Ис­чез­нув­ший

Во Фран­ции недо­уме­ва­ют, по­че­му про­па­жа гла­вы Ин­тер­по­ла не вы­зва­ла меж­ду­на­род­ный скан­дал

Novaya Gazeta - - СКАНДАЛЫ НЕДЕЛИ - Юрий САФРОНОВ, соб. корр. «Новой», Па­риж

В вос­кре­се­нье, 7 ок­тяб­ря, Ин­тер­пол объ­явил о «мо­мен­таль­ном вступ­ле­нии в си­лу» про­ше­ния сво­е­го пре­зи­ден­та, ки­тай­ца Мен Хун­вэя, об от­став­ке. До это­го в те­че­ние почти двух недель уле­тев­ший в Ки­тай гос­по­дин Мен Хун­вей не по­да­вал при­зна­ков жиз­ни, и еще 6 ок­тяб­ря Ин­тер­пол со­об­щал о том, что обес­по­ко­ен судь­бой сво­е­го ру­ко­во­ди­те­ля, и в свя­зи с этим требует разъ­яс­не­ний от ки­тай­ских вла­стей.

Что про­изо­шло

«Ин­тер­пол за­про­сил че­рез офи­ци­аль­ные пра­во­охра­ни­тель­ные ка­на­лы у ки­тай­ских вла­стей (ин­фор­ма­цию) о по­ло­же­нии дел пре­зи­ден­та Ин­тер­по­ла Мэн Хун­вэя. Ге­не­раль­ный сек­ре­та­ри­ат Ин­тер­по­ла с нетер­пе­ни­ем ожи­да­ет офи­ци­аль­но­го от­ве­та от вла­стей Ки­тая на (на­шу) обес­по­ко­ен­ность по по­во­ду со­сто­я­ния пре­зи­ден­та», — та­кое со­об­ще­ние бы­ло опуб­ли­ко­ва­но от име­ни Юр­ге­на Што­ка, ге­не­раль­но­го сек­ре­та­ря Ин­тер­по­ла 6 ок­тяб­ря.

При этом 64-лет­ний пре­зи­дент Мэн Хун­вэй — ко­то­рый од­но­вре­мен­но за­ни­ма­ет пост ви­це-ми­ни­стра внут­рен­ней без­опас­но­сти (МВД) Ки­тая — не по­да­вал при­зна­ков жиз­ни с 25 сен­тяб­ря. Во вся­ком слу­чае, так утвер­жда­ет его же­на. За несколь­ко дней до это­го он «нена­дол­го» при­ле­тел в Ки­тай из Шве­ции (где на­хо­дил­ся в ко­ман­ди­ров­ке).

Пер­вой об ис­чез­но­ве­нии Мэн Хун­вэя со­об­щи­ла как раз его су­пру­га Мэн Гр­эйс — днем 4 ок­тяб­ря, че­рез стра­ни­цу в фейс­бу­ке. Тем же ве­че­ром же­на Хун­вэя об­ра­ти­лась с за­яв­ле­ни­ем о его про­па­же в ли­он­скую по­ли­цию. Ей и двум де­тям по­ли­ция предо­ста­ви­ла охра­ну, при этом се­мья пе­ре­еха­ла из сво­ей по­сто­ян­ной квар­ти­ры в Ли­оне, где на­хо­дит­ся штаб-квар­ти­ра ор­га­ни­за­ции, в отель.

На сле­ду­ю­щий день ли­он­ская про­ку­ра­ту­ра по­ру­чи­ла рас­сле­до­ва­ние де­ла о про­па­же че­ло­ве­ка меж­ре­ги­о­наль­но­му управ­ле­нию уго­лов­ной по­ли­ции Ли­о­на, а фран­цуз­ское ми­ни­стер­ство внут­рен­них дел «вы­ра­зи­ло обес­по­ко­ен­ность». В этом же за­яв­ле­нии го­во­ри­лось о том, что «ки­тай­ские вла­сти» по­ка не да­ли от­ве­та на за­прос, от­прав­лен­ный че­рез бю­ро Ин­тер­по­ла в Пе­кине, и «пе­ре­го­во­ры с ки­тай­ски­ми вла­стя­ми про­дол­жа­ют­ся».

В тот же день, то есть на 11-й день по­сле «про­па­жи» сво­е­го пре­зи­ден­та, са­ма Меж­ду­на­род­ная ор­га­ни­за­ция уго­лов­ной по­ли­ции вы­пу­сти­ла со­от­вет­ству­ю­щее ком­мю­ни­ке. На­ко­нец, в вос­кре­се­нье, 7 ок­тяб­ря, же­на пре­зи­ден­та Ин­тер­по­ла сде­ла­ла за­яв­ле­ние для прес­сы (си­дя спи­ной к жур­на­ли­стам) в од­ном из ли­он­ских оте­лей. По­дав­ляя всхли­пы, она за­чи­та­ла на ки­тай­ском и ан­глий­ском «при­зыв к меж­ду­на­род­но­му со­об­ще­ству» с прось­бой сде­лать все воз­мож­ное для осво­бож­де­ния Мэн Хун­вэя. Она так­же по­ка­за­ла в сво­ем мо­биль­ни­ке со­об­ще­ния, по­лу­чен­ные от му­жа с мо­мен­та его про­па­жи. Днем 25 сен­тяб­ря он на­пи­сал ей в WhatsApp «Жди мо­е­го звон­ка», а че­рез че­ты­ре ми­ну­ты от­пра­вил гра­фи­че­ский зна­чок с изоб­ра­же­ни­ем но­жа («оче­вид­но, он хо­тел по­ка­зать, что на­хо­дит­ся в опас­но­сти»). Еще че­рез 7 ми­нут же­на впер­вые по­пы­та­лась ему по­зво­нить са­ма, но с тех пор его те­ле­фон боль­ше не от­ве­чал.

При­мер­но че­рез час по­сле вы­ступ­ле­ния же­ны Мэн Хун­вэя свою по­зи­цию, на­ко­нец, за­яви­ли ки­тай­ские вла­сти. На сай­те Цен­траль­ной дис­ци­пли­нар­ной ин­спек­ци­он­ной ко­мис­сии ком­пар­тии Ки­тая по­яви­лось со­об­ще­ние о том, что Мэн Хун­вэй «на­хо­дит­ся под след­стви­ем», так как «по­до­зре­ва­ет­ся в на­ру­ше­нии за­ко­на».

Ну и уже по­сле это­го, ве­че­ром 7 ок­тяб­ря, Ин­тер­пол со­об­щил, что «по­лу­чил про­ше­ние об от­став­ке гос­по­ди­на Мэн Хун­вэя с по­ста пре­зи­ден­та» и это про­ше­ние «мо­мен­таль­но всту­пи­ло в си­лу».

Ис­пол­ня­ю­щим обя­зан­но­сти пре­зи­ден­та Ин­тер­по­ла вре­мен­но был на­зна­чен стар­ший ви­це-пре­зи­дент Ким Чен Ян (пред­ста­ви­тель Юж­ной Ко­реи), а новый пре­зи­дент бу­дет из­бран на бли­жай­шей сес­сии Ге­нассам­блеи, ко­то­рая прой­дет в Ду­бае с 18 по 21 но­яб­ря. При этом новый пре­зи­дент бу­дет из­бран толь­ко до 2020 го­да — то есть до то­го вре­ме­ни, ко­гда долж­ны бы­ли ис­течь пол­но­мо­чия Мэн Хун­вэя: та­кой по­ря­док — в уста­ве ор­га­ни­за­ции.

В уста­ве Ин­тер­по­ла, ко­неч­но, ни­че­го не го­во­рит­ся о том, что имен­но Ге­не­раль­ный сек­ре­та­ри­ат дол­жен де­лать в слу­чае по­хи­ще­ния пре­зи­ден­та. Но фор­маль­но ре­ше­ние о «мо­мен­таль­ном вступ­ле­нии в си­лу» про­ше­ния об от­став­ке не про­ти­во­ре­чит пра­ви­лам ор­га­ни­за­ции.

Мож­но так­же с боль­шой до­лей уве­рен­но­сти пред­по­ло­жить, что и фран­цуз­ским вла­стям, и из­бе­жав­шим ки­тай­ско­го «пле­не­ния» ру­ко­во­ди­те­лям Ин­тер­по­ла из­вест­но боль­ше, чем они со­об­ща­ют. Днем 8 ок­тяб­ря во время тра­ди­ци­он­но­го «се­ан­са» от­ве­тов на он­лайн-за­про­сы жур­на­ли­стов пред­ста­ви­тель фран­цуз­ско­го МИДа за­явил, что «Франция при­ня­ла к све­де­нию вче­раш­нее за­яв­ле­ние Ин­тер­по­ла о немед­лен­ной от­став­ке сво­е­го пре­зи­ден­та» и «на­по­ми­на­ет о сво­ей пол­ной под­держ­ке ра­бо­ты Ин­тер­по­ла».

За­прос «Новой», на вся­кий слу­чай на­прав­лен­ный 8 ок­тяб­ря в пресс-служ­бу Ин­тер­по­ла (не­смот­ря на пре­ду­пре­жде­ние о том, что ор­га­ни­за­ция «в даль­ней­шем ни­че­го ком­мен­ти­ро­вать не бу­дет»), по­ка оста­ет­ся без от­ве­та.

В на­шем об­ра­ще­нии со­дер­жит­ся прось­ба от­ве­тить все­го на два во­про­са:

— По­че­му Ин­тер­пол при­нял ре­ше­ние об от­став­ке сво­е­го пре­зи­ден­та, не­смот­ря на це­лую се­рию об­сто­я­тельств (в част­но­сти, рас­сле­до­ва­ния, на­ча­тые Ли­он­ской про­ку­ра­ту­рой по фак­там ис­чез­но­ве­ния Мэн Хун­вэя и угроз в ад­рес его же­ны; а так­же ре­ше­ние МВД Фран­ции о предо­став­ле­нии по­ли­цей­ской охра­ны его се­мье).

— Как Ин­тер­пол мог про­ве­рить «до­сто­вер­ность» от­став­ки сво­е­го пре­зи­ден­та с уче­том то­го фак­та, что он на­хо­дит­ся под пол­ным кон­тро­лем ки­тай­ских вла­стей и мог при­нять «свое ре­ше­ние» под дав­ле­ни­ем и угро­за­ми?

Впро­чем, устав Ин­тер­по­ла со­став­лен так, что им мож­но оправ­дать почти все что угод­но.

На­при­мер, в ста­тье 2 го­во­рит­ся о том, что ор­га­ни­за­ция «долж­на спо­соб­ство­вать мак­си­маль­но воз­мож­но­му ока­за­нию вза­им­ной по­мо­щи» со сто­ро­ны всех пред­ста­ви­те­лей Ин­тер­по­ла «в рамках за­ко­нов, дей­ству­ю­щих в раз­ных стра­нах», но в то же время — «и в ду­хе Все­об­щей де­кла­ра­ции прав че­ло­ве­ка». Что де­лать, ко­гда ки­тай­ские за­ко­ны поз­во­ля­ют в те­че­ние 6 ме­ся­цев удер­жи­вать «по­до­зре­ва­е­мо­го», не пре­ду­пре­ждая об этом да­же его близ­ких, в уста­ве Ин­тер­по­ла не го­во­рит­ся. Хо­тя по­доб­ная прак­ти­ка яв­но про­ти­во­ре­чит Все­об­щей де­кла­ра­ции прав че­ло­ве­ка.

В ста­тье 3 уста­ва Ин­тер­по­ла го­во­рит­ся о том, что «лю­бая де­я­тель­ность и любое вме­ша­тель­ство в вопросы и де­ла, пред­став­ля­ю­щие по­ли­ти­че­ский <…> ха­рак­тер стро­жай­ше за­пре­ще­но». Но хо­тя «охо­та» на те­перь уже экс-пре­зи­ден­та Ин­тер­по­ла мо­жет яв­лять­ся не толь­ко борь­бой ки­тай­ских вла­стей с кор­руп­ци­ей, но и спо­со­бом по­ли­ти­че­ской борь­бы; фор­маль­но и здесь устав Ин­тер­по­ла не на­ру­шен. Ведь ор­га­ни­за­ция дей­стви­тель­но по­ка пуб­лич­но не вме­ши­ва­лась «в во­прос, пред­став­ля­ю­щий по­ли­ти­че­ский ха­рак­тер». До та­кой сте­пе­ни, что 11 дней хра­ни­ла мол­ча­ние о судь­бе сво­е­го пре­зи­ден­та.

8 ок­тяб­ря, на сле­ду­ю­щий день по­сле «от­став­ки» Мэн Хун­вэя, ки­тай­ские вла­сти уточ­ни­ли, что за­дер­жа­ли его за «по­лу­че­ние взят­ки» и за то, что он «по­ста­вил под се­рьез­ную угро­зу пра­вя­щую Ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию и по­ли­цию». И все это ста­ло след­стви­ем «па­губ­но­го вли­я­ния Чжоу Юн­ка­на» — быв­ше­го ми­ни­стра об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти Ки­тая, ко­то­рый и на­зна­чил Мэн Хун­вэя ви­це-ми­ни­стром.

Чжоу Юн­кан от­бы­ва­ет по­жиз­нен­ное на­ка­за­ние по об­ви­не­нию в кор­руп­ции, зло­упо­треб­ле­нии вла­стью и т.д. с 2014 го­да. Оче­вид­но, что Мэн Хун­вэй, от­прав­ля­ясь 25 сен­тяб­ря 2018 го­да в Ки­тай, не мог не пом­нить о том, что яв­ля­ет­ся для вла­стей од­ним из по­след­них вы­со­ко­по­став­лен­ных пред­ста­ви­те­лей «враж­деб­но­го кла­на». Тем бо­лее что ему уже по­да­ли две «чер­ных мет­ки»: в де­каб­ре 2017 го­да сня­ли с по­ста гла­вы Бе­ре­го­вой охра­ны Ки­тая, а в ап­ре­ле 2018-го ис­клю­чи­ли из ячей­ки ком­пар­тии в ми­ни­стер­стве об­ще­ствен­ной без­опас­но­сти. Но, ве­ро­ят­но, Мэн Хун­вэй не мог пред­по­ло­жить, что его ки­тай­ские то­ва­ри­щи осме­лят­ся за­дер­жать пре­зи­ден­та Меж­ду­на­род­ной ор­га­ни­за­ции уго­лов­ной по­ли­ции. И к то­му же это бу­дет со­про­вож­дать­ся дол­гим мол­ча­ни­ем то­ва­ри­щей из Ин­тер­по­ла.

Первую по­пыт­ку ра­ци­о­наль­но объ­яс­нить та­кое мол­ча­ли­вое «со­юз­ни­че­ство» меж­ду Пе­ки­ном и Ли­о­ном пред­при­ня­ла 9 ок­тяб­ря фран­цуз­ская ра­дио­стан­ция Europe 1, ко­то­рая со­об­щи­ла, что по­во­дом мог­ли стать «тес­ные свя­зи» Мэн Хун­вэя с ки­тай­ской ком­па­ни­ей Meiya Pico, ко­то­рая за­ни­ма­ет­ся во­про­са­ми ки­бер­без­опас­но­сти. «С мо­мен­та сво­е­го из­бра­ния» (в но­яб­ре 2016 го­да) Мэн Хун­вэй «ак­тив­но ра­бо­тал над уси­ле­ни­ем стра­те­ги­че­ско­го со­труд­ни­че­ства» Ин­тер­по­ла «с этой ки­тай­ской ком­па­ни­ей» — «до та­кой сте­пе­ни, что это вы­зва­ло опа­се­ния да­же внут­ри са­мо­го Ин­тер­по­ла», где на­ча­лось «сек­рет­ное внут­рен­нее про­ти­во­сто­я­ние» это­му, утвер­жда­ет Europe 1.

«Во­прос был стра­те­ги­че­ским. Нель­зя бы­ло поз­во­лить по­доб­ной ки­тай­ской фир­ме внед­рить­ся в Ин­тер­пол», к то­му же Meiya Pico «яв­ля­ет­ся пря­мым кон­ку­рен­том CMII» (спец­под­раз­де­ле­ния Ин­тер­по­ла по ки­бер­без­опас­но­сти), чей ди­рек­тор «ре­ши­тель­но угро­жал уй­ти в от­став­ку, ес­ли ком­па­ния Meiya Pico ста­нет глав­ным пред­ста­ви­те­лем» Меж­ду­на­род­ной уго­лов­ной по­ли­ции по этим во­про­сам, утвер­жда­ет­ся в пуб­ли­ка­ции Europe 1.

Ра­дио­стан­ция не со­об­ща­ет, кто предо­ста­вил ей эту ин­фор­ма­цию, но ис­точ­ник мо­жет на­хо­дить­ся как в Ли­оне, так и в Пе­кине. Нель­зя ис­клю­чать и то, что Ли­он мо­жет со­труд­ни­чать с Пе­ки­ном в этом во­про­се — в том чис­ле по­то­му, что их ин­те­ре­сы мог­ли сов­пасть.

Впро­чем, это лишь ни­чем не под­креп­лен­ные до­мыс­лы: в ста­тье 30 уста­ва Ин­тер­по­ла го­во­рит­ся о том, что ген­сек­ре­тарь и пер­со­нал Ин­тер­по­ла не долж­ны сле­до­вать «ин­струк­ци­ям ни­ка­ко­го пра­ви­тель­ства и ни­ка­кой ино­стран­ной вла­сти».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.