Про­щай, мяг­кая си­ла

По­че­му Кремль не вве­дет зер­каль­но­го за­пре­та на въезд укра­ин­цев

Novaya Gazeta - - CВОЙ / ЧУЖОЙ - Ар­нольд ХАЧАТУРОВ «Но­вая»

Впят­ни­цу Укра­и­на вве­ла за­прет на въезд в стра­ну граж­дан Рос­сии муж­ско­го по­ла в воз­расте от 16 до 60 лет. По­ка что по­гра­нич­ни­ки при­ни­ма­ют ре­ше­ния в ин­ди­ви­ду­аль­ном по­ряд­ке: лю­ди про­ез­жа­ют, ес­ли мо­гут чет­ко объ­яс­нить це­ли по­езд­ки, го­во­рит ру­ко­во­ди­тель укра­ин­ско­го бю­ро фон­да «Центр по­ли­ти­че­ских тех­но­ло­гий» Гри­го­рий Чи­жов.

Гла­ва укра­ин­ской Гос­по­гранслуж­бы Петр Ци­ги­кал со­об­щил, что в пунк­ты про­пус­ка на­пра­вят ин­струк­ции, в ко­то­рых бу­дут про­пи­са­ны ос­но­ва­ния для ис­клю­че­ний из за­пре­та. Рос­сий­ских граж­дан с по­сто­ян­ным или вре­мен­ным ви­дом на жи­тель­ство за­кры­тие гра­ни­цы, ве­ро­ят­но, не кос­нет­ся.

Тео­ре­ти­че­ски в от­вет на дей­ствия Ки­е­ва Рос­сия мог­ла бы огра­ни­чить въезд для укра­ин­ских граж­дан. По­ток лю­дей в этом на­прав­ле­нии, осо­бен­но в ка­те­го­рии дол­го­вре­мен­ной ми­гра­ции, го­раз­до боль­ше: мно­гие укра­ин­цы до сих пор ез­дят в Рос­сию на за­ра­бот­ки. Од­на­ко зер­каль­ных мер со сто­ро­ны Крем­ля, ско­рее все­го, не по­сле­ду­ет, при­чем не столь­ко из со­об­ра­же­ний бла­го­по­лу­чия укра­ин­ской диас­по­ры или по­треб­но­стей рос­сий­ской эко­но­ми­ки, сколь­ко из це­лей про­па­ган­дист­ской борь­бы.

«По­до­рвать ори­ен­та­цию ча­сти укра­ин­ско­го на­се­ле­ния на Рос­сию — это, ско­рее, за­да­ча укра­ин­ской сто­ро­ны. Рос­сия, на­о­бо­рот, хо­чет со­хра­нить как мож­но боль­ше ло­яль­ных укра­ин­цев, ко­то­рые здесь жи­вут и ра­бо­та­ют», — го­во­рит Чи­жов. Не­ко­то­рые укра­ин­ские экс­пер­ты по­ла­га­ют, что рос­сий­ская ми­гра­ци­он­ная служ­ба на­ме­рен­но за­вы­ша­ет дан­ные по ко­ли­че­ству бе­жен­цев с во­сто­ка Укра­и­ны.

Ли­дер пар­тии ЛДПР Вла­ди­мир Жи­ри­нов­ский при­звал «уско­рить вы­да­чу» укра­ин­цам рос­сий­ских пас­пор­тов, по­сколь­ку это по­мо­жет «в кон­це кон­цов опу­сто­шить» Укра­и­ну. По­хо­жим об­ра­зом рос­сий­ские вла­сти ра­нее ре­а­ги­ро­ва­ли на дис­кус­сии во­круг вве­де­ния ви­зо­во­го ре­жи­ма меж­ду дву­мя стра­на­ми.

За­ро­бит­чане в Рос­сии

На тер­ри­то­рии Рос­сии в каж­дый мо­мент вре­ме­ни на­хо­дят­ся по­чти 2 млн граж­дан Укра­и­ны, го­во­рит на­уч­ный со­труд­ник Ин­сти­ту­та со­ци­аль­но­го ана­ли­за и про­гно­зи­ро­ва­ния РАНХиГС Юлия Фло­рин­ская. Эта циф­ра вклю­ча­ет в се­бя как тех, кто при­е­хал в стра­ну с част­ны­ми це­ля­ми, так и меж­се­зон­ных тру­до­вых ми­гран­тов — так на­зы­ва­е­мых «за­ро­бит­чан».

Ра­бо­ту по най­му как цель по­езд­ки в ми­гра­ци­он­ной кар­те ука­за­ли 250 ты­сяч че­ло­век, но в ре­аль­но­сти ра­бо­та­ю­щих в Рос­сии укра­ин­цев су­ще­ствен­но боль­ше, от­ме­ча­ет экс­перт. Мно­гие тру­дят­ся без оформ­ле­ния: на­при­мер, жен­щи­ны ча­сто устра­и­ва­ют­ся в до­маш­ние хо­зяй­ства в ка­че­стве нянь, дом­ра­бот­ниц или убор­щиц (в от­ли­чие от ми­гран­тов из Сред­ней Азии, ко­то­рые ча­ще ра­бо­та­ют на го­су­дар­ство или круп­ные ком­па­нии). Дру­гие, на­о­бо­рот, име­ют раз­ре­ше­ние на вре­мен­ное про­жи­ва­ние или вид на жи­тель­ство и по­это­му не обя­за­ны по­ку­пать па­тент для ра­бо­ты, что де­ла­ет их неви­ди­мы­ми для ста­ти­сти­ки. «Та­ких лю­дей, ви­ди­мо, то­же сот­ни ты­сяч», — го­во­рит Фло­рин­ская.

Укра­и­на не вхо­дит да­же в трой­ку ли­де­ров по ко­ли­че­ству тру­до­вых ми­гран­тов в Рос­сии. По офи­ци­аль­ным дан­ным, по­ми­мо 250 ты­сяч укра­ин­цев сре­ди рос­си­ян тру­дят­ся око­ло 1,6 млн уз­бе­ков, 800 ты­сяч та­джи­ков и 500 ты­сяч кир­ги­зов (все­го 4 млн че­ло­век, око­ло 6% тру­до­спо­соб­но­го на­се­ле­ния). Од­на­ко еще несколь­ко лет на­зад Укра­и­на бы­ла пер­вой по тем­пам ми­гра­ци­он­но­го при­ро­ста: в 2015 го­ду укра­ин­цы обес­пе­чи­ли 60% всей офи­ци­аль­ной ми­гра­ции в Рос­сию, под­счи­та­ли экс­пер­ты РАНХиГС.

Впро­чем, при­чи­на для это­го бы­ла вы­нуж­ден­ной: Рос­сия приняла по­ток бе­жен­цев с Дон­бас­са, ко­то­рые спа­са­лись от бо­е­вых дей­ствий. В осталь­ном при­вле­ка­тель­ность рос­сий­ско­го марш­ру­та для ино­стран­ных ра­бот­ни­ков в по­след­ние го­ды неуклон­но сни­жа­ет­ся.

Поль­ша вме­сто Рос­сии

Мно­гие укра­ин­цы по­сле вве­де­ния без­ви­зо­во­го ре­жи­ма с Ев­ро­со­ю­зом пред­по­чи­та­ют ехать на за­ра­бот­ки в за­пад­ном на­прав­ле­нии — преж­де все­го, в при­гра­нич­ную Поль­шу, где сред­няя зар­пла­та пре­вы­ша­ет 1 ты­ся­чу ев­ро (про­тив 530 ев­ро в Рос­сии). Рос­сий­ское на­прав­ле­ние по ря­ду при­чин по-преж­не­му при­тя­ги­ва­ет неко­то­рое ко­ли­че­ство укра­ин­цев: здесь зна­ко­мая язы­ко­вая и куль­тур­ная сре­да, род­ствен­ни­ки, в неко­то­рых слу­ча­ях — на­ла­жен­ные ра­бо­чие свя­зи. Мно­гие стро­и­тель­ные бри­га­ды из за­пад­ной Укра­и­ны ра­бо­та­ют в Рос­сии уже дав­но и хо­ро­шо зна­ют сво­их за­каз­чи­ков.

Но по­сле 2014 го­да на фоне на­пря­жен­ных по­ли­ти­че­ских от­но­ше­ний и стаг­на­ции рос­сий­ской эко­но­ми­ки эти пре­иму­ще­ства на­ча­ли мерк­нуть. «Рос­сия по­те­ря­ла ста­тус стра­ны, в ко­то­рой боль­ше все­го укра­ин­цев на за­ра­бот­ках, ее по­тес­ни­ла Поль­ша. В це­лом в стра­нах ЕС сей­час ра­бо­та­ют в ра­зы боль­ше укра­ин­цев, чем в Рос­сии», — го­во­рит Чи­жов.

У дру­гих пост­со­вет­ских стран аль­тер­на­тив для тру­до­вой ми­гра­ции не так мно­го, но и они по­сле де­валь­ва­ции руб­ля го­раз­до ме­нее охот­но едут в Рос­сию. На­при­мер, уз­бе­ков в Рос­сии сей­час на чет­верть мень­ше, чем в до­кри­зис­ный пе­ри­од.

К эко­но­ми­че­ским про­бле­мам до­бав­ля­ет­ся жест­кая ми­гра­ци­он­ная по­ли­ти­ка. Пра­ви­ла для пре­бы­ва­ния ино­стран­цев в Рос­сии по­сто­ян­но уже­сто­ча­ют­ся. Де­ло не столь­ко в кон­крет­ных за­ко­но­да­тель­ных ме­рах, сколь­ко в об­щей по­ли­ти­че­ской во­ле, ко­то­рая се­го­дня на­прав­ле­на на уже­сто­че­ние гра­ниц.

«Рань­ше укра­ин­цы бы­ли в луч­шем по­ло­же­нии, чем все осталь­ные: на них не дей­ство­ва­ло пра­ви­ло 90–180 (необ­хо­ди­мость вы­ехать из стра­ны по­сле 90 дней пре­бы­ва­ния и сле­ду­ю­щие 90 дней про­ве­сти вне Рос­сии. — А. Х.). Сей­час те­бя в лю­бую се­кун­ду мо­гут задержать на гра­ни­це (за ис­клю­че­ни­ем тех, кто едет из До­нец­ка и Лу­ган­ска)», — рас­ска­зы­ва­ет Фло­рин­ская.

В та­ких усло­ви­ях за­пад­ные го­су­дар­ства СНГ, Укра­и­на и Мол­да­вия, по­сте­пен­но от­во­ра­чи­ва­ют­ся от Рос­сии. Ес­ли рос­сий­ский ры­нок и даль­ше бу­дет те­рять при­вле­ка­тель­ность для граж­дан быв­ших со­вет­ских рес­пуб­лик, то это су­ще­ствен­но по­вли­я­ет на внеш­не­по­ли­ти­че­ское вли­я­ние Рос­сии в ре­ги­оне.

«По­жа­луй, наи­бо­лее дей­ствен­ная «мяг­кая си­ла» — это воз­мож­ность что-то в Рос­сии за­ра­бо­тать. Без это­го бу­дет слож­но как-то вли­ять на на­стро­е­ния в со­сед­них стра­нах», — счи­та­ет Чи­жов.

Од­на­ко за­мед­ле­ние ми­гра­ци­он­но­го по­то­ка из Укра­и­ны не озна­ча­ет, что все же­ла­ю­щие уже при­е­ха­ли и мож­но без­бо­лез­нен­но за­крыть гра­ни­цы. Из 2 млн укра­ин­цев, ко­то­рые про­жи­ва­ют на тер­ри­то­рии Рос­сии, боль­шая часть пе­ре­ме­ща­ет­ся по тра­ек­то­рии ма­ят­ни­ка. «Про­иг­ра­ют от ад­ми­ни­стра­тив­ных огра­ни­че­ний, как все­гда, про­стые лю­ди», — се­ту­ет Фло­рин­ская.

Поль­за для эко­но­ми­ки

По­ка де­пу­та­ты Го­с­ду­мы стро­ят пла­ны по «опу­сто­ше­нию» Укра­и­ны, в Рос­сии обост­ря­ют­ся соб­ствен­ные де­мо­гра­фи­че­ские пробле­мы. Из-за из­ме­не­ния воз­раст­ной струк­ту­ры на­се­ле­ния Рос­сия ис­пы­ты­ва­ет рас­ту­щую по­треб­ность в ра­бот­ни­ках, вос­пол­нить ко­то­рую мо­гут толь­ко ми­гран­ты. При­чем ино­стран­ные ра­бот­ни­ки ча­сто вы­пол­ня­ют низ­ко­опла­чи­ва­е­мую «чер­ную» ра­бо­ту, в ко­то­рой не за­ин­те­ре­со­ва­но мест­ное на­се­ле­ние.

Па­де­ние при­вле­ка­тель­но­сти рос­сий­ско­го рын­ка для ми­гран­тов уже да­ет о се­бе знать. По дан­ным за ян­варь– ап­рель 2018 го­да, ми­гра­ци­он­ный при­рост на­се­ле­ния в стра­ну со­кра­тил­ся на 13% (в ос­нов­ном за счет за­ту­ха­ния кон­флик­та в Дон­бас­се) и пе­ре­стал ком­пен­си­ро­вать пре­вы­ше­ние смерт­но­сти над рож­да­е­мо­стью. Как след­ствие — к кон­цу го­да, по про­гно­зам экс­пер­тов РАНХиГС, в Рос­сии впер­вые за 10 лет бу­дет за­фик­си­ро­ва­на есте­ствен­ная убыль на­се­ле­ния.

Тру­до­спо­соб­ное на­се­ле­ние Рос­сии со­кра­ща­ет­ся несколь­ко лет под­ряд, и в бли­жай­шее де­ся­ти­ле­тие эф­фект «де­мо­гра­фи­че­ской ямы» при­ве­дет к де­фи­ци­ту и по­до­ро­жа­нию ра­бо­чей си­лы. К 2020 го­ду ры­нок тру­да по­те­ря­ет по­ряд­ка 3 млн че­ло­век, а это чре­ва­то бо­лее мед­лен­ным эко­но­ми­че­ским ро­стом и кон­сер­ва­ци­ей ар­ха­ич­ной струк­ту­ры за­ня­то­сти. Тем не ме­нее ка­че­ство рос­сий­ской ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­ки про­дол­жа­ют при­но­сить в жерт­ву те­ку­щей по­ли­ти­че­ской вы­го­де.

Тру­до­спо­соб­ное на­се­ле­ние Рос­сии со­кра­ща­ет­ся, и в бли­жай­шее де­ся­ти­ле­тие эф­фект «де­мо­гра­фи­че­ской ямы» при­ве­дет к де­фи­ци­ту и по­до­ро­жа­нию ра­бо­чей си­лы

Рос­сий­ско-укра­ин­ская гра­ни­ца. Харь­ков­ская об­ласть

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.