Фон­тан «Един­ство»

Novaya Gazeta - - МНЕНИЯ & КОММЕНТАРИИ - Мак­сим ГОРЮНОВ*

Ин­те­рес­но, как бы вы­гля­де­ли фон­тан «Друж­ба на­ро­дов» и во­об­ще ВДНХ, ес­ли бы их про­ек­ти­ров­кой за­ни­ма­лись со­вре­мен­ные сто­рон­ни­ки «еди­ной рос­сий­ской на­ции»? На­пом­ню, этим ле­том Го­су­дар­ствен­ная ду­ма одоб­ри­ла за­ко­но­про­ект, ко­то­рый от­ме­ня­ет обя­за­тель­ное пре­по­да­ва­ние го­су­дар­ствен­ных язы­ков в на­ци­о­наль­ных рес­пуб­ли­ках РФ. Та­тар­ский и де­сят­ки дру­гих язы­ков утра­чи­ва­ют ста­тус го­су­дар­ствен­ных. В шко­лах они бу­дут до­ступ­ны толь­ко для тех де­тей, чьи ро­ди­те­ли два­жды — пе­ред пер­вым и пя­тым клас­са­ми — по­да­дут за­яв­ле­ние. Оче­вид­но, Москва, вер­нув­шись «в род­ную га­вань», от­ка­зы­ва­ет­ся при­зна­вать на­ции в ка­че­стве по­ли­ти­че­ских субъ­ек­тов. Внут­ри Рос­сии оста­ет­ся од­на по­ли­ти­че­ская на­ция — рос­си­яне. Еди­ная, неде­ли­мая, оди­на­ко­вая и в Уфе, и в Крас­но­да­ре, и в Йош­кар-Оле, и в Якут­ске.

С этой точ­ки зре­ния нерос­сий­ские иден­тич­но­сти пе­ре­хо­дят в раз­ряд «ин­ди­ви­ду­аль­ных осо­бен­но­стей» граж­дан Рос­сии. Москва го­то­ва их ува­жать, но как «осо­бен­но­сти». Без пра­ва на са­мо­управ­ле­ние, тер­ри­то­рии и свои ин­сти­ту­ты па­мя­ти.

Ар­хи­тек­то­рам «Друж­бы на­ро­дов», со­звуч­но­го Но­вой Москве, при­шлось бы от­ка­зать­ся от «на­ро­дов» в на­зва­нии. Ес­ли в Рос­сии од­на по­ли­ти­че­ская на­ция, мно­же­ствен­ное чис­ло неумест­но. «Ин­ди­ви­ду­аль­ная осо­бен­ность» — лич­ное де­ло ин­ди­ви­да, по­это­му не «на­ро­дов», а «на­ро­да».

Что ка­са­ет­ся «друж­бы», то вра­чи утвер­жда­ют, что са­ми с со­бой дру­жат толь­ко аути­сты. Ес­ли речь идет об од­ном пер­со­на­же, «друж­ба» яв­но лиш­нее. «Един­ство» зву­ча­ло бы го­раз­до ак­ту­аль­ней. Оче­вид­но, фон­тан «Друж­ба на­ро­дов» в ны­неш­ней Рос­сии на­зы­вал­ся бы фон­тан «Един­ства рос­сий­ской на­ции».

Как бы он вы­гля­дел? Марк­си­сты, за­ка­зав­шие фон­тан ар­хи­тек­то­ру Кон­стан­ти­ну То­пу­рид­зе, при­зна­ва­ли пра­во на­ций на са­мо­опре­де­ле­ние вплоть до от­де­ле­ния. Шест­на­дцать жен­ских фи­гур, окру­жа­ю­щих фон­тан, сим­во­ли­зи­ро­ва­ли шест­на­дцать рес­пуб­лик, вхо­див­ших в со­став СССР. Ха­рак­тер­ная де­таль: ува­же­ние марк­си­стов к на­ро­дам СССР бы­ло так ве­ли­ко, что на­тур­щиц ис­ка­ли в рес­пуб­ли­ках. Из­вест­ны име­на трех: эс­тон­ская ба­ле­ри­на Вирве Ки­п­ле, турк­мен­ская пи­а­нист­ка Го­зель Ан­на­ма­ме­до­ва и гру­зин­ка Ро­дам Ами­р­эд­жи­би.

Сто­рон­ни­кам еди­ной рос­сий­ской на­ции та­кой под­ход яв­но чужд. На ме­сте шест­на­дца­ти раз­ных жен­ских скульп­тур в раз­ных на­ци­о­наль­ных ко­стю­мах по­яви­лись бы во­семь­де­сят пять оди­на­ко­вых «субъ­ек­тов Фе­де­ра­ции». По­сколь­ку раз­ни­цы меж­ду ни­ми нет, они бы сэко­но­ми­ли вре­мя на по­ис­ке на­тур­щиц. У всех скульп­тур бы­ло бы од­но «об­ще­рос­сий­ское ли­цо» и один «об­ще­рос­сий­ский на­род­ный ко­стюм». При этом, учи­ты­вая тот факт, что Москва вро­де бы го­то­ва ува­жать «ин­ди­ви­ду­аль­ные осо­бен­но­сти», ко­стюм от­дель­ных субъ­ек­тов слег­ка от­ли­чал­ся бы от об­ще­го. Ка­кой-ни­будь осо­бый ор­на­мент на по­я­се. Ва­силь­ки в вен­ке вме­сто ро­ма­шек, слег­ка иная вы­шив­ка на со­роч­ке.

Глав­ное, что­бы эти от­ли­чия бы­ли неза­мет­ны при взгля­де из­да­ли. Толь­ко вбли­зи, что­бы из­бе­жать ил­лю­зии, буд­то меж­ду субъ­ек­та­ми есть раз­ни­ца. Уни­фи­ка­ция, как утвер­жда­ет быв­ший ми­нистр на­ци­о­наль­ной по­ли­ти­ки

Ва­ле­рий Тиш­ков, пре­вы­ше все­го.

За­да­чу мож­но и упро­стить: оста­вить од­ну скульп­ту­ру с од­ним об­ще­рос­сий­ским ли­цом в од­ном об­ще­рос­сий­ском на­ци­о­наль­ном ко­стю­ме.

«Ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми осо­бен­но­стя­ми», ссы­ла­ясь на мас­штаб, лег­ко пре­не­бречь.

Схо­жая судь­ба жда­ла бы и па­ви­льо­ны. Так, па­ви­льо­ну № 67 «Ка­ре­лия» при­шлось бы из­ба­вить­ся от рос­кош­но­го рез­но­го фрон­то­на и пя­ти ре­лье­фов скуль­пто­ра Л.А. Кар­да­ше­ва. Рез­ной щит, об­рам­лен­ный лав­ро­вым вен­ком и раз­вер­ну­той кни­гой, вен­ча­ю­щий фрон­тон, про­зрач­но на­ме­ка­ет на род­ство ка­ре­лов с эс­тон­ца­ми и финнами. Раз­вер­ну­тая кни­га — это и фин­ский эпос «Ка­ле­ва­ла», и эс­тон­ский «Ка­ле­ви­поэг». Ли­ней­но­му «субъ­ек­ту Фе­де­ра­ции» эти на­ме­ки на свою осо­бую на­ци­о­наль­ную судь­бу ни к че­му. Без фрон­то­на «Ка­ре­лия» вы­гля­де­ла бы бо­лее рос­сий­ской.

На­до за­ме­тить, на ВДНХ уже есть при­мер пол­но­стью «еди­но­рос­сий­ско­го» па­ви­льо­на: № 57, «Про­мыш­лен­ность то­ва­ров на­род­но­го по­треб­ле­ния». Сей­час его за­ни­ма­ет пе­чаль­но зна­ме­ни­тая вы­став­ка «Рос­сия — моя ис­то­рия!». Без­ли­кая стек­лян­ная ко­роб­ка, сра­зу за ава­рий­ным па­ви­льо­ном № 58 «Укра­ин­ская ССР», на­би­тая им­пер­ской про­па­ган­дой, ве­ро­ят­но, так и долж­на вы­гля­деть ВДНХ эпо­хи един­ства.

, од­но об­ще­рос­сий­ское ли­цо

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.