Рос­сия про­тив Онуф­рия

Сред­ний Ени­сей на­ча­ли за­чи­щать от ста­ро­об­ряд­цев

Novaya Gazeta - - ДЫМ ОТЕЧЕСТВА - Алек­сей ТАРАСОВ, «Но­вая» Фо­то ав­то­ра

Вде­ревне Чул­ко­во Ту­ру­хан­ско­го рай­о­на (вниз по Ени­сею 1065 км от Крас­но­яр­ска) у мест­но­го жи­те­ля Онуф­рия Ефи­мо­ва об­на­ру­жи­лись слож­но­сти с до­ку­мен­та­ми. Есть лишь сви­де­тель­ство о рож­де­нии, по­ка­за­ния сви­де­те­лей и чи­сто­сер­деч­ный рас­сказ са­мо­го Онуф­рия — это­го ока­за­лось до­ста­точ­но для про­це­ду­ры уста­нов­ле­ния лич­но­сти; май­ор Да­вы­до­ва и под­пол­ков­ник Тю­рин по­ста­но­ви­ли счи­тать Онуф­рия граж­да­ни­ном Бра­зи­лии. Бу­ма­ги под­пи­са­ны еще 20 ап­ре­ля.

Про­шло чуть не пол­го­да. 23 сен­тяб­ря к Онуф­рию до­мой при­шли со­труд­ни­ки Рос­гвар­дии и со­об­щи­ли, что ему на­до явить­ся в по­ли­цию Ту­ру­хан­ска. К 9 утра сле­ду­ю­ще­го дня Онуф­рий там был как штык, пре­одо­лев на лодке 383 км. И май­ор Да­вы­до­ва со­ста­ви­ла на граж­да­ни­на Бра­зи­лии про­то­кол об ад­ми­ни­стра­тив­ном пра­во­на­ру­ше­нии. Ска­за­ла ждать, ко­гда су­ду бу­дет до него дело. И Онуф­рий мы­кал­ся в Ту­ру­хан­ске еще че­ты­ре дня без де­ла, спал в лодке. Ждал.

На ше­стой день мы­тарств (а точ­нее — из­де­ва­тельств), 28 сен­тяб­ря, су­дья Люд­ми­ла Зве­ре­ва при­зна­ла Онуф­рия ви­нов­ным (ч. 1.1 ст. 18.8 КоАП): он про­жи­ва­ет в Чул­ко­во неза­кон­но. На­зна­чен штраф в две ты­ся­чи и — при­ну­ди­тель­ное вы­дво­ре­ние за пре­де­лы Рос­сии.

Онуф­рия тут же со­про­во­ди­ли к са­мо­ле­ту и эта­пи­ро­ва­ли в Крас­но­ярск. Сей­час в ожи­да­нии де­пор­та­ции он со­дер­жит­ся за ре­шет­кой в Центре вре­мен­но­го со­дер­жа­ния ино­стран­ных граж­дан ГУ МВД по Крас­но­яр­ско­му краю (пос. Бе­ре­зов­ка). 10-днев­ный срок об­жа­ло­ва­ния по­ста­нов­ле­ния ис­те­ка­ет, ста­ро­об­ряд­цы из Бра­зи­лии в по­след­ний мо­мент по­про­си­ли взять­ся за дело пра­во­за­щит­ни­цу Оль­гу Су­во­ро­ву. И Су­во­ро­ва успе­ла: в вос­кре­се­нье Онуф­рию поз­во­ли­ли под­пи­сать жа­ло­бу на по­ста­нов­ле­ние су­да, и к са­мо­ле­ту в Ту­ру­ханск ее пе­ре­пра­ви­ли во­вре­мя.

Пол­ное офи­ци­аль­ное имя Онуф­рия — Ха­но­фер Ефи­мофф ди Кей­рос, отец бра­зи­лец, а Ха­но­фрий (Онуф­рий) Ефи­мов он по матери — рус­ской, из ста­ро­об­ряд­цев-бес­по­пов­цев ча­со­вен­но­го со­гла­сия. Рож­ден 12 июня 1986 го­да в центре Юж­ной Аме­ри­ки — бра­зиль­ском шта­те Ма­ту-Гро­су. В 12 лет Онуф­рий с ма­те­рью ду­ма­ли — на­все­гда при­ез­жа­ют в Рос­сию, в ду­хов­ный центр ча­со­вен­ных, что в ски­тах и мо­на­сты­рях, спря­тан­ных по во­до­раз­де­лу Дуб­че­са и Ело­гуя, ле­вых при­то­ков Ени­сея. Се­лят­ся в ми­ро­вой сво­ей сто­ли­це — се­ле Сандак­чес (Ту­ру­хан­ский район Крас­но­яр­ско­го края), потом уходят в скит на ре­ке Су­хой Дуб­чес. Мать дей­стви­тель­но вер­ну­лась сю­да на­все­гда, здесь умер­ла в 2008 го­ду.

А Онуф­рия рос­сий­ское го­су­дар­ство те­перь вы­ме­та­ет.

Ко­му и за­чем нужны но­вые го­не­ния ста­ро­об­ряд­цев? В 2012–2014 го­дах при за­пус­ке Бо­гу­чан­ской ГЭС на ени­сей­ском при­то­ке Ан­га­ре за­то­пи­ли все се­ла, за­ло­жен­ные в ХVII–ХVIII ве­ках рус­ски­ми за­сель­ни­ка­ми, пе­ре­се­лен­ца­ми-по­мо­ра­ми. Не осталось ни од­но­го ста­ро­жиль­че­ско­го се­ле­ния, с ни­ми за­топ­ле­ны и сви­де­тель­ства ис­то­ри­че­ских прав рус­ских на огром­ные во­сточ­но­си­бир­ские про­стран­ства. А для ко­го/чего те­перь бе­рут­ся осво­бож­дать от ста­ро­ве­ров Ени­сей­ский Се­вер? Мо­жет, дело в том, что уда­лен­ность от ци­ви­ли­за­ции, нетро­ну­тость ланд­шаф­тов об­ре­та­ет в но­вом ми­ре огром­ную при­ба­воч­ную сто­и­мость?

Пря­мая речь

— В 1999 го­ду с ма­те­рью при­е­ха­ли в Рос­сию, — рас­ска­зы­ва­ет Онуф­рий. — Она умер­ла, и до 2011 го­да я один был. В том го­ду нас по­бра­чи­ли (об­вен­ча­ли по всем при­ня­тым у ча­со­вен­ных за­ко­нам и ри­ту­а­лам. — А. Т.) с же­ной (Ан­то­ни­дой Моск­ви­че­вой.— А. Т.), и мы на­жи­ли тро­их де­тей, 6, 4 и 2 лет (На­та­лью, Ни­ки­ту, Зою, все Онуф­ри­е­ви­чи и Онуфре­ев­ны, и у всех фа­ми­лия же­ны. — А. Т.). Не мо­гу пред­ста­вить, что даль­ше. Же­на в ис­те­ри­ке. Дом к зи­ме не успе­ли под­го­то­вить, ок­на зим­ние не вста­ви­ли, и кто бу­дет это де­лать — не­из­вест­но. Не важ­но, есть ли се­мья, нет, как она бу­дет жить. Увез­ли, и всё, пе­ре­дёв­ку (одеж­ду — пе­ре­одеть­ся. — А. Т.) да­же не да­ли взять до­ма. В Бра­зи­лии ме­ня ни­кто не ждет. Там силь­но да­ле­кие род­ствен­ни­ки. Свя­зи с ни­ми нет. Да и мне ехать ту­да неохо­та.

Суд не при­нял во вни­ма­ние на­ли­чие у Онуф­рия се­мьи и ма­ло­лет­них де­тей, по­сколь­ку брак не ре­ги­стри­ро­вал­ся, у стар­шей до­че­ри сви­де­тель­ства о рож­де­нии нет, у двух млад­ших в сви­де­тель­ствах Онуф­рий в ка­че­стве от­ца не за­пи­сан. В ад­ми­ни­стра­ции Верх­не­им­бат­ска, где на­хо­дит­ся бли­жай­ший от­дел ЗАГС, Ан­то­ни­де то­гда объ­яс­ни­ли: от­ца де­тям мож­но впи­сать толь­ко при на­ли­чии у то­го пас­пор­та. Та­ким об­ра­зом, чи­нов­ни­ки вве­ли в за­блуж­де­ние этих лю­дей, некор­рект­но офор­ми­ли до­ку­мен­ты, а сей­час дру­гие чи­нов­ни­ки, поль­зу­ясь этой за­цеп­кой, не при­зна­ют, что у Онуф­рия в Рос­сии — се­мья.

— От Ха­но­фрия ис­хо­дит скорбь, мне незна­ко­мая, — го­во­рит Су­во­ро­ва. — Его по­вест­во­ва­ние на­пом­ни­ло рас­ска­зы ста­ри­ков о рас­ку­ла­чи­ва­нии. Так­же без ве­щей, под зи­му… Се­мья оста­лась без кор­миль­ца и за­щит­ни­ка (мед­ве­дей в том рай­оне пол­но, а сей­час, пе­ред тем как впасть в спяч­ку, они очень ак­тив­ны)… Вла­сти, упи­ва­ясь все­доз­во­лен­но­стью, ма­ло то­го, что го­ня­ют ста­ро­ве­ров на ре­ке, не поз­во­ляя за­ни­мать­ся ры­бо­лов­ством, в тай­ге, не раз­ре­шая охо­тить­ся, так те­перь устра­и­ва­ют об­ла­ву на них са­мих?

И еще од­на ре­пли­ка. Мы не име­ем пред­став­ле­ния о мас­шта­бе про­блем с неле­га­ла­ми и де­пор­та­ци­ей из Рос­сии. За­ве­са несколь­ко при­от­кры­ва­ет­ся в оче­ре­ди в спец­при­ем­ник. За­няв­ший оче­редь за на­ми: «Пе­ред Олим­пи­а­дой го­род за­чи­стят».

На са­мом де­ле Уни­вер­си­а­дой — она на­ме­че­на в Крас­но­яр­ске на фев­раль­март. Но Чул­ко­во, на­пом­ню, бо­лее чем в ты­ся­че верст от­сю­да. И что та­кое эти ва­ши спор­тив­ные со­рев­но­ва­ния, эти ва­ши «быст­рее, вы­ше, силь­нее» на фоне од­ной щеп­ки се­вер­ных мо­на­сты­рей Дуб­че­са, со­хра­нен­ных ими до­ни­ко­ни­ан­ских книг и икон, са­мо­го об­ра­за жиз­ни этой уеди­нен­ной вет­ви че­ло­ве­че­ства? Да про­сто по срав­не­нию с бла­го­по­лу­чи­ем от­дель­ной се­мьи Онуф­рия и Ан­то­ни­ды?

Вопросы

По­че­му Онуф­рий был на су­де без за­щит­ни­ка? Не уго­лов­ный про­цесс, да, но для кон­крет­но­го че­ло­ве­ка и всей его се­мьи, еще чет­ве­рых, это — кар­ди­наль­ный слом. Что Онуф­рий, с пя­тью клас­са­ми бра­зиль­ской шко­лы, мог про­ти­во­по­ста­вить су­ду, ло­мав­ше­му ему судь­бу? В Рос­сии он по­лу­чил толь­ко цер­ков­ное об­ра­зо­ва­ние, он не знает за­ко­нов и сво­их прав. Но ему не пред­ло­жи­ли бес­плат­но­го за­щит­ни­ка. По­че­му, какой из него от­вет­чик в су­де?

Мир­ским на Се­ве­ре пла­тят про­сто за то, что они там есть, ожив­ляя пей­заж, без­люд­ный на мно­гие сот­ни верст. «Бо­го­ве­ру­ю­щим» (как мир­ские здесь на­зы­ва­ют ча­со­вен­ных) де­нег не нуж­но, оста­ви­ли бы их в по­кое. Ни­ка­ких по­со­бий, ма­те­рин­ских ка­пи­та­лов и т.д. Пен­си­он­ная ре­фор­ма ча­со­вен­ных не вол­ну­ет — пен­сии они, как пра­ви­ло, не бе­рут. Ни по ка­ким уче­там МВД ди Кей­рос не про­хо­дил. Как и по уче­там цен­тра за­ня­то­сти — вел са­мо­сто­я­тель­ное до­маш­нее хо­зяй­ство.

«В от­сут­ствие до­ку­мен­тов, под­твер­жда­ю­щих пра­во на пре­бы­ва­ние (про­жи­ва­ние)», в Чул­ко­во, ра­зу­ме­ет­ся, на­хо­дить­ся ни­как невоз­мож­но. Хо­ро­шо, про­гна­ли его, его же­ну и де­тей. Но кто во­об­ще там, в пол­ной уда­лен­но­сти от ци­ви­ли­за­ции, бу­дет жить? Кто бу­дет при­гля­ды­вать за се­вер­ны­ми тер­ри­то­ри­я­ми? Ча­со­вен­ные — почти ча­со­вые. Си­би­ри. Жи­вут се­бе лю­ди, про­стран­ство не пу­сто. А со­сед­ние по­се­ле­ния — мир­ски­ми пре­жде на­пол­нен­ные — пол­но­стью обез­лю­де­ли.

Май­ор Да­вы­до­ва и под­пол­ков­ник Тю­рин по­ста­но­ви­ли счи­тать Онуф­рия граж­да­ни­ном Бра­зи­лии. Бу­ма­ги под­пи­са­ны еще 20 ап­ре­ля

Чул­ко­во да­же на офи­ци­аль­ном сай­те рай­о­на, не го­во­ря о кра­е­вом портале, не упо­мя­ну­то, к ка­ко­му сель­со­ве­ту при­над­ле­жит — не­из­вест­но. Ко­му бы­ло бы ад­ре­со­вать вопросы о пер­спек­ти­ве зи­мов­ки трех ма­ло­лет­них ре­бят, ес­ли б они там за­дер­жа­лись? Там — ми­нус 50, а то и под 60 бы­ва­ет.

Бла­го, ста­ро­об­ряд­цы во­вре­мя со­об­ра­зи­ли, что де­тей мо­гут от­нять, что сей­час ма­хом най­дет­ся вер­туш­ка для органов опе­ки. В го­род на­до, где про­ще за­те­рять­ся. И Ан­то­ни­да с вы­вод­ком успе­ла сесть на по­след­ний (до се­ре­ди­ны июня сле­ду­ю­ще­го го­да) теп­ло­ход в Крас­но­ярск. Он все­гда пе­ре­пол­нен, мест нет, но Су­во­ро­ва «вклю­чи­ла» свя­зи, и ка­пи­тан «В. Чка­ло­ва» Алек­сей Бо­ярин­цев по­тес­нил эки­паж и под­хва­тил Ан­то­ни­ду с детьми. В Крас­но­ярск при­дут ве­че­ром 9 ок­тяб­ря.

Как бы Онуф­рий смог за­кре­пить свои пра­ва жить на Ени­сее, ес­ли он при­ве­зен сю­да несо­вер­шен­но­лет­ним, мать уда­ли­лась в жен­ский мо­на­стырь, а его пас­порт сго­рел, как он го­во­рит, в по­жа­ре в мо­на­сты­ре в 2006-м? Как бы

он здесь, в глу­ши, не зна­ю­щий ни­ка­кой дру­гой Рос­сии вовне, смог участ­во­вать в этих бю­ро­кра­ти­че­ских кон­струк­ци­ях ми­гра­ци­он­ных служб, во всех этих звон­ких-пу­стых про­грам­мах воз­вра­ще­ния со­оте­че­ствен­ни­ков и про­чих пре­гра­дах, что и гра­мот­ные лю­ди, со свет­ским об­ра­зо­ва­ни­ем не в си­лах пре­одо­леть и по­бо­роть.

Мать умер­ла без го­сре­ги­стра­ции фак­та смер­ти, стар­шая На­та­лья ро­ди­лась без го­сре­ги­стра­ции фак­та рож­де­ния. Эти фак­ты то­же от­ме­ним? Отец у Ни­ки­ты и Зои не за­пи­сан, зна­чит, он им не отец?

Лю­би­мые из­ре­че­ния на­ше­го ру­ко­вод­ства о том, что все долж­но быть по за­ко­ну, о пра­во­вом го­су­дар­стве — хо­ро­шо зву­ча­ли бы в Гер­ма­нии. В Рос­сии пра­во­вое го­су­дар­ство невоз­мож­но, по­ка она столь цен­тра­ли­зо­ва­на. Эти чрез­вы­чай­но раз­лич­ные про­стран­ства и обы­чаи нель­зя уни­фи­ци­ро­вать и при­ве­сти к об­ще­му зна­ме­на­те­лю. Жизнь, тем па­че в Рос­сии, ши­ре ее уста­нов­ле­ний, норм и пра­вил, непо­ни­ма­ние это­го все­гда за­кан­чи­ва­ет­ся оди­на­ко­во — раз­гром­лен­ны­ми судь­ба­ми. Как сей­час у Онуф­рия и Ан­то­ни­ды.

Да, Сандак­чес­ский со­бор 1994 го­да от­ме­нил за­пре­ты ча­со­вен­ных на об­ще­ние с гос­служ­ба­ми и гос­слу­жа­щи­ми («кад­ро­вы­ми»), и уже не толь­ко об­мир­щен­ные до­ку­мен­ти­ру­ют­ся, по­лу­ча­ют пен­сии и соц­по­со­бия, это на усмот­ре­ние каж­до­го от­дель­но­го че­ло­ве­ка, тем не ме­нее на­строй­ка мно­го­ве­ко­во­го укла­да — держаться по­даль­ше от го­су­дар­ства.

Са­ма ре­аль­ность дик­ту­ет то же са­мое, по­сколь­ку го­су­дар­ство здесь и сей­час — это лю­ди в по­го­нах, ло­мя­щи­е­ся в до­ма.

Пу­ти­на

В ре­ше­нии Ту­ру­хан­ско­го рай­су­да об уго­лов­ном де­ле ска­за­но впро­брос: два го­да на­зад, 20 сен­тяб­ря 2016 го­да, Онуф­рия об­ви­ни­ли по стан­дарт­ной здесь 256-й ста­тье УК, часть пер­вая, пункт «б» — неза­кон­ный лов ры­бы с при­ме­не­ни­ем лод­ки. В лодке на­шли у него пять стер­ля­док. Срок услов­но­го на­ка­за­ния ис­тек в июле 2018 го­да.

Ми­нув­шим ле­том мест­ные на­пи­са­ли кол­лек­тив­ное (135 под­пи­сей) по­сла­ние пре­зи­ден­ту. Вкрат­це: ко­ман­ди­ро­ван­ные спец­под­раз­де­ле­ния ве­дут борь­бу не с ор­га­ни­за­то­ра­ми пре­ступ­ных групп, за­ни­ма­ю­щих­ся мас­со­вым ло­вом осет­ро­вых, тай­ме­ня, нель­мы, а с мест­ны­ми ры­ба­ка­ми, до­бы­ва­ю­щи­ми ры­бу для еды; про­ис­хо­дит неспра­вед­ли­вое рас­пре­де­ле­ние ры­бо­лов­ных уго­дий; нехват­ка ли­цен­зий на лов­лю ту­гу­на, ому­ля и дру­гой ры­бы — каж­дый жи­тель впра­ве за­го­то­вить на зи­му не бо­лее 160 грам­мов ту­гу­на (ес­ли вы­де­лен­ную кво­ту по­де­лить рав­но­мер­но на всех або­ри­ге­нов, а как еще — ту­гу­на тут едят все; в то же время ком­мер­че­ские су­да еже­год­но вы­во­зят от­сю­да 80–100 тонн этой ры­бы); тра­ди­ци­он­ная хо­зяй­ствен­ная де­я­тель­ность на­се­ле­ния ква­ли­фи­ци­ру­ет­ся как бра­ко­ньер­ство, фе­де­раль­ные вла­сти за­го­ня­ют лю­дей в без­вы­ход­ную си­ту­а­цию, ве­ро­ят­но обостре­ние кон­фрон­та­ции.

Пре­зи­дент, на­пом­ню, в про­шлом го­ду от­ме­тил бра­ко­ньер­ство в чис­ле «угроз на­ци­о­наль­ным ин­те­ре­сам Рос­сии». И Ени­сей по­ру­чи­ли Рос­гвар­дии — на­ря­ду с Бай­ка­лом и еще 11 объ­ек­та­ми «с наи­бо­лее цен­ны­ми при­род­ны­ми ре­сур­са­ми». Вот толь­ко го­су­дар­ству не ин­те­рес­ны круп­ней­шие ком­па­нии, за­га­див­шие Ени­сей и Ан­га­ру так, что ско­ро в вы­бро­сах их про­мыш­лен­ных ак­ти­вов и меж­ду их пло­ти­на­ми лишь ер­ши­ки оста­нут­ся да ле­щи — ры­ба ис­че­за­ет имен­но из-за бизнеса. Го­су­дар­ству ин­те­ре­сен кре­стья­нин — по­сколь­ку жить на Ени­сее и не пить из род­ной ре­ки, не на­кор­мить ею ре­бен­ка невоз­мож­но. Кре­стья­ни­на и ло­вить без­опас­но. Кро­ме то­го, та­ко­ва тра­ди­ция — край­ний все­гда кре­стья­нин. Игорь Ар­те­мьев:

— Не­по­нят­но, с чего от­дель­ные лич­но­сти в сто­ли­це ре­ши­ли, что на Се­ве­ре жи­вут од­ни бра­ко­нье­ры, и на­гна­ли неадек­ва­та на си­бир­скую зем­лю. Се­вер — это ры­ба, ее здесь ло­вят не для за­ба­вы, как это де­ла­ют моск­ви­чи, это спо­соб про­кор­мить се­мьи. Очень на­де­юсь, что это по­мут­не­ние рас­суд­ка вре­мен­ное, и все бу­дет как рань­ше. Нет, на­вер­ное, как рань­ше уже не бу­дет, оса­док остал­ся. Сергей Ано­сов:

— Ени­сей опу­стел. На­се­ле­ние предпочитает не по­па­дать­ся на гла­за ко­ман­ди­ро­ван­ным сю­да по­ли­цей­ским под­раз­де­ле­ни­ям. Москва, по су­ти, проводит по­ли­ти­ку ге­но­ци­да в от­но­ше­нии на­се­ле­ния Се­ве­ра Крас­но­яр­ско­го края. Од­на из так­ти­че­ских за­дач рыб­ной ма­фии — убрать «лиш­ние гла­за» с ре­ки и под опе­кой по­ли­цей­ских вер­то­ле­тов обес­пе­чить се­бе бес­пре­пят­ствен­ный про­мы­сел за­пре­щен­ных на­ро­ду ви­дов рыб. От­сю­да бря­ца­ние ав­то­ма­тов, штра­фы за нека­зи­стость ло­доч­ных те­лег, за непра­виль­ное ку­па­ние, непра­виль­ную пар­ков­ку и про­чее, не име­ю­щее ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к спа­се­нию осет­ров… На­ши от­цы и де­ды про­ли­ва­ли кровь за то, что­бы мы мог­ли жить в сво­ей стране без стра­ха, что­бы в нас не ты­ка­ли ду­лом ав­то­ма­та и не го­ня­ли, как скот.

Яков Гол­до­бин:

— В Бор (по­се­лок неда­ле­ко от Чул­ко­во. — А. Т.) при­е­ха­ли че­ло­век шесть рос­гвар­дей­цев. Всех по­стро­и­ли — и по­ли­ца­ев, и ин­спек­цию. Те пар­ни (мен­ты) го­во­рят: бес­по­лез­но, ни­как про­тив них. За Бо­ром хотят за­по­вед­ник де­лать. Что­бы рыб­ные ме­ста от про­сто­го на­ро­да сбе­речь.

И вот ди Кей­рос по­пал­ся.

— Ко­гда шло раз­би­ра­тель­ство по стер­ля­жье­му уго­лов­но­му де­лу, су­дом уста­нав­ли­ва­лась лич­ность ди Кей­ро­са, — го­во­рит Су­во­ро­ва. — И ни­кто из офи­ци­аль­ных лиц не со­об­щил ему, что для даль­ней­ше­го пре­бы­ва­ния в Рос­сии недо­ста­точ­но его сви­де­тель­ства о рож­де­нии, нуж­но по­лу­чать ми­гра­ци­он­ное удо­сто­ве­ре­ние и про­чие до­ку­мен­ты, под­твер­жда­ю­щие его пра­во жить тут. Он-то не ви­дел ни­ка­ко­го гре­ха в том, что жи­вет вот так. А по Кон­сти­ту­ции (ст. 24 ч. 2) вла­сти обя­за­ны обес­пе­чить каж­до­му воз­мож­ность озна­ком­ле­ния с до­ку­мен­та­ми и ма­те­ри­а­ла­ми, непо­сред­ствен­но за­тра­ги­ва­ю­щи­ми его пра­ва и сво­бо­ды. Он бы за два го­да ис­пра­вил.

Бра­зи­лия

С на­ча­ла ну­ле­вых ста­ро­об­ряд­цев по все­му ми­ру оку­чи­ва­ют на­ши ди­пло­ма­ты: воз­вра­щай­тесь, Рос­сия вас ждет с рас­про­стер­ты­ми объ­я­ти­я­ми. Кое-кто при­е­хал. И уже, сло­мя го­ло­ву, бе­жал об­рат­но. По­слы и кон­су­лы, мос­ков­ская ин­тел­ли­ген­ция уси­лий не остав­ля­ют, ез­дят по стра­нам и кон­ти­нен­там до сих пор.

Тру­дит­ся ра­бо­чая груп­па под пред­се­да­тель­ством за­мгла­вы пре­зи­дент­ской ад­ми­ни­стра­ции В. Ост­ро­вен­ко. На ос­но­ва­нии ее про­то­ко­ла от 13 фев­ра­ля с.г. боль­шая де­ле­га­ция по­се­ти­ла в ап­ре­ле круп­ные ста­ро­об­ряд­че­ские об­щи­ны Юж­ной Аме­ри­ки. 14 и 15 ап­ре­ля чи­нов­ни­ки и про­фес­со­ра об­ща­лись с той са­мой об­щи­ной, от­ку­да Онуф­рий, — с 96 пред­ста­ви­те­ля­ми ста­ро­вер­че­ских се­мей из де­ре­вень Ма­са­пе и Ко­ло­ния

С на­ча­ла ну­ле­вых ста­ро­об­ряд­цев по все­му ми­ру оку­чи­ва­ют на­ши ди­пло­ма­ты: воз­вра­щай­тесь. Кое-кто при­е­хал. И уже, сло­мя го­ло­ву, бе­жал об­рат­но

Ру­са (штат Ма­ту-Гро­су), при­ле­те­ли на эту встре­чу и ста­ро­об­ряд­цы из США и Ка­на­ды.

Чи­нов­ни­ки до­кла­ды­ва­ют, что го­то­вы пе­ре­се­лить­ся в Рос­сию 15–20%. По­сле слу­чая с ди Кей­ро­сом от­че­ты в крем­лев­ской ад­ми­ни­стра­ции на­до кор­рек­ти­ро­вать.

Еще вес­ной Су­во­ро­ва, под­дер­жи­ва­ю­щая по­сто­ян­ные свя­зи с на­ши­ми в Ма­туГро­су, с се­мьей Фе­одо­та Ки­ли­на (у него 12 де­тей), дей­стви­тель­но слы­ша­ла: зем­ли не хва­та­ет, у мо­ло­дых нет на­де­лов, а по­то­му они внут­ренне го­то­вы к пе­ре­ез­ду. Хо­те­ли бы, ко­неч­но, в Си­бирь, но в прин­ци­пе и Даль­ний Во­сток по­дой­дет (уси­лен­но зо­вут имен­но ту­да). В пе­ре­пис­ку с чи­нов­ни­ка­ми од­на­ко ста­ро­ве­ры всту­пать от­ка­за­лись, от­ве­чая им, что все пе­ре­го­во­ры — толь­ко че­рез Су­во­ро­ву. «Су­во­ро­ву с Ени­сея».

Тут тре­бу­ют­ся по­яс­не­ния. Сто лет на­зад Ки­ли­ны жи­ли на Ени­сее. В Граж­дан­скую сня­лись, ушли в Хар­бин. Потом — Ар­ген­ти­на. По­сле Второй ми­ро­вой не ужи­лись с новыми со­се­дя­ми — нем­ца­ми, а пра­ви­тель­ство Бра­зи­лии при­гла­си­ло на бро­со­вые зем­ли внут­ри кон­ти­нен­та близ эк­ва­то­ра. Со вре­ме­нем об­щи­на ста­ла круп­ней­шим бра­зиль­ским про­из­во­ди­те­лем сои и сор­го.

В на­ча­ле ну­ле­вых Фе­одот Ки­лин от­пра­вил в мо­на­сты­ри на Дуб­чес 17-лет­не­го сы­на Ди­о­ни­са, и там он про­вел 10 лет, по­ка од­на­ж­ды его не вы­зва­ли об­рат­но — нуж­но всту­пать в пра­ва на­след­ства, остав­ля­е­мо­го де­дом. Мно­го все­го: в Бра­зи­лии они раз­бо­га­те­ли — там не толь­ко ком­бай­ны, но и са­мо­ле­ты, ях­ты.

И вот че­ты­ре го­да на­зад Ди­о­нис садится в Чул­ко­во на теп­ло­ход, где фик­си­ру­ют, что до­ку­мен­ты его про­сро­че­ны на 10 лет. Сиг­нал ухо­дит по пу­ти сле­до­ва­ния, и в Ени­сей­ске ста­ро­об­ряд­ца ждут на при­ста­ни ми­гра­ци­он­щи­ки с ОМОНом. Но на том же теп­ло­хо­де на­хо­ди­лась Су­во­ро­ва, она и су­ме­ла спа­сти пар­ня: де­пор­та­ции нель­зя бы­ло до­пу­стить, по­сколь­ку то­гда бы ему за­кры­ли на­дол­го, а то и на­все­гда, въезд в Рос­сию, а у Ди­о­ни­са в со­сед­нем жен­ском мо­на­сты­ре учи­лась за­зно­ба, и они пла­ни­ро­ва­ли об­вен­чать­ся. (Так поз­же и вы­шло: Ди­о­нис вер­нул­ся, за­брал неве­сту в Бра­зи­лию, уже два ре­бен­ка у них.)

В об­щем, по­нят­но, что та­кое для бра­зиль­ской об­щи­ны рос­сий­ское чи­нов­ни­че­ство и кто та­кая для них Су­во­ро­ва. С Онуф­ри­ем Ди­о­нис учил­ся в мо­на­сты­ре. И от­пра­вил Су­во­ро­вой со­об­ще­ние: «Те­тя Оля, сроч­но по­зво­ни, ве­ли­кая опас­ность». Си­де­ли об­щи­ной жда­ли, ко­гда пе­ре­зво­нит. И те­перь, по­нят­но, не до тре­па о пе­ре­се­ле­нии. Су­во­ро­ва: «О ка­ких про­грам­мах пе­ре­се­ле­ния го­во­рить, кур­сах рус­ско­го язы­ка, шко­лах, ес­ли вот он — ди Кей­рос, го­то­вый пе­ре­се­ле­нец, учить рус­ско­му не на­до, пе­ре­во­зить че­рез оке­ан не на­до. Нам на­до до­би­вать­ся, что­бы семью не раз­лу­чи­ли, для это­го на­до на­зна­чить ге­не­ти­че­скую экс­пер­ти­зу для уста­нов­ле­ния фак­та от­цов­ства. И про­сить, что­бы де­пор­та­цию за­ме­ни­ли на доб­ро­воль­ный вы­езд с от­сроч­кой на пол­го­да. А за это время, мо­жет, удаст­ся до­бить­ся вклю­че­ния ди Кей­ро­са в про­грам­му пе­ре­се­ле­ния на Даль­ний Во­сток. Ес­ли уж здесь ему нель­зя».

У бра­зиль­ской об­щи­ны сей­час по­сев­ная, но они при­сталь­но сле­дят за раз­ви­ти­ем со­бы­тий в Крас­но­яр­ске: каж­дую ночь (из-за раз­ни­цы во вре­ме­ни) вы­хо­дят на связь. Вот ведь ка­за­лось бы: Онуф­рий — иде­аль­ный. Не­пью­щий, ра­бо­тя­щий, ро­жа­ю­щий де­тей, ни­че­го от го­су­дар­ства не жду­щий. И все они там та­кие, на сред­нем и ниж­нем Ени­сее. И об­раз их жиз­ни — са­мое то для вре­мен изо­ля­ции и им­пор­то­за­ме­ще­ния. Да про­сто для со­хра­не­ния се­бя, са­мо­иден­ти­фи­ка­ции рус­ским эта их ветвь — как во­да. Но нет. На­вер­ное, дело в том, что помимо де­мо­гра­фии это еще и уко­ре­нен­ная ни­зо­вая де­мо­кра­тия, опыт са­мо­управ­ле­ния. И че­ло­ве­че­ско­го до­сто­ин­ства. А здесь это не нуж­но.

Шан­сов у Онуф­рия и его се­мьи почти нет. Ми­гра­ци­он­ное под­раз­де­ле­ние МВД — это со­всем не те его под­раз­де­ле­ния, что бо­рют­ся с кор­руп­ци­ей и эко­но­ми­че­ски­ми пре­ступ­ле­ни­я­ми, здесь не при­ня­то сда­вать ни на мил­ли­метр. Но рань­ше фев­ра­ля ди Кей­ро­са вряд ли де­пор­ти­ру­ют, в Бра­зи­лию вез­ти на­клад­ней, чем в Та­джи­ки­стан, а бюд­жет ве­дом­ства на ис­хо­де, новый бюд­жет­ный год нач­нет­ся 1 фев­ра­ля.

Онуф­рий Ефи­мов

Ольга Су­во­ро­ва

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.