пи­сать та­кое? Что же за ис­ча­дья ада эта Смир­но­ва и все осталь­ные, вы­дво­рен­ные с Ва­ла­а­ма, что да­же у мо­на­хов недо­ста­ет сми­ре­ния со­сед­ство­вать с ни­ми на ост­ро­ве (пло­ща­дью 30 кв. км)?!

Ко­неч­но, их объ­еди­ня­ет толь­ко лю­бовь к Ва­ла­а­му, а так-то все они лю­ди раз­ные: от буй­но­го Си­ни­цы (то­же, впро­чем, че­ло­ве­ка об­ра­зо­ван­но­го) до ти­шай­шей и на­бож­ной Вар­ва­ры Сер­ге­е­вой — био­ло­га, вы­дво­рен­но­го с ост­ро­ва вме­сте с сы­ном-ин­ва­ли­дом. Ее от­кры­тое пись­мо к пат­ри­ар­ху по­лу­чи­ло из­вест­ность, и, как го­во­рят, его мо­лит­ва­ми для них на ост­ро­ве все же на­шлось жи­лье. А что ме­ша­ло сде­лать это для горст­ки осталь­ных? (Их ис­то­рии — то­же раз­ные — лег­ко най­ти в ин­тер­не­те).

овод о за­пре­те на ост­ро­ве вся­ко­го стро­и­тель­ства ока­зы­ва­ет­ся лу­кав, ко­гда ис­хо­дит от мо­на­сты­ря. На­ря­ду с ре­став­ра­ци­ей ста­рин­ных по­стро­ек стро­ят­ся здесь и но­вые «ски­ты», боль­ше по­хо­жие на рос­кош­ные за­кры­тые го­сти­ни­цы. Воз­ве­де­ны и тща­тель­но охра­ня­ют­ся по­чти все­гда пу­сту­ю­щие вил­лы и ба­ни, из­вест­ные сре­ди са­мо­де­я­тель­ных кра­е­ве­дов как да­чи (и ба­ни) пре­зи­ден­та и пат­ри­ар­ха. По­сколь­ку ре­жим при­род­но­го пар­ка фак­ти­че­ски тут боль­ше не дей­ству­ет из-за из­гна­ния тех его со­труд­ни­ков, ко­то­рые сме­ли пе­ре­чить на­мест­ни­ку, все со­гла­со­ва­ния стро­и­тель­ства ока­зы­ва­ют­ся под во­про­сом. От­сут­ству­ет и ар­хи­тек­тур­ный над­зор за ве­де­ни­ем ре­став­ра­ци­он­ных ра­бот, ко­то­рые мо­гут ока­зать­ся обыч­ным но­вым стро­и­тель­ством.

По про­грам­мам «укреп­ле­ния един­ства на­ции» лишь за по­след­ние три го­да АНО «Ва­ла­ам» по­лу­чи­ло на «раз­ви­тие ду­хов­но­про­све­ти­тель­ско­го цен­тра» по­ряд­ка мил­ли­ар­да руб­лей из бюд­же­та. Это да­ле­ко не все день­ги ост­ро­ва: Санкт-Пе­тер­бург­ский во­до­ка­нал по­стро­ил и со­дер­жит во­до­про­вод и очист­ные со­ору­же­ния на Ва­ла­а­ме по ста­тье «соб­ствен­ные рас­хо­ды», а да­чи и ба­ни воз­ве­де­ны за счет Фе­де­раль­ной се­те­вой ком­па­нии и при­бли­жен­ных «бла­го­тво­ри­те­лей», чьи име­на (но не сум­мы по­жерт­во­ва­ний) гор­до зна­чат­ся на па­мят­ных таб­лич­ках.

До­чер­ние струк­ту­ры мо­на­сты­ря ве­дут и соб­ствен­ную ком­мер­че­скую де­я­тель­ность. Из офи­ци­аль­ных до­ку­мен­тов об их ре­ги­стра­ции в Санкт-Пе­тер­бур­ге из­вест­ны на­зва­ния: АНО «Ва­ла­ам», ООО «СЭНТ», ООО «Па­лом­ни­че­ская служ­ба», Бла­го­тво­ри­тель­ный фонд «Свет Ва­ла­а­ма», ООО «Лав­ка Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря», ООО «Му­зей Спа­соПре­об­ра­жен­ско­го Ва­ла­ам­ско­го мо­на­сты­ря», ООО «Мо­на­стыр­ский двор» и дру­гие. Но опять же — неиз­вест­ны по­ка­за­те­ли их при­бы­ли. Тор­гов­ля ве­дет­ся, как пра­ви­ло, без кас­со­вых ап­па­ра­тов, сче­та за го­сти­ни­цу или (по тре­бо­ва­нию) в ка­фе оформ­ля­ют­ся как по­жерт­во­ва­ния.

Столь удач­ное со­че­та­ние без­на­лич­ных и на­лич­ных де­неж­ных по­то­ков (при­том что по за­ко­ну ре­ли­ги­оз­ные ор­га­ни­за­ции поль­зу­ют­ся и зна­чи­тель­ны­ми на­ло­го­вы­ми льго­та­ми) со­зда­ют иде­аль­но за­кры­тую от по­сто­рон­них глаз си­сте­му де­неж­но­го об­ра­ще­ния. Гла­ва Сор­та­ва­лы пря­мо при­зна­ет­ся, что транс­фер­ты этой «ча­сти го­ро­да» про­ле­та­ют ми­мо него, он не за­да­ет во­про­сов.

При этой крайне за­кры­той и непо­нят­ной извне струк­ту­рой оста­ет­ся и сам мо­на­стырь. Кро­ме его ру­ко­вод­ства, ни­кто не зна­ет, сколь­ко имен­но на ост­ро­ве «мо­на­ше­ству­ю­щих» и «труд­ни­ков» и кто они та­кие, а мо­на­стырь еще и скло­нен за­вы­шать чис­лен­ность пер­вых, что­бы луч­ше вы­гля­деть в гла­зах вы­со­ких го­стей. Но ес­ли бы, на­при­мер, здесь за­хо­тел укрыть­ся пре­ступ­ник, ни­кто бы его и не на­шел, ес­ли толь­ко не «по бла­го­сло­ве­нию».

Од­на­ко что про­из­во­дят мо­на­хи? Так мы мог­ли бы по­ста­вить во­прос, будь это за­вод или хоть банк — ведь АНО «Ва­ла­ам» по­лу­ча­ет день­ги на­ло­го­пла­тель­щи­ков, и нема­лые. Но как под­счи­тать эф­фек­тив­ность «укреп­ле­ния един­ства на­ции»?

Утвер­жда­ют, что с мо­мен­та воз­вра­ще­ния мо­на­сты­ря на Ва­ла­а­ме от­ре­мон­ти­ро­ва­ны и по­стро­е­ны за­но­во 28 церк­вей. За­чем их столь­ко, ес­ли здесь вдвое мень­ше иеро­мо­на­хов, име­ю­щих пра­во со­вер­шать ли­тур­гию? Да и слу­жат они в ос­нов­ном в глав­ном хра­ме, это не го­во­ря уже о пастве, ко­то­рая мог­ла бы об­ра­зо­вать 28 при­хо­дов при этих церк­вах. Кто там мо­лит­ся? Это то­же тай­на, мо­жет быть, да­же го­су­дар­ствен­ная: ведь ту­да, на­вер­ное, в чис­ле про­чих за­гля­ды­ва­ют и «пер­вые ли­ца».

Впро­чем, вот что го­во­рит об этом Ии­сус в Еван­ге­лии от Мар­ка (9:35): «Кто хо­чет быть пер­вым, будь из всех по­след­ним и всем слу­гою». Не при­ят­ней ли бы­ло бы Хри­сту вме­сто этих 28 церк­вей на­по­каз уви­деть жи­ли­ща для тех, для ко­го Ва­ла­ам — это то­же лю­бовь?

Та­ки­ми во­про­са­ми за­да­ет­ся, на­при­мер, сын ис­то­ри­ка Оле­га Яро­во­го — кан­ди­дат по­ли­ти­че­ских на­ук и жур­на­лист Глеб Яро­вой. С его рас­сле­до­ва­ни­я­ми, в том чис­ле от­но­си­тель­но фи­нан­со­вых ас­пек­тов де­я­тель­но­сти мо­на­сты­ря, лю­бой же­ла­ю­щий мо­жет озна­ко­мить­ся на сай­те «7х7 — Ка­ре­лия». И по­нят­но, что мо­на­сты­рю он тут та­кой не ну­жен. Но быв­шие «ро­ман­ти­ки» все при­мер­но та­кие же: ил­лю­зии они, ко­неч­но, дав­но уж подут­ра­ти­ли, за­то от­то­чи­ли спо­соб­ность и уме­ние за­да­вать во­про­сы.

Япро­вел на Ва­ла­а­ме неде­лю в ав­гу­сте 2006 го­да, со­брал там мно­го ис­то­рий и то­гда еще ка­зав­ших­ся смеш­ны­ми анек­до­тов, удо­сто­ил­ся да­же ауди­ен­ции у вла­ды­ки Пан­кра­тия, к ко­то­ро­му при­стал с во­про­сом о ста­рин­ном спо­ре меж­ду иоси­ф­ля­на­ми и нес­тя­жа­те­ля­ми, но он от­ве­чал уклон­чи­во («Но­вая», 26 ян­ва­ря 2007 г.). Вто­рой раз я со­би­рал­ся ту­да по­пасть в со­ста­ве груп­пы СПЧ толь­ко что, но мы до­бра­лись лишь до при­ча­ла в Сор­та­ва­ле: ка­тер по при­чине «штор­мо­во­го пре­ду­пре­жде­ния» нам не да­ли, хо­тя с это­го бе­ре­га Ла­до­га вы­гля­де­ла спо­кой­ной. На­шу груп­пу воз­глав­лял Сер­гей Цыплен­ков из «Грин­пис», и сво­и­ми гла­за­ми мы бы, на­вер­ное, уви­де­ли то, что «па­лом­ни­че­ская служ­ба» по­ка­зы­вать не лю­бит. Бо­лее удач­ли­вой ока­за­лась ом­буд­смен Та­тья­на Москаль­ко­ва: за неде­лю до нас она-та­ки по­бы­ва­ла на ост­ро­ве. За­то в Сор­та­ва­ле мы еще раз встре­ти­лись с уже со­всем немно­ги­ми, кто еще не со­гла­сил­ся на пе­ре­се­ле­ние, а за­од­но озна­ко­ми­лись в су­де с ма­те­ри­а­ла­ми де­ла о под­жо­ге «Зим­ки».

Сам факт экс­пе­ди­ции Москаль­ко­вой, как и на­шей, сви­де­тель­ству­ет о со­зрев­шем где-то «свы­ше» же­ла­нии по­мочь вы­нуж­ден­ным пе­ре­се­лен­цам. Но толь­ко ли по­мочь, или еще и «за­крыть во­прос», уго­во­рив за­мол­чать тех, кто по­ка еще за­да­ет неудоб­ные во­про­сы? (Так, пу­тем ком­пен­са­ций, уда­лось до­го­во­рить­ся с быв­шим гла­вой по­сел­ка Ва­ла­ам, ко­то­рый был ко­гда-то са­мым ак­тив­ным участ­ни­ком «со­про­тив­ле­ния», и дру­ги­ми).

По­мочь — это, ко­неч­но, пра­виль­но и нрав­ствен­но: как-то уж боль­но не по-хри­сти­ан­ски с ни­ми обо­шлись. Но нена­висть, ко­то­рую про­де­мон­стри­ро­вал в от­но­ше­нии них мо­на­стырь и на ко­то­рую они лишь от­ве­ти­ли вза­им­но­стью, не ли­це­мер­ная, а ис­крен­няя. Раз­ли­тая и да­ле­ко за пре­де­ла­ми Ва­ла­а­ма, она зна­ко­ма нам как об­ще­при­ня­тое в ны­неш­ней Рос­сии от­но­ше­ние к ина­ко­мыс­ля­щим, по­жа­луй, да­же к ино­вер­цам. Ведь это во­прос ве­ры: мно­гие ва­ла­ам­ские «дис­си­ден­ты» то­же опре­де­ля­ют се­бя хри­сти­а­на­ми, но у них ка­кая-то не та­кая ве­ра. Имен­но раз­ни­ца вер и по­до­гре­ла бы­то­вой кон­фликт до гра­ду­са ки­пя­щей нена­ви­сти, а там и по­лых­ну­ло — слу­чай­но в «Зим­ке». Но нена­висть, в от­ли­чие от люб­ви, не воз­ни­ка­ет ни с то­го ни с се­го, обыч­но за ней все-та­ки сто­ят день­ги.

Вы хо­ти­те люб­ви по­кор­ных? Но лю­бовь, ко­то­рой ис­пол­не­но Еван­ге­лие, — это чув­ство и при­ви­ле­гия сво­бод­ных лю­дей. Раз уж за­шел раз­го­вор о ве­ре, Ии­сус на про­тя­же­нии всех Еван­ге­лий ни­ко­гда ни­ко­го ни­от­ку­да не про­го­нял, за ис­клю­че­ни­ем эпи­зо­да из­гна­ния из хра­ма тор­гу­ю­щих. Он да­же ни­ко­гда ни­ко­го не про­клял, кро­ме, опять же, од­но­го эпи­зо­да: встре­ти­лась ему на пу­ти смо­ков­ни­ца, не при­но­ся­щая доб­ро­го пло­да, — вот ее в на­зи­да­ние лю­дям он про­клял, и она за­сох­ла.

Столь удач­ное со­че­та­ние без­на­лич­ных и на­лич­ных де­неж­ных по­то­ков (при­том что ре­ли­ги­оз­ные ор­га­ни­за­ции поль­зу­ют­ся на­ло­го­вы­ми льго­та­ми) со­зда­ют иде­аль­но за­кры­тую от по­сто­рон­них глаз си­сте­му

Но­вень­кий Свя­то–Вла­ди­мир­ский «скит». Фо­то­гра­фию до­ма для ста­ро­жи­лов в Сор­та­ва­ле по­ме­щать ря­дом не хо­чет­ся

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.