Бе­зу­мец Па­ши­нов

Бло­гер из ли­пец­ко­го се­ла де­сять лет кри­ти­ку­ет мест­ные вла­сти. Его пы­та­лись за­да­вить, рас­стре­лять и по­са­дить, а те­перь за­став­ля­ют прой­ти при­ну­ди­тель­ный пси­хи­ат­ри­че­ский осмотр

Novaya Gazeta - - ОПЫТ ЧАСТНОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ - Ни­ки­та ГИРИН, «Но­вая»

Идиот и ге­рой

В ре­ше­нии су­да ука­за­но, что Па­ши­нов со­ци­аль­но не адап­ти­ро­ван, враж­де­бен к лю­дям и раз­го­ва­ри­ва­ет сам с со­бой. «От­ме­ча­ет­ся раз­но­пла­но­вость мыш­ле­ния, непо­сле­до­ва­тель­ность вы­ска­зы­ва­ний, непро­из­воль­ная ми­ми­ка», — го­во­рит­ся в до­ку­мен­те.

Ко­гда я встре­тил Па­ши­но­ва в ре­дак­ци­он­ном ко­ри­до­ре, он рас­смат­ри­вал экс­по­на­ты му­зея «Но­вой га­зе­ты». Мол­ча. С ми­ми­кой то­же все бы­ло в по­ряд­ке.

«Вот, что­бы вы не пе­ре­жи­ва­ли», — улыб­нул­ся Па­ши­нов и про­тя­нул вра­чеб­ное сви­де­тель­ство о сво­ем здо­ро­вье. По при­ез­де в Моск­ву он сра­зу же про­шел осмотр в пси­хи­ат­ри­че­ской боль­ни­це № 1 име­ни Алек­се­е­ва, на спе­ци­а­ли­стов ко­то­рой ли­пец­кие чи­нов­ни­ки не в си­лах по­вли­ять. «Пси­хи­че­ских р-в не вы­яв­ле­но», — гла­сит справ­ка.

«Я бы и в [центр пси­хи­ат­рии име­ни] Серб­ско­го лег на ко­мис­си­он­ную экс­пер­ти­зу, — до­бав­ля­ет Па­ши­нов, — но она 25 штук сто­ит. Для мо­е­го бюд­же­та это сум­ма неподъ­ем­ная, да­же ес­ли вот прям смер­тель­но опас­но бу­дет».

Дмит­рий де­лит­ся ча­ем из тер­мо­са и рас­ска­зы­ва­ет свою судь­бу. Это та­кой кон­цен­трат из су­деб всех нерав­но­душ­ных лю­дей в про­вин­ции, о ко­то­рых мы в «Но­вой га­зе­те» пи­шем под руб­ри­кой «Опыт част­но­го со­про­тив­ле­ния».

Па­ши­нов ро­дил­ся в Доб­ром, но вы­рос на Кам­чат­ке. Там же окон­чил мо­ре­ход­ку (уче­ба при­шлась на на­ча­ло 90-х), ра­бо­тал в мо­ре и на бе­ре­гу, а 15 лет на­зад вер­нул­ся на ро­ди­ну. Устро­ил­ся глав­ным энер­ге­ти­ком в аг­ро­ком­плекс.

«А по­том ме­ня кос­ну­лась те­ма суб­си­дий на стро­и­тель­ство жи­лья. Я ра­бот­ник сель­ско­го хо­зяй­ства, же­на — учи­тель­ни­ца, мы с ро­ди­те­ля­ми жи­вем, нам суб­си­дии по­ло­же­ны. Мы по­да­ли до­ку­мен­ты, и нам пря­мо ска­за­ли: по­ка не да­ди­те взят­ку, ни­че­го де­лать не бу­дем. Я от та­ко­го по­во­ро­та со­бы­тий обал­дел», — вспо­ми­на­ет Па­ши­нов.

Дмит­рий стал за­щи­щать свои пра­ва в су­де, в про­ку­ра­ту­ре.

«Мест­ные то­же обал­де­ли, что кто-то при­е­хал и в суд об­ра­тил­ся. Про­тив вла­сти как бы. Од­ни смот­ре­ли как на иди­о­та, дру­гие — как на ге­роя. Они тут ре­аль­но мир­ные, ста­ра­ют­ся ни­ку­да не лезть, по­то­му что в се­ле все ра­бо­чие ме­ста с бюд­же­том свя­за­ны, и ма­лей­шее под­ни­ма­ние го­ло­вы вле­чет мгно­вен­ное ее от­се­че­ние, — рас­ска­зы­ва­ет Па­ши­нов. — А по­том я втя­нул­ся, по­то­му что лю­ди ста­ли об­ра­щать­ся: а да­вай вот этой те­мой зай­мем­ся, а вот ме­ня тут оби­де­ли…»

Экс­ка­ва­тор и «дэу»

Элек­тро­ме­ха­ник стал юри­стом: со­став­лял до­го­во­ры, ис­ки. «Об­ра­зо­ва­ние я не по­лу­чал. Взял про­грам­му ву­за, от­бро­сил меж­ду­на­род­ное и се­мей­ное пра­во, об­ло­жил­ся книж­ка­ми и все вы­учил».

Че­рез несколь­ко лет по­пу­ляр­ный ли­пец­кий пор­тал Gorod48 от­крыл для чи­та­те­лей воз­мож­ность ве­сти на сво­ей плат­фор­ме бло­ги.

«Ес­ли твой блог по­пу­ля­рен, его вы­во­дят на первую стра­нич­ку. Вот я на­пи­сал там несколь­ко ста­тей про кор­руп­цию, раз­во­ро­вы­ва­ние бюд­жет­ных средств — ну что мне ста­ло из­вест­но в хо­де ра­бо­ты, — го­во­рит Па­ши­нов. — Я обал­дел: там ты­ся­чи про­смот­ров бы­ли. Я да­вай даль­ше, даль­ше [пи­сать]. А чем боль­ше я пи­сал, тем боль­ше ко мне ин­фор­ма­ции по­сту­па­ло».

Дмит­рий за­нял­ся те­мой неза­кон­но­го рас­пре­де­ле­ния зе­мель­ных участ­ков в Доб­ров­ском рай­оне, ко­то­рый «как Руб­лев­ка в Москве».

«Схе­ма ка­кая бы­ла? Да­ет­ся объ­яв­ле­ние в га­зет­ку ти­ра­жом 50 эк­зем­пля­ров, что участ­ки вы­став­ля­ют­ся на аук­ци­он. 49 эк­зем­пля­ров тут же уни­что­жа­ют­ся, а по­след­ний по­сту­па­ет в биб­лио­те­ку. Его под­ши­ва­ют ко всем до­ку­мен­там, а участ­ки бес­плат­но — по­то­му что вто­рой пре­тен­дент «не на­шел­ся» — пе­ре­да­ют в од­ни и те же ру­ки. И, как пра­ви­ло, эти ру­ки свя­за­ны с чи­нов­ни­ка­ми, — рас­ска­зы­ва­ет Па­ши­нов. — Од­ну ста­тью на­пи­сал, вто­рую, пя­тую. И вот од­на­жды ко мне в семь утра впер­вые при­шел со­труд­ник по­ли­ции».

По­ли­цей­ский ска­зал, что ес­ли Па­ши­нов «не пре­кра­тит», то его са­мо­го об­ви­нят в неза­кон­ном обо­ро­те зем­ли. Па­ши­нов не пре­кра­тил — и ед­ва не был за­жи­во по­хо­ро­нен.

«Вы­де­ли­ли у нас день­ги на рас­чист­ку рус­ла ре­ки Во­ро­неж. Ку­пи­ли спе­ци­аль­ный ковш. Пе­сок вы­чер­пы­ва­ют, на бе­рег вы­бра­сы­ва­ют. А он как бы го­су­дар­ствен­ный пе­сок, он дол­жен быть опри­хо­до­ван и за­чис­лен в каз­ну, — объ­яс­ня­ет Па­ши­нов. — И мы смот­рим: его по­сто­ян­но во­ру­ет Ко­ля Мар­ты­нов, во­ди­тель и те­ло­хра­ни­тель [Ана­то­лия] Гла­зу­но­ва, [быв­ше­го] гла­вы се­ла. У него своя тех­ни­ка, и он ко­му-то от­гру­жа­ет».

В то вре­мя Дмит­рий воз­глав­лял рай­он­ную ячей­ку Пар­тии на­род­ной сво­бо­ды. Вме­сте с пред­ста­ви­те­лем ЛДПР Юри­ем Су­хо­те­ри­ным на его «Дэу» Па­ши­нов 8 ав­гу­ста 2011 го­да по­ехал к ре­ке. Экс­ка­ва­тор во­всю гру­зил пе­сок в «Ка­мАЗы». Муж­чи­ны ста­ли фо­то­гра­фи­ро­вать каз­но­крад­ство на те­ле­фо­ны.

«Вы­шел Ко­ля, — вспо­ми­на­ет Па­ши­нов. — Ру­ки в кар­ма­ны, «что вы хо­ти­те, не да­е­те ра­бо­тать». «Ни­ко­лай, — го­во­рю, — ты во­ру­ешь». Он от­ве­ча­ет: «Ах, вы так ста­ви­те во­прос? Ну ес­ли вы до кон­ца иде­те, то я то­же пой­ду до кон­ца». Са­дит­ся в по­груз­чик, на­би­ра­ет в ковш пе­сок… А мы в ма­шине на­хо­дим­ся. Вот то­гда бы­ло ре­аль­но страш­но. Но­га моя еще в са­лоне, а ковш уже опус­ка­ет­ся — жуть».

Мар­ты­нов вы­ва­лил пе­сок на лег­ко­вуш­ку. Хруп­кая «Дэу» Су­хо­те­ри­на сло­ма­лась по­по­лам.

Па­ши­нов счи­та­ет, что это бы­ло по­ку­ше­ние на об­ще­ствен­ных де­я­те­лей, но де­ло воз­бу­ди­ли по ста­тье «по­вре­жде­ние иму­ще­ства». По сло­вам бло­ге­ра, Мар­ты­нов объ­яс­нял про­ис­ше­ствие неис­прав­но­стью в гид­ро­си­сте­ме.

«За­мя­ли, — со­жа­ле­ет Па­ши­нов. — Су­хо­те­рин под­вел: взял 300 ты­сяч. Я го­во­рил: «Юрий Ни­ко­ла­ич, не бе­ри день­ги, мы это де­ло рас­ка­ча­ем, мы его по­са­дим. А он нет, ис­пу­гал­ся. Мне, го­во­рит, кре­дит брать. Мар­ты­нов «де­я­тель­но рас­ка­ял­ся», и де­ло пре­кра­ти­ли за при­ми­ре­ни­ем сто­рон, да­же без су­ди­мо­сти».

Вы­стрел и «Доб­рые ве­сти»

Че­рез пол­то­ра го­да, 26 ап­ре­ля 2013го, Па­ши­но­ва при­пуг­ну­ли вновь.

«Ве­чер, я до­ма, на ру­ках ре­бе­нок ма­лень­кий, ме­ся­цев во­семь. Сту­чат в ок­но. Пе­ре­дал ре­бен­ка жене, от­кры­ваю. Сто­ит груп­па ре­бят. Ви­жу си­лу­эты в ос­нов­ном, по­то­му что тем­но уже, а осве­ща­ет их свет из до­ма. «Дмит­рий Па­ши­нов — ты?» Я го­во­рю: «Я». Смот­рю: один за па­зу­ху по­тя­нул­ся. Я от­пря­нул за стой­ку, и раз­да­лись два вы­стре­ла, — вспо­ми­на­ет Па­ши­нов. — Од­на пу­ля про­би­ла стек­ло­па­кет и от­ри­ко­ше­ти­ла в пле­чо, а вто­рая за­ле­те­ла в квар­ти­ру. Ору­жие трав­ма­ти­че­ское, но там метр-пол­то­ра рас­сто­я­ние, а це­лил­ся он в ли­цо. Не убил, так по­ка­ле­чил бы точ­но».

По­ли­цей­ская со­ба­ка, утвер­жда­ет Дмит­рий, взя­ла след. Сви­де­те­ли со­об­щи­ли, что ви­де­ли груп­пу муж­чин. Но де­ло да­же не воз­бу­ди­ли. «Ра­за три об­жа­ло­вал, по­том по­нял, что бес­по­лез­но».

По­сле то­го слу­чая Па­ши­нов «немнож­ко сба­вил обо­ро­ты». Дмит­рий по­дру­жил­ся с ком­му­ни­ста­ми и стал пуб­ли­ко­вать­ся на сай­те со смеш­ным на­зва­ни­ем «Доб­рые ве­сти». Те­мы бы­ли та­кие: при­ва­ти­за­ция гла­вой слу­жеб­но­го до­ма, при­ва­ти­за­ция му­ни­ци­паль­ной ба­ни, в ре­зуль­та­те ко­то­рой но­во­му соб­ствен­ни­ку по­че­му-то до­пла­ти­ли из бюд­же­та; на­ру­ше­ния на вы­бо­рах.

Вре­ме­на­ми Па­ши­но­ву не да­ва­ли под­нять го­ло­вы. Его от­ца «по­про­си­ли» из рай­он­ной ад­ми­ни­стра­ции. Же­ну уво­ли­ли из от­де­ла кад­ров по­ли­кли­ни­ки пря­мо во вре­мя бе­ре­мен­но­сти. «За­мглав­вра­ча пла­ка­ла: «Та­ню­ша, уволь­ся, по­жа­луй­ста, ина­че ме­ня уво­лят». На­пи­са­ла за­яв­ле­ние, оста­лись без де­крет­ных».

Вре­ме­на­ми про него как буд­то за­бы­ва­ли. Так Дмит­рий воз­гла­вил жи­лищ­но-ком­му­наль­ную кон­то­ру, в про­шлом му­ни­ци­паль­ную, а те­перь част­ную. Но и тут не уда­лось из­бе­жать кон­флик­тов с вла­стью.

Чмо и ко­зел

«В мае 2017 го­да я при­шел в про­ку­ра­ту­ру. У од­но­го пред­при­я­тия был пе­ред на­ми долг, про­во­ди­лась про­ку­рор­ская про­вер­ка, мне нуж­но бы­ло по­смот­реть ма­те­ри­а­лы — чи­стая фор­маль­ность», — рас­ска­зы­ва­ет Па­ши­нов.

Про­ку­рор Па­жет­ных по­про­сил Дмит­рия на­звать но­мер ма­те­ри­а­ла, по­сле че­го он его «по­зна­ко­мит».

«По­шел в кон­то­ру, а это шесть ки­ло­мет­ров. Вы­пи­сал но­мер, об­рат­но иду, две­на­дцать ки­ло­мет­ров про­шел, по пу­ти зво­ню: «Ан­дрей Ни­ко­ла­е­вич, ну что, по­зна­ко­ми­те?» А он от­ве­ча­ет: «Я уез­жаю,

Са­дит­ся в по­груз­чик, на­би­ра­ет в ковш пе­сок… Вот то­гда бы­ло ре­аль­но страш­но. Но­га моя еще в са­лоне, а ковш уже опус­ка­ет­ся — жуть

мне се­го­дня неко­гда ва­ми за­ни­мать­ся». За­чем же я хо­дил? — воз­му­ща­ет­ся Па­ши­нов. — Лад­но, ду­маю, пой­ду офи­ци­аль­ным пу­тем: на­пи­шу за­яв­ле­ние на озна­ком­ле­ние. При­хо­жу, а он си­дит в ка­би­не­те. «Ан­дрей Ни­ко­ла­е­вич, вы че­го не уеха­ли-то? За­чем об­ма­ны­ва­е­те?» — «А я что, вам обя­зан?» Ну, сло­во за сло­во… Он вы­толк­нул ме­ня из ка­би­не­та и же­лез­ной две­рью со всей си­лы при­ще­мил ру­ку. Ру­ка опух­ла, я в шо­ке, вы­зы­ваю по­ли­цию».

Од­на­ко по­тер­пев­шим по уго­лов­но­му де­лу ока­зал­ся во­все не Па­ши­нов.

«Про­ку­рор, — пред­по­ла­га­ет Дмит­рий, — ис­пу­гал­ся, по­то­му что знал, что я сни­му по­бои и до­ве­ду де­ло до кон­ца. И на­пи­сал встреч­ное за­яв­ле­ние, что я его оскор­бил. Вме­ня­ет­ся та­кая фра­за: «Вы недо­стой­ны но­сить по­го­ны, по­то­му что вы чмо и ко­зел». Кто сви­де­те­ли? Сек­ре­тарь про­ку­ра­ту­ры и до­зна­ва­тель Доб­ров­ско­го от­де­ла по­ли­ции, чьи де­ла этот про­ку­рор кон­тро­ли­ру­ет».

Рас­сле­до­ва­ние шло пол­то­ра го­да. Па­ши­но­ва объ­яв­ля­ли в ро­зыск, до­став­ля­ли в тап­ках из се­ла в Ли­пецк, на пол­дня за­кры­ва­ли в от­де­ле без ле­карств от аст­мы. «В суд об­ра­щал­ся — при­зна­ва­ли неза­кон­ным по­ста­нов­ле­ние о при­во­де. Вы­хо­жу из су­да — они тут же сно­ва при­вод осу­ществ­ля­ют».

В про­вер­ке его и сви­де­тель­ских по­ка­за­ний на по­ли­гра­фе Па­ши­но­ву от­ка­за­ли. За­то спро­си­ли: «Как вы от­не­се­тесь, ес­ли мы про­ве­дем в от­но­ше­нии вас пси­хи­ат­ри­че­скую экс­пер­ти­зу?» Дмит­рий схо­дил на при­ем к на­чаль­ни­ку след­ствен­но­го управ­ле­ния, и тот дал ука­за­ние экс­пер­ти­зу не про­во­дить. «Но что-то у них на­ме­ча­лось с пси­хи­ат­ри­ей», — уже то­гда по­нял Па­ши­нов.

А в ночь на 26 июля 2018 го­да гла­ва се­ла Ва­ле­рий Ма­ли­ков про­ехал­ся по Доб­ро­му пья­ным.

Ма­г­нит и же­лез­ные опи­лоч­ки

«Мне по­зво­ни­ли лю­ди, ко­то­рые пре­сле­до­ва­ли Ма­ли­ко­ва, я ска­зал им сни­мать все на ви­део, — го­во­рит Па­ши­нов. — Он от­ка­зал­ся ды­шать в ал­ко­те­стер и ска­зал, что сдаст кровь. Мы по­ни­ма­ем, что зав­тра кровь бу­дет дру­гая, и всю­ду пи­шем: «У нас есть со­мне­ния, что кровь не под­ме­нят».

И кровь не под­ме­ни­ли. (Ско­ро дол­жен со­сто­ять­ся суд.) Но че­рез ме­сяц по­сле той пуб­ли­ка­ции в «Доб­рых ве­стях» Па­ши­нов по­лу­чил из­ве­ще­ние от пси­хи­ат­ра Еле­ны Ко­сти­ной: «Мною бы­ло рас­смот­ре­но пись­мен­ное об­ра­ще­ние ад­ми­ни­стра­ции сель­ско­го по­се­ле­ния <…> о ва­шем при­ну­ди­тель­ном пси­хи­ат­ри­че­ском осви­де­тель­ство­ва­нии без ва­ше­го со­гла­сия». Ко­сти­на пред­ло­жи­ла Па­ши­но­ву прой­ти осмотр доб­ро­воль­но.

«Я сна­ча­ла не при­дал это­му зна­че­ния, — при­зна­ет­ся Па­ши­нов. — По­зво­нил зна­ко­мым юри­стам в Москве. Они пе­ре­зва­ни­ва­ют, го­во­рят: «Все пло­хо, со­би­рай ве­щи, уез­жай из Ли­пец­кой об­ла­сти». И рас­ска­за­ли по пунк­там, что бу­дет даль­ше: «Они сде­ла­ют за­клю­че­ние, что ты боль­ной, пси­хи­атр об­ра­тит­ся в суд, суд на­пра­вит те­бя на осви­де­тель­ство­ва­ние, те­бе да­дут ди­а­гноз, при­чем та­кой, что ты не смо­жешь от­ту­да вый­ти, и те­бя нач­нут ле­чить».

Пер­вые три ша­га доб­ров­ские вла­сти сде­ла­ли в точ­но­сти так, как пред­ска­зы­ва­ли мос­ков­ские дру­зья Па­ши­но­ва.

«Я на­пи­сал бу­ма­гу, что я по­лу­чил из­ве­ще­ние, не про­тив прой­ти осмотр, но по­сколь­ку Ко­сти­на за­ви­сит от глав­вра­ча Ан­же­лы Пав­лен­ко, а я пи­сал в от­но­ше­нии Пав­лен­ко раз­об­ла­чи­тель­ные ста­тьи, то Ко­сти­на мо­жет быть необъ­ек­тив­на, так что я прой­ду осмотр в лю­бой дру­гой по­ли­кли­ни­ке, — рас­ска­зы­ва­ет Па­ши­нов. — Они вто­рую при­сы­ла­ют бу­маж­ку: на­прав­ле­ние в об­ласт­ную боль­ни­цу».

Там, утвер­жда­ет Па­ши­нов, у Ма­ли­ко­ва и Пав­лен­ко то­же есть «свя­зи». Что­бы про­ду­мать ли­нию за­щи­ты, Дмит­рий че­рез про­ку­ра­ту­ру ис­тре­бо­вал по­сту­пив­шее в боль­ни­цу за­яв­ле­ние гла­вы.

«Он под­шил к за­яв­ле­нию ку­чу объ­яс­не­ний раз­ных граж­дан, — рас­ска­зы­ва­ет Па­ши­нов. — Это кто, до­пу­стим? Пред­се­да­тель рай­он­но­го Со­ве­та де­пу­та­тов Во­ло­дя Мя­чин, ге­рой мо­ей ста­тьи о неза­кон­ном по­лу­че­нии суб­си­дий на жи­лье. Пред­при­ни­ма­те­ли и со­се­ди Крем­нё­вы, то­же ге­рои пуб­ли­ка­ций, плюс лич­ные кон­флик­ты бы­ли с ни­ми. Со­труд­ни­ки ад­ми­ни­стра­ции… Я при­хо­жу по по­не­дель­ни­кам на при­ем к Ма­ли­ко­ву, вклю­чаю ка­ме­ру и за­даю во­про­сы, вот та­кой я фор­мат при­ду­мал. «Ва­ле­рий Ана­то­лье­вич, а как вот эти день­ги рас­пре­де­ля­ют­ся, а как вот те?» Он те­ря­ет­ся и несет бред, а мы это по­том ре­жем и вы­кла­ды­ва­ем. А они что пи­шут? «Вры­ва­ет­ся, орет, пы­та­ет­ся брать у всех ин­тер­вью». Я го­во­рил, что ме­ня по­сто­ян­но за­дер­жи­ва­ют со­труд­ни­ки по­ли­ции. Они пи­шут: «Все вре­мя го­во­рит, что его пре­сле­ду­ют вра­ги». Каж­дое мое дей­ствие или вы­ска­зы­ва­ние ин­тер­пре­ти­ру­ет­ся вот так».

Из по­ка­за­ний Оль­ги Алек­сан­дро­вой, на­чаль­ни­цы еди­ной де­жур­ной дис­пет­чер­ской служ­бы Доб­ров­ско­го рай­о­на (здесь и да­лее ор­фо­гра­фия и пунк­ту­а­ция ори­ги­на­ла):

«Па­ши­нов Д.А. при­шел в ад­ми­ни­стра­цию в май­ке. На про­ход­ной за­да­ли во­прос к ко­му и по ка­ко­му во­про­су, но в от­вет Па­ши­нов Д.А. на­чал кри­чать <…> и <…> пе­ре­прыг­нул че­рез тур­ни­кет и бе­гом по­бе­жал на 2-ой этаж. Это бы­ло так стран­но, что мы ре­ши­ли под­нять­ся сле­дом, т.к. вид у него был угро­жа­ю­щий и мог­ли быть пло­хие по­след­ствия. Па­ши­нов Д.А, под­ни­ма­ясь по лест­ни­це, кри­чал <…>: «не при­бли­жай­тесь, я мо­гу убить».

Па­ши­нов: «Это бы­ло во вре­мя пред­вы­бор­ной кам­па­нии. Я го­то­вил ре­пор­таж о неза­кон­ной аги­та­ции за «Еди­ную Рос­сию». Был в му­зы­каль­ной шко­ле, боль­ни­це, ДК и, ко­неч­но, по­шел в ад­ми­ни­стра­цию. Про­ку­рор­ская про­вер­ка вы­яви­ла, что тур­ни­ке­ты на вхо­де уста­нов­ле­ны неза­кон­но, но их так и не убра­ли. По­это­му я дей­стви­тель­но их пе­ре­прыг­нул, про­шел­ся по ад­ми­ни­стра­ции и опуб­ли­ко­вал боль­шой ма­те­ри­ал с фо­то­гра­фи­я­ми».

Из по­ка­за­ний Вла­ди­ми­ра Мя­чи­на, пред­се­да­те­ля Со­ве­та де­пу­та­тов Доб­ров­ско­го му­ни­ци­паль­но­го рай­о­на, глав­но­го ре­дак­то­ра га­зе­ты «Зна­мя Ок­тяб­ря»:

«Осе­нью 2016 го­да Па­ши­нов Д.А. при­шел в ре­дак­цию, по­тре­бо­вал от его име­ни дать объ­яв­ле­ние на услу­ги, ко­то­рые тре­бу­ют вы­да­чи ли­цен­зии. Мною по этой при­чине бы­ло от­ка­за­но в пуб­ли­ка­ции, но в от­вет Па­ши­нов Д.А. схва­тил ле­жа­щую ря­дом уве­си­стую пач­ку-под­шив­ку га­зет и мол­ча неожи­дан­но рез­ко бро­сил в ме­ня. Ес­ли бы я не увер­нул­ся от это­го уда­ра, то дан­ной под­шив­кой он мог ме­ня про­сто убить. <…> По­том уда­рил ме­ня ру­кой в под­бо­ро­док и на­чал кри­чать, что все вра­ги, все про­тив его и убе­жал. <…> По­ли­ция не усмот­ре­ла в этом де­ле уго­лов­но­го де­ла. Од­на­ко по­сле это­го, ви­дя Па­ши­но­ва Д.А. я про­сто опа­са­юсь за свою жизнь и ста­ра­юсь обой­ти его сто­ро­ной. Од­на­жды я ви­дел на ули­це Па­ши­но­ва Д.А, ко­то­рый шел и раз­го­ва­ри­вал вслух, но ря­дом из лю­дей ни­ко­го с ним не бы­ло. Это для ме­ня бы­ло очень стран­ным».

Па­ши­нов: «Да­ви­ли на­шу жи­лищ­ную кон­то­ру, хо­те­ли за­брать все ак­ти­вы. Я под­го­то­вил объ­яв­ле­ние в га­зе­ту, при­звал лю­дей пла­тить, на­пи­сал, что мы не со­би­ра­ем­ся по­вы­шать це­ны, а вот ес­ли при­дет дру­гой опе­ра­тор, из Ли­пец­ка, то це­ны од­но­знач­но по­вы­сят­ся. Мя­чи­ну да­ли ко­ман­ду мое объ­яв­ле­ние не пуб­ли­ко­вать. Я при­шел, спра­ши­ваю: «По­че­му?» В от­вет — ма­тер­ная ти­ра­да. Дра­ки не бы­ло, един­ствен­ное — я взял пач­ку га­зет и швыр­нул ему на стол, ска­зал: «Без­об­раз­но се­бя ве­де­те», — и вы­шел. Он за мной по­гнал­ся. Я же и вы­звал по­ли­цию».

Сло­вом, на каж­дое об­ви­не­ние в су­ма­сше­ствии у бло­ге­ра есть контр­ар­гу­мен­ты. Но под­твер­дить их ни­кто не ре­ша­ет­ся — слов­но в се­ле не оста­лось че­ло­ве­ка, о ко­то­ром Па­ши­нов не на­пи­сал раз­об­ла­чи­тель­ную ста­тью. Да­же ли­пец­кие жур­на­ли­сты, ко­то­рые го­то­ви­ли свои пуб­ли­ка­ции по ма­те­ри­а­лам Па­ши­но­ва, в по­след­ние пол­го­да ста­ли его из­бе­гать. «Вы с ним осто­рож­нее, он пер­со­наж неод­но­знач­ный», — ска­зал ано­ним­но один из них. Кол­ле­га пред­по­ло­жил, что Па­ши­нов — на са­мом де­ле ком­мер­сант, но ка­кие у Дмит­рия ком­мер­че­ские ин­те­ре­сы — от­ве­тить не смог и по­со­ве­то­вал об­ра­тить­ся в… ад­ми­ни­стра­цию.

Гла­ва Доб­ро­го Ви­та­лий Ма­ли­ков не от­ве­тил на звон­ки кор­ре­спон­ден­та «Но­вой га­зе­ты».

Сей­час «удач­ли­вый ком­мер­сант» Па­ши­нов под­ра­ба­ты­ва­ет в мас­сов­ках в «Остан­ки­но» (от 400 до 1100 руб­лей за 12–14 ча­сов в сту­дии).

«До­ма ни ко­пей­ки де­нег, — го­во­рит Дмит­рий. — По­след­ние ме­ся­цы про­шли в борь­бе: ме­ня за­дер­жи­ва­ли, я хо­дил по су­дам. Жи­ли на зар­пла­ту же­ны. А ле­том у же­ны нет зар­пла­ты, по­то­му что она учи­тель­ни­ца. Толь­ко от­пуск­ные. А на от­пуск­ные мы оде­ли ре­бен­ка в шко­лу — и все».

По­лу­чив справ­ку о пси­хи­че­ском здо­ро­вье в мос­ков­ском дис­пан­се­ре, Дмит­рий от­зво­нил­ся в Ли­пец­кий рай­он­ный суд и по­про­сил ис­тре­бо­вать до­ку­мент: «Ес­ли суд объ­ек­ти­вен, он, ко­неч­но, ис­тре­бу­ет. Бес­по­лез­но. От­пра­вил им скан на по­чту: «Мы не по­лу­чи­ли». В ито­ге всё рас­смот­ре­ли за один день».

Как на­роч­но, на­ка­нуне отъ­ез­да Па­ши­но­ва в суд так­же пе­ре­да­ли де­ло по оскорб­ле­нию про­ку­ро­ра.

«Я на­пи­сал на же­ну до­ве­рен­ность, она об­жа­ло­ва­ла ре­ше­ние. Но воз­вра­щать­ся сей­час рис­ко­ван­но, несмот­ря на все пси­хо­ло­ги­че­ские мо­мен­ты: что же­на там од­на, что ре­бе­нок в шко­лу по­шел, — счи­та­ет Дмит­рий. — Ди­а­гноз бу­дет сто про­цен­тов. Пусть неболь­шой, за­то мож­но бу­дет го­во­рить, что я боль­ной. Ну это я пе­ре­жи­ву. А вот ка­ко­ва ве­ро­ят­ность по­ме­ще­ния в ста­ци­о­нар для «ле­че­ния» — вот это бес­по­ко­ит ме­ня боль­ше все­го, по­то­му что за­щи­ты нет ни­ка­кой».

Па­ши­нов по­ла­га­ет, что в ду­ше мно­гие од­но­сель­чане по-преж­не­му за него. Под­дер­жать его сло­вом или де­лом им ме­ша­ет за­ви­си­мость от мест­ных вла­стей и те­ле­ви­зо­ра.

«Ко­гда ты ста­но­вишь­ся ча­стью си­сте­мы, ты за­ни­ма­ешь ее по­зи­цию сра­зу, ина­че ты бу­дешь сам се­бя об­ма­ны­вать,— рас­суж­да­ет Па­ши­нов. — Да­же здо­ро­вать­ся пе­ре­ста­ют. Но как толь­ко че­ло­ве­ка за­де­ва­ет что-ни­будь, он сра­зу твой луч­ший друг. Пом­ни­те школь­ный экс­пе­ри­мент по фи­зи­ке? Вы­сы­па­ли же­лез­ные опи­лоч­ки на ли­сто­чек, ма­г­нит под­но­си­ли, и они вы­стра­и­ва­лись ров­но… Вот так и об­ще­ство вы­стро­и­ли».

24 сен­тяб­ря Дмит­рий Па­ши­нов про­шел ко­мис­си­он­ный осмотр в Не­за­ви­си­мой пси­хи­ат­ри­че­ской ас­со­ци­а­ции Рос­сии. Вы­во­ды: рас­стройств нет, ос­но­ва­ний для при­ме­не­ния мер недоб­ро­воль­но­го ха­рак­те­ра — то­же. До­ку­мент бу­дет пред­став­лен в Ли­пец­ком об­ласт­ном су­де.

Под­дер­жать Па­ши­но­ва ни­кто не ре­ша­ет­ся — слов­но в се­ле не оста­лось че­ло­ве­ка, о ко­то­ром он не на­пи­сал раз­об­ло­чи­тель­ную ста­тью

Дмит­рий Па­ши­нов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.