Жизнь всклад­чи­ну, или О при­ро­де на­ше­го во­ров­ства

«Раз­ли­чие меж­ду лож­ной и здо­ро­вой мо­ра­лью со­сто­ит в том, что пер­вая ищет лишь средств про­тив зла, а вто­рая за­бо­тит­ся о том, что­бы не бы­ло са­мих при­чин это­го зла». Им­ма­ну­ил Кант

Novaya Gazeta - - ТЕХНОЛОГИИ - Сер­гей ГОЛУБИЦКИЙ — спе­ци­аль­но для «Но­вой»

На­ив­но пред­по­ла­гать, что Им­ма­ну­ил Кант не до­га­ды­вал­ся о су­ще­ство­ва­нии аль­тер­на­тив­ных взгля­дов на мо­раль. Очень да­же до­га­ды­вал­ся и да­же изоб­рел ори­ги­наль­ный спо­соб объ­яс­не­ния нрав­ствен­но­го им­пе­ра­ти­ва. В бро­шю­ре «На­блю­де­ния над чув­ством пре­крас­но­го и воз­вы­шен­но­го» (ко­то­рая, кста­ти, будь из­да­на се­год­ня в Ев­ро­со­ю­зе, ми­гом бы по­па­ла под дю­жи­ну тяж­ких уго­лов­ных ста­тей) немец­кий фи­ло­соф с непод­дель­ным от­вра­ще­ни­ем опи­сал обы­чаи и нра­вы «ди­ких» рас и на­ро­дов, из че­го за­клю­чил, что в си­лу их ди­ко­сти чуж­дые си­сте­мы мо­ра­ли мож­но сме­ло иг­но­ри­ро­вать.

Од­но де­ло «неле­пые» аф­ри­кан­ские негры и ин­дий­цы, со­всем дру­гое — друж­ная се­мья ев­ро­пей­ских на­ро­дов. Отец немец­кой клас­си­че­ской фи­ло­со­фии вряд ли до­га­ды­вал­ся, ис­пра­ши­вая для се­бя в 1758 го­ду у рос­сий­ской им­пе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны долж­ность ор­ди­нар­но­го про­фес­со­ра, что го­су­да­ры­ня пра­вит на­ро­дом, чья си­сте­ма нрав­ствен­ных ко­ор­ди­нат уни­каль­на имен­но бук­ва­ли­за­ци­ей ка­те­го­ри­че­ско­го им­пе­ра­ти­ва.

Свое­об­ра­зие рус­ской эти­че­ской кон­струк­ции — что во вре­ме­на Кан­та, что ныне — в ее мно­го­мер­но­сти. По­ми­мо при­выч­но­го за­ко­на су­ще­ству­ют еще и уни­каль­ные рус­ские по­ня­тия. Блат­ную кон­но­та­цию тер­мин по­лу­чил лишь в го­ды со­вет­ской вла­сти, то­гда как ра­нее по­ня­тия ве­ка­ми от­ра­жа­ли пред­став­ле­ния рус­ско­го че­ло­ве­ка о «жиз­ни по прав­де». Слож­ная мно­го­мер­ность воз­ни­ка­ет из про­ти­во­по­став­ле­ний: за­кон — без­за­ко­ние, по­ня­тия — бес­пре­дел. Со­сто­я­ния эти пред­став­ле­ны па­рал­лель­но и ред­ко пе­ре­се­ка­ют­ся.

Уни­каль­ное раз­де­ле­ние пра­вил об­ще­жи­тия на за­ко­ны и по­ня­тия воз­ник­ло из недо­раз­ви­то­сти за­ко­но­твор­че­ства. Не­хват­ки за­ко­нов, из­да­ва­е­мых в Рос­сий­ской им­пе­рии, СССР и РФ, как вы до­га­ды­ва­е­тесь, ни­ко­гда не бы­ло. Вот толь­ко за­ко­ны эти по­сто­ян­но всту­па­ли в про­ти­во­ре­чие с нрав­ствен­ным им­пе­ра­ти­вом (в рус­ском ва­ри­ан­те — с «жиз­нью по прав­де»), по­это­му на­ро­ду при­хо­ди­лось за­ни­мать­ся соб­ствен­ным «за­ко­но­твор­че­ством», до­пол­няв­шим офи­ци­оз сво­и­ми по­ня­ти­я­ми.

Уни­каль­ная рус­ская си­сте­ма об­ще­ствен­ных пра­вил и цен­но­стей при­ве­ла к не ме­нее уни­каль­ным прак­ти­кам. Об од­ном та­ком по­тря­са­ю­щем яв­ле­нии, не име­ю­щем ана­ло­гов в ми­ре, я и рас­ска­жу се­год­ня. Речь пой­дет о склад­чи­нах.

В ки­тай­ском, ин­дий­ском, араб­ском, ев­ро­пей­ском, аме­ри­кан­ском и проч. ин­тер­не­тах все неза­мыс­ло­ва­то: есть за­ко­но­по­слуш­ные по­тре­би­те­ли циф­ро­вых про­дук­тов (ви­део, аудио, ху­до­же­ствен­ных тек­стов и т.п.) и есть во­ры (на уровне ме­та­фо­ры — пи­ра­ты). В за­пад­ных стра­нах за­ко­но­по­слуш­ных нети­за­нов по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство. В стра­нах тре­тье­го ми­ра — по­дав­ля­ю­щее мень­шин­ство.

Во­до­раз­дел объ­яс­ня­ет­ся про­сто: ин­ди­ец и ки­та­ец не мо­жет се­бе поз­во­лить ку­пить ком­пью­тер­ную про­грам­му за 300 дол­ла­ров, ком­пакт-диск за 20 и учеб­ник по про­грам­ми­ро­ва­нию за 60. Но учить­ся и раз­вле­кать­ся хо­чет­ся, по­это­му циф­ро­вые про­дук­ты во­ру­ют.

Граж­дан стран зо­ло­то­го мил­ли­ар­да то­же ду­шит жа­ба, но у них нет ва­ри­ан­тов, по­то­му как они зна­ют, что без­воз­мезд­ное поль­зо­ва­ние чу­жим ин­тел­лек­ту­аль­ным про­дук­том счи­та­ет­ся юри­ди­че­ским пре­ступ­ле­ни­ем.А за­кон в го­ло­вах за­пад­но­го со­вре­мен­но­го че­ло­ве­ка — это свя­тое. Не по­то­му, что за­ко­ны нра­вят­ся, а по­то­му что есть мас­со­вое по­ни­ма­ние: за­ко­ны — это об­ще­ствен­ный по­ря­док, за­щи­та прав и лич­ная без­опас­ность. От­сут­ствие за­ко­нов — ха­ос, дис­ком­форт и раз­ру­ше­ние граж­дан­ско­го об­ще­ства.

И вот в эту плос­кую кар­ти­ну ми­ра вме­ши­ва­ет­ся наш со­оте­че­ствен­ник. Со сво­и­ми уни­каль­ны­ми по­ня­ти­я­ми. В рам­ках этих по­ня­тий лю­бой про­дукт ин­тел­лек­ту­аль­но­го твор­че­ства — сти­хо­тво­ре­ние лю­би­мо­го по­эта, пес­ня по­пу­ляр­но­го бар­да, ки­но­кар­ти­на на­род­но­го ре­жис­се­ра, тем бо­лее про­дукт об­ра­зо­ва­тель­ный — учеб­ный ви­део­курс, ве­би­нар и т.п. — все обя­за­но быть бес­плат­ным!

Даль­ше еще ин­те­рес­нее. Про­сто так взять и украсть по по­ня­ти­ям мож­но толь­ко у фра­е­ра. Или, ес­ли вый­ти за рам­ки блат­ных ре­а­лий, от­би­рать мож­но толь­ко у чу­жих, а не у сво­их. Чу­жим в раз­ные вре­ме­на мог счи­тать­ся ино­ро­дец, по­ме­щик, ми­ро­ед-ку­лак, ки­но­сту­дия Netflix, ком­па­ния Microsoft. За­то от­жать у сво­их — уже бес­пре­дел.

На фун­да­мен­те этой уди­ви­тель­ной мо­ра­ли и ро­ди­лось уни­каль­ное яв­ле­ние Ру­не­та — склад­чи­на. Пред­ставь­те, что на рын­ке есть циф­ро­вой про­дукт (учеб­ный курс, про­грам­ма и т.п.), ко­то­рый пуб­ли­ке нра­вит­ся. Ав­тор кур­са — хо­ро­ший че­ло­век и то­же нра­вит­ся. Про­сто украсть (как по­сту­па­ют ки­тай­ские, ин­дий­ские и про­чие кар­де­ры, вы­ку­пая про­дукт по кра­ден­ным кре­дит­кам) — не по по­ня­ти­ям (по­то­му что бес­пре­дел).

По­это­му по­сту­па­ют сле­ду­ю­щим об­ра­зом: ор­га­ни­зо­вы­ва­ют склад­чи­ну, со­би­ра­ют сред­ства для при­об­ре­те­ния од­ной ко­пии то­ва­ра, по­ку­па­ют его на за­кон­ном ос­но­ва­нии, а за­тем рас­про­стра­ня­ют циф­ро­вой про­дукт меж­ду участ­ни­ка­ми, упла­тив­ши­ми взно­сы.

Для ре­а­ли­за­ции та­кой схе­мы нево­ров­ства в Ру­не­те со­зда­ны ты­ся­чи пор­та­лов. Биз­нес склад­чин от­лич­но ор­га­ни­зо­ван, ав­то­ма­ти­зи­ро­ван и при­но­сит непло­хие день­ги. Лю­бой ма­ло-маль­ски по­пу­ляр­ный ин­тел­лек­ту­аль­ный про­дукт мест­ных ав­то­ров и раз­ра­бот­чи­ков ра­но или позд­но по­па­да­ет на склад­чи­ну.

Я не слу­чай­но упо­тре­бил сло­во мест­ный, по­то­му что толь­ко мест­ные раз­ра­бот­чи­ки по по­ня­ти­ям от­но­сят­ся к сво­им, и их за­пад­ло про­сто гра­бить. Со все­ми немест­ны­ми раз­го­вор ко­рот­кий: за­пад­ная му­зы­ка, филь­мы, кни­ги, жур­на­лы, учеб­ни­ки, ком­пью­тер­ные про­грам­мы от­жи­ма­ют­ся тра­ди­ци­он­ным спо­со­бом — все спо­кой­но кра­дет­ся и вы­кла­ды­ва­ет­ся в от­кры­тый до­ступ на фо­ру­мах и тор­рент-тре­ке­рах.

При­ня­то счи­тать, что на­ши лю­ди идут на склад­чи­ну по бед­но­сти: не в со­сто­я­нии ку­пить ви­део­курс за 10 ты­сяч руб­лей — вот и вы­нуж­де­ны скла­ды­вать­ся. Призна­юсь, я то­же дол­гое вре­мя пре­бы­вал в этой ил­лю­зии, по­ка на соб­ствен­ном опы­те не убе­дил­ся в несо­сто­я­тель­но­сти по­доб­но­го объ­яс­не­ния.

Один из циф­ро­вых про­дук­тов, к ко­то­ро­му при­ло­жил ру­ку я (учеб­ный ви­део­курс МИНОА — ме­то­ди­ки изыс­ка­ния, на­коп­ле­ния, об­ра­бот­ки и ана­ли­за ин­фор­ма­ции), на про­тя­же­нии несколь­ких лет про­да­вал­ся по от­но­си­тель­но вы­со­кой цене — 10 ты­сяч руб­лей.

В на­ча­ле го­да мы ре­ши­ли ра­ди­каль­но рас­ши­рить охват рын­ка, по­это­му сни­зи­ли це­ну в 10 раз, до сим­во­ли­че­ских 988 руб­лей. Про­да­жи ожи­да­е­мо по­вы­си­лись, но еще боль­ше воз­рос­ла ак­тив­ность склад­чи­ков. Се­год­ня склад­чи­ны, ор­га­ни­зо­ван­ные по на­шим про­дук­там, со­би­ра­ют по 100–200 че­ло­век, раз­мер взно­са ко­леб­лет­ся от 10 до 50 руб­лей.

Вы не по­ве­ри­те, но су­ще­ству­ют не толь­ко пря­мые склад­чи­ны, но и склад­чи­ны на склад­чи­ны, участ­ни­ки ко­то­рых со­би­ра­ют день­ги не для по­куп­ки нуж­но­го циф­ро­во­го про­дук­та, а на вы­куп ме­ста в ос­нов­ной склад­чине!

В том, что склад­чи­на — не ре­зуль­тат бед­но­сти, а от­ра­же­ние мен­таль­но­сти, мы окон­ча­тель­но убе­ди­лись ми­нув­шим ле­том, ко­гда на­ча­лись сбо­ры де­нег для по­куп­ки на­ших ве­би­на­ров, ко­то­рые сто­ят 400 руб­лей!

Ко­гда-то дав­но мы по на­ив­но­сти пы­та­лись до­го­ва­ри­вать­ся со склад­чи­ка­ми, де­ла­ли им экс­клю­зив­ные пред­ло­же­ния, объ­яс­ня­ли, что брать чу­жое нехо­ро­шо, но по­том мах­ну­ли ру­кой: все склад­чи­ки, с ко­то­ры­ми при­хо­ди­лось раз­го­ва­ри­вать, ис­кренне ве­ри­ли, что не со­вер­ша­ют ни­че­го про­ти­во­прав­но­го.

Да что там склад­чи­ки! За­г­ля­ни­те в рус­скую Ви­ки­пе­дию: в ста­тье «Склад­чи­на» есть та­кая фра­за: «Мно­гие ав­то­ры ин­фор­ма­ци­он­ных про­дук­тов рас­смат­ри­ва­ют де­я­тель­ность дан­ных фо­ру­мов как непра­во­мер­ную». Мне од­но­му по­ка­за­лось, что вы­ра­же­ние «мно­гие ав­то­ры» зву­чит как упрек здра­во­му смыс­лу? Мол, встре­ча­ют­ся еще чу­да­ки, ко­то­рым ка­жет­ся, что склад­чи­на — это пре­ступ­ле­ние, но мы-то с ва­ми по­ни­ма­ем!

Ха­рак­тер­но, что су­ще­ству­ю­щая за­ко­но­да­тель­ная ба­за пре­вра­ща­ет борь­бу со склад­чи­на­ми в Рос­сии в бес­смыс­лен­ное за­ня­тие. Ска­жем, по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство пла­те­жей от ор­га­ни­за­то­ров склад­чин (т.н. ор­гов) по­сту­па­ет че­рез си­сте­му циф­ро­вой на­лич­но­сти Web Money. Жа­ло­вать­ся в ар­бит­раж Web Money на ор­га­ни­за­то­ра склад­чи­ны и тре­бо­вать бло­ки­ров­ки его сче­та глу­по, по­то­му что на мо­мент со­вер­ше­ния пла­те­жа ни­че­го про­ти­во­за­кон­но­го не про­ис­хо­дит: вот день­ги, вот то­вар — где же здесь кри­ми­нал?

Пред­по­ло­жим, вы хо­ро­шо под­го­то­ви­лись и за­щи­ти­ли свой циф­ро­вой про­дукт (текст или ви­део­курс) во­дя­ным зна­ком с ре­ги­стра­ци­он­ным но­ме­ром, уни­каль­ным для каж­до­го по­ку­па­те­ля. Од­на­ко в су­де вам за­да­дут ре­зон­ный во­прос: «А где до­ка­за­тель­ства то­го, что во­дя­ной знак на неза­кон­но рас­про­стра­нен­ной ко­пии при­над­ле­жит имен­но от­вет­чи­ку?» Вы со­шле­тесь на ба­зу дан­ных, в ко­то­рой вы ве­де­те учет ре­ги­стра­ци­он­ных но­ме­ров.

В от­вет суд по­про­сит вас за­ве­рить ин­фор­ма­цию у но­та­ри­уса. Но­та­ри­ус, ес­ли он в здра­вом уме, за­ве­рять ва­шу ба­зу дан­ных от­ка­жет­ся, но да­же ес­ли со­гла­сит­ся, то толь­ко рас­пе­чат­ку на те­ку­щий день. На что в су­де вам сно­ва за­да­дут ре­зон­ный во­прос: «Где до­ка­за­тель­ства то­го, что вы не внес­ли из­ме­не­ния зад­ним чис­лом и не при­пи­са­ли от­вет­чи­ку ре­ги­стра­ци­он­ный но­мер, за­све­тив­ший­ся на укра­ден­ном про­дук­те?» Пре­зумп­ция же неви­нов­но­сти.

За­вер­шу на па­ра­док­саль­ной но­те: не су­ще­ству­ет не толь­ко юри­ди­че­ских пред­по­сы­лок для борь­бы со склад­чи­ка­ми, но и эко­но­ми­че­ских! Бы­ту­ет на­ив­ное убеж­де­ние, что каж­дая склад­чи­на ли­ша­ет вла­дель­ца ин­тел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти 100–200 (или сколь­ко их там ски­ну­лось в об­щак) по­тен­ци­аль­ных по­ку­па­те­лей.

Sancta simplicitas! (свя­тая про­сто­та!). Да ни один участ­ник склад­чи­ны не яв­ля­ет­ся по­тен­ци­аль­ным по­ку­па­те­лем! Но­си­тель ком­му­наль­ных цен­но­стей не ку­пит ни­ко­гда ваш циф­ро­вой про­дукт из прин­ци­па. Да­же ес­ли вы сни­зи­те це­ну до сим­во­ли­че­ской.

Те же, кто по­ку­пал циф­ро­вые ин­тел­лек­ту­аль­ные про­дук­ты в про­шлом, про­дол­жат их по­ку­пать и в бу­ду­щем. И к склад­чи­нам не по­дой­дут на пу­шеч­ный вы­стрел — по столь же прин­ци­пи­аль­ным со­об­ра­же­ни­ям. Не каж­до­му, в кон­це кон­цов, близ­ки ком­му­наль­ные цен­но­сти, со­зда­ю­щие ре­аль­ность, па­рал­лель­ную юрис­пру­ден­ции. Ко­му-то нра­вит­ся и скуч­ный ев­ро­пей­ский дик­тат за­ко­на.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.