Ток­сич­ность Рос­сии

На вы­бо­рах в Лат­вии по­бе­ди­ла пар­тия, опи­ра­ю­ща­я­ся на рус­ских. Но фор­ми­ро­вать пра­ви­тель­ство ей не до­ве­рят

Novaya Gazeta - - ТЕМЫ НЕДЕЛИ - Ма­рия ЕПИФАНОВА, соб. корр. «Новой» в стра­нах Бал­тии

Всуб­бо­ту в Лат­вии про­шли выборы в Сейм — глав­ный за­ко­но­да­тель­ный ор­ган стра­ны. Эти выборы по­би­ли сра­зу несколь­ко ре­кор­дов: во-пер­вых, са­мая низ­кая яв­ка — 54% — со вре­мен вос­ста­нов­ле­ния не­за­ви­си­мо­сти. Во-вто­рых, в чис­ле по­бе­ди­те­лей — сра­зу три но­вых пар­тии, ко­то­рые впер­вые вой­дут в пар­ла­мент. В-тре­тьих, в но­вом со­зы­ве со­став де­пу­та­тов об­но­вит­ся на две тре­ти.

Не­из­мен­ным оста­ет­ся од­но: снова на вы­бо­рах по­беж­да­ет пар­тия «Со­гла­сие», опи­ра­ю­ща­я­ся на рус­ско­языч­ный элек­то­рат, но, по­хо­же, снова оста­ет­ся в оп­по­зи­ции.

Сейм Лат­вии из­би­ра­ет­ся каж­дые че­ты­ре го­да, в его со­ста­ве ра­бо­та­ют 100 де­пу­та­тов. Важ­ной функ­ци­ей Сей­ма яв­ля­ет­ся на­зна­че­ние пре­зи­ден­та: в Лат­вии гла­ву го­су­дар­ства вы­би­ра­ют не граж­дане, а де­пу­та­ты пар­ла­мен­та.

Глав­ная про­бле­ма по­сле вы­бо­ров — фор­ми­ро­ва­ние ко­а­ли­ции, для это­го нуж­но, что­бы боль­ше по­ло­ви­ны (51+) де­пу­та­тов до­го­во­ри­лись о со­труд­ни­че­стве. Даль­ше пра­вя­щая ко­а­ли­ция фор­ми­ру­ет пра­ви­тель­ство и утвер­жда­ет сво­их кан­ди­да­тов на ми­ни­стер­ские по­сты.

Этот пред­вы­бор­ный год в Лат­вии вы­дал­ся от­кро­вен­но непро­стым. Он на­чал­ся с круп­но­го скан­да­ла в бан­ков­ском сек­то­ре: фи­нан­со­вая раз­вед­ка США об­ви­ни­ла один из круп­ней­ших бан­ков стра­ны в мас­штаб­ном от­мы­ва­нии де­нег — в ос­нов­ном из Рос­сии.

Второй глав­ной те­мой пред­вы­бор­но­го го­да ста­ла так на­зы­ва­е­мая ре­фор­ма рус­ских школ, в ап­ре­ле окон­ча­тель­но утвер­жден­ная пре­зи­ден­том Рай­мон­дом Вей­о­ни­сом. Ны­неш­няя ре­фор­ма пред­по­ла­га­ет еще боль­шее уве­ли­че­ние до­ли ла­тыш­ско­го в шко­лах нац­мень­шинств, а в стар­ших клас­сах с 2021 го­да все обу­че­ние долж­но ид­ти на ла­тыш­ском.

Про­те­сты про­тив пе­ре­хо­да на ла­тыш­ский ста­ли са­мы­ми мас­со­вы­ми в Лат­вии за по­след­ние несколь­ко лет. За­то эта ис­то­рия поз­во­ли­ла ак­ти­ви­зи­ро­вать­ся «Рус­ско­му со­ю­зу Лат­вии» (РСЛ) — еще од­ной пар­тии, пред­став­ля­ю­щей ин­те­ре­сы на­ци­о­наль­но­го мень­шин­ства, ко­то­рая в по­след­ние го­ды рас­те­ря­ла элек­то­рат и во­об­ще счи­та­ет­ся в Лат­вии до­воль­но мар­ги­наль­ной: ли­де­ры РСЛ одоб­ря­ют при­со­еди­не­ние Кры­ма к Рос­сии и во­об­ще вся­че­ски вы­сту­па­ют за друж­бу с боль­шим со­се­дом. Впро­чем, выборы РСЛ все рав­но про­иг­рал, не пре­одо­лев 5-про­цент­ный ба­рьер.

Зна­чи­тель­ная часть ло­зун­гов этой кам­па­нии ка­са­лась гео­по­ли­ти­че­ских кон­флик­тов и «рус­ских» тем. Так, боль­шой ажи­о­таж вы­зва­ли пред­вы­бор­ные пла­ка­ты «Но­во­го Един­ства». На них дей­ству­ю­щий ми­нистр ино­стран­ных дел Эд­гар Рин­ке­вич обе­щал: «Наз­ло Крем­лю Лат­вия яв­ля­ет­ся и бу­дет успеш­ной стра­ной». Неко­то­рые в от­вет за­пу­сти­ли в фейс­бу­ке флеш­моб с хе­ш­те­гом #на­зло­крем­лю. Те­му внеш­ней угро­зы ак­тив­но раз­ви­ва­ло и «На­ци­о­наль­ное объ­еди­не­ние» — еще од­на пар­тия из пра­вя­щей ко­а­ли­ции. Их тра­ди­ци­он­ные ло­зун­ги: ла­тыш­ская Лат­вия, борь­ба с рос­сий­ской про­па­ган­дой, уве­ли­че­ние рас­хо­дов на обо­ро­ну, даль­ней­шая ин­те­гра­ция в НАТО.

Ин­те­рес­но, что да­же «Со­гла­сие» в этот раз по­ста­ра­лось от­ме­же­вать­ся от ро­ли глав­но­го за­щит­ни­ка рус­ских, а сво­ей ос­нов­ной за­да­чей на­зва­ло по­вы­ше­ние ми­ни­маль­ной пен­сии: вро­де бы про­бле­ма, ко­то­рая не свя­за­на с на­ци­о­наль­ным при­зна­ком. За­то ла­тыш­ским из­би­ра­те­лям «Со­гла­сие» очень по­ста­ра­лось от­пра­вить чет­кий сиг­нал: мы не толь­ко за рус­ских и хо­тим ме­нять­ся.

В ре­зуль­та­те на вы­бо­рах «Со­гла­сие» по­бе­ди­ло, на­брав 19,8% го­ло­сов — в но­вом Сей­ме они по­лу­чат 23 ман­да­та. И, су­дя по все­му, снова ока­жут­ся в оп­по­зи­ции: все осталь­ные шесть пар­тий, пре­одо­лев­шие 5-про­цент­ный ба­рьер, уже за­яви­ли, что го­то­вы ве­сти пе­ре­го­во­ры о фор­ми­ро­ва­нии ко­а­ли­ции друг с дру­гом, но без «Со­гла­сия». В прин­ци­пе, это тра­ди­ци­он­ный рас­клад: уже ко­то­рые выборы под­ряд боль­ше все­го ман­да­тов по­лу­ча­ет «Со­гла­сие», но в ре­зуль­та­те все рав­но оста­ет­ся в оп­по­зи­ции.

Глав­ные пре­тен­зии к «Со­гла­сию», как пра­ви­ло, ка­са­ют­ся их «про­рос­сий­ской» на­прав­лен­но­сти, а это в Лат­вии — осо­бен­но по­сле ок­ку­па­ции Кры­ма — се­рьез­ное об­ви­не­ние.

В суб­бо­ту пя­ти­про­цент­ный ба­рьер пре­одо­ле­ли семь пар­тий. При этом пар­тии из ны­неш­ней пра­вя­щей ко­а­ли­ции ока­за­лись в кон­це это­го спис­ка, за­то про­шли три но­вые пар­тии, до сих пор в пар­ла­мен­те не пред­став­лен­ные.

Что ин­те­рес­но, пар­тия, по­лу­чив­шая вто­рое место — KPV LV (аб­бре­ви­а­ту­ра пе­ре­во­дит­ся как «Ко­му при­над­ле­жит го­су­дар­ство?»), — то­же рис­ку­ет не вой­ти в ко­а­ли­цию. Во-пер­вых, их (и небез­осно­ва­тель­но) счи­та­ют по­пу­ли­ста­ми. Во-вто­рых, в KPV то­же под­твер­ди­ли, что не вой­дут в од­ну ко­а­ли­цию с «Со­гла­си­ем». Но ес­ли ни «Со­гла­сие», ни KPV не хотят ви­деть в ко­а­ли­ции, то ва­ри­ант толь­ко один: пра­вя­щая ко­а­ли­ция из остав­ших­ся пя­ти пар­тий, по­то­му что то­гда как раз по­лу­чит­ся чуть боль­ше по­ло­ви­ны де­пу­та­тов. И все рав­но нуж­но бу­дет объ­яс­нить, по­че­му в фор­ми­ро­ва­нии пра­ви­тель­ства не участ­ву­ет ни по­бе­див­шая пар­тия, ни пар­тия, по­лу­чив­шая вто­рое место. Вопросы вы­зы­ва­ет и жиз­не­спо­соб­ность ко­а­ли­ции из пя­ти пар­тий, при этом очень раз­ных идео­ло­ги­че­ски.

Ва­ри­ант ко­а­ли­ции толь­ко один — из пя­ти очень раз­ных идео­ло­ги­че­ски пар­тий

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.