Бе­речь огонь

Фе­сти­валь «Уро­ки ре­жис­су­ры» гла­за­ми участ­ни­ков. Че­му учить­ся мо­ло­дым ре­жис­се­рам? Мно­го­му, в том чис­ле и власт­но­сти ху­до­же­ствен­но­го по­чер­ка и ме­то­да

Novaya Gazeta - - КУЛЬТУРНЫЙ СЛОЙ/ТЕАТР - Ма­ри­на ТОКАРЕВА, обо­зре­ва­тель «Но­вой»

Би­ен­на­ле те­ат­раль­но­го ис­кус­ства по­чти окон­чен, в этом го­ду он во­брал три са­мо­сто­я­тель­ных фе­сти­валь­ных со­бы­тия: «Ви­деть му­зы­ку», «Боль­шой дет­ский» и «Уро­ки ре­жис­су­ры». Циф­ры крас­но­ре­чи­вы: 56 спек­так­лей, 71 ты­ся­ча зри­те­лей, 12 уни­каль­ных ма­стер-клас­сов, 4 со­бы­тий­ных вер­ни­са­жа в Му­зее име­ни Бахру­ши­на, пер­вая ярмарка те­ат­раль­ной кни­ги. Пер­вые три пре­мии спек­так­лям для де­тей и под­рост­ков. Но глав­ное — по­иск та­лан­тов по всей Рос­сии, луч­ших из луч­ших. И — про­стран­ство про­фес­си­о­наль­но­го брат­ства. Об «Уро­ках ре­жис­су­ры» го­во­рят кон­кур­сан­ты — мэт­ры рос­сий­ской сце­ны и мо­ло­дые участ­ни­ки жю­ри. Алек­сей БОРОДИН:

— Я ду­маю, что это за­ме­ча­тель­ная идея, что­бы стар­шие мог­ли сто­ять на сцене ря­дом с со­всем мо­ло­ды­ми. В этом ви­жу глав­ный смысл: по­лу­чив опыт из рук сво­их учи­те­лей, на­ших пред­ше­ствен­ни­ков, пе­ре­да­вать эту эс­та­фе­ту даль­ше. Этот жи­вой ого­нек мы долж­ны обе­ре­гать от всех по­тря­се­ний, бурь и ура­га­нов, ко­то­рые есть и еще бу­дут. Мне ка­жет­ся, в этой пе­ре­да­че эс­та­фе­ты — суть не толь­ко про­фес­сии, но и всей на­шей жиз­ни.

Фе­сти­валь со­здан, что­бы про­явить под­хо­ды раз­ных по­ко­ле­ний к то­му, что нас вол­ну­ет, что нас раз­ры­ва­ет, к то­му, что ка­жет­ся са­мым су­ще­ствен­ным в на­шем вре­ме­ни.

«Уро­ки ре­жис­су­ры» — это встре­ча про­фес­си­о­на­лов, пло­щад­ка для по­ко­ле­ний, ко­то­рые по­ни­ма­ют, за­чем при­шли в эту про­фес­сию. Мы с мо­ло­ды­ми кол­ле­га­ми так и рас­смат­ри­ва­ем друг дру­га, как лю­дей, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся по­тря­са­ю­щей про­фес­си­ей, где со­зда­ют­ся ми­ры, и ес­ли это на­сто­я­щее твор­че­ство — безум­но ин­те­рес­но.

Мне ка­жет­ся, что мо­ло­дые ре­бя­та, ко­то­рые в этом го­ду вы­сту­пи­ли в ро­ли жю­ри, про­яви­ли на­сто­я­щую муд­рость, от­ка­зав­шись от мест, ран­гов и ран­жи­ров. Все мы по­лу­чи­ли свою на­гра­ду «за уро­ки» с ост­ро­ум­ной фор­му­ли­ров­кой. Ни­кто не чув­ству­ет се­бя оби­жен­ным или обой­ден­ным. В за­ле фи­наль­ной це­ре­мо­нии ца­ри­ла ат­мо­сфе­ра друж­бы. И это пре­крас­но, что мы мо­жем вот так со­брать­ся и чув­ство­вать се­бя не кон­ку­рен­та­ми, а кол­ле­га­ми и дру­зья­ми. Это важ­но, что­бы ре­жис­се­ры по край­ней ме­ре ува­жа­ли друг дру­га. А в луч­шем слу­чае — лю­би­ли. Егор ПЕРЕГУДОВ:

— Мне ка­жет­ся, чем боль­ше раз­ность по­ко­ле­ний, тем ин­те­рес­ней, тем су­ще­ствен­нее на­ша связь. Пи­тер Брук ко­гда-то го­во­рил: мы все в те­ат­ре блуж­да­ем в тем­ном ле­су, и толь­ко у ре­жис­се­ра есть фо­на­рик! Я шел в про­фес­сию ра­ди то­го, чтоб в тех ми­рах, ко­то­рые я при­ду­мы­ваю на кухне с ху­дож­ни­ком, воз­ни­ка­ли лю­ди. И мне важ­но, ка­кие ми­ры кон­стру­и­ру­ют те, кто в про­фес­сии ря­дом и впе­ре­ди ме­ня.

Са­мое пре­крас­ное вос­по­ми­на­ние о фе­сти­ва­ле — са­ма це­ре­мо­ния на­граж­де­ния и сло­ва, ко­то­рые на ней про­из­но­си­лись. В на­ше раз­роз­нен­ное вре­мя со­брать вме­сте раз­ные по­ко­ле­ния ре­жис­се­ров — очень важ­ное и боль­шое де­ло. То­гда мож­но го­во­рить о про­фес­си­о­наль­ном со­об­ще­стве, о пе­ре­да­че ре­мес­ла, о диа­ло­ге по­ко­ле­ний.

И ко­неч­но, пре­крас­на пря­мо-та­ки ре­жис­сер­ская идея арт-ди­рек­то­ров по­ме­нять ме­ста­ми жю­ри и кон­кур­сан­тов. Есть в этом и иро­ния, и иг­ра, и озор­ство. Без ко­то­рых уро­ки ре­жис­су­ры и да­вать, и брать бес­смыс­лен­но. Адольф ШАПИРО:

— Мне ин­те­рес­ны те спек­так­ли, где ре­жис­сер де­ла­ет не так, как я. Или не так, как я бы мог, а по-сво­е­му.

Сей­час же вре­мя рас­чле­нен­ки, все хо­тят всё рас­чле­нить — ка­кая-то жут­кая тя­га, ко­то­рая на­ча­лась с рас­чле­нен­ки МХАТа. Та­кой зуд рас­ко­ла, ко­то­рый открылся бо­лез­нен­ным раз­де­лом Мос­ков­ско­го Ху­до­же­ствен­но­го те­ат­ра при Еф­ре­мо­ве. Но ведь яс­но же, что те­ат­раль­ное про­стран­ство нуж­да­ет­ся в вос­со­еди­не­нии, и чем боль­ше бу­дет та­ких смот­ров и воз­мож­но­стей об­ще­ния, тем на­ша жизнь бу­дет цвет­нее, ве­се­лее, раз­но­об­раз­ней. Был дол­гий пе­ри­од, ко­гда мне ка­за­лось, что на по­ко­ле­ни­ях, вос­пи­тан­ных в се­ми­де­ся­тые– вось­ми­де­ся­тые го­ды в со­вет­ском те­ат­ре (а это был очень силь­ный те­атр и очень силь­ные по­ко­ле­ния ве­ли­ко­леп­ных сце­но­гра­фов и ре­жис­се­ров), что на этом все за­кон­чи­лось, об­рыв. И тя­гост­ное ощу­ще­ние неиз­вест­но­сти бу­ду­ще­го, ко­неч­но­сти то­го, чем за­ни­ма­лись в те­ат­ре мы.

А вот те­перь, бла­го­да­ря зна­ком­ству с мо­ло­дой ре­жис­су­рой, воз­ни­ка­ет чув­ство, что ху­до­же­ствен­ная кровь в мо­ло­дых пуль­си­ру­ет по-преж­не­му, что лю­ди по­преж­не­му за­ни­ма­ют­ся те­ат­ром, ко­то­ро­му мы слу­жи­ли.

…Ме­ня чрез­вы­чай­но увле­ка­ла и увле­ка­ет мысль Сол­же­ни­цы­на: воз­рож­де­ние куль­ту­ры при­дет из про­вин­ции; «Уро­ки ре­жис­су­ры» да­ют воз­мож­ность по­смот­реть спек­так­ли немос­ков­ских ре­жис­се­ров, что очень важ­но. И еще — Ста­ни­слав­ский неда­ром свою си­сте­му по­шел со­зда­вать с мо­ло­ды­ми… Егор РАВИНСКИЙ:

— Я при­ле­тел на фи­наль­ную це­ре­мо­нию из Ом­ска. На­ка­нуне мы иг­ра­ли пре­мье­ру — спек­такль по рас­ска­зу Ан­то­на Пав­ло­ви­ча Че­хо­ва на сцене Ом­ско­го те­ат­ра дра­мы. Кста­ти, спек­такль был по­став­лен на тот са­мый грант, ко­то­рый Ми­ни­стер­ство куль­ту­ры РФ вы­де­ли­ло мне как ла­у­ре­а­ту про­шло­го фе­сти­ва­ля «Уро­ки ре­жис­су­ры». И на бан­ке­те по­сле пре­мье­ры ак­те­ры про­сто кри­ча­ли и сто­на­ли: как им хо­чет­ся вы­ехать со сво­и­ми спек­так­ля­ми в сто­ли­цы, как важ­но по­ка­зать свои ра­бо­ты в боль­ших го­ро­дах. Объ­яс­ня­ли, что спек­такль все­гда на­би­ра­ет вы­со­ту, ко­гда иг­ра­ет­ся в но­вых усло­ви­ях, пе­ред но­вой пуб­ли­кой. И пре­крас­но, что по­явил­ся та­кой фе­сти­валь, ко­то­рый при­во­зит в Моск­ву лучшие ра­бо­ты и мэтров, и мо­ло­дых ре­жис­се­ров из глу­бин­ки. Пре­крас­но, что сю­да при­е­хал дра­ма­ти­че­ский те­атр из Ми­ну­син­ска. В ма­лень­ком си­бир­ском го­ро­де Алек­сей Пе­се­гов ста­вит за­ме­ча­тель­ные спек­так­ли, ко­то­рые го­во­рят о неспеш­ных, несу­ет­ных ве­щах. Это те­атр, ко­то­рый дер­жит удар, не идет ни на ка­кие уступ­ки мо­де, сию­ми­нут­но­му спро­су. Не ста­вит «же­на­тых так­си­стов» на по­тре­бу пуб­ли­ке. Те­атр, ко­то­рый за­нят веч­ным и дер­жит план­ку ис­кус­ства. И важ­но, что­бы о его ра­бо­те зна­ли все. Юрий БУТУСОВ:

— Чув­ствую се­бя немно­го стран­но, по­пав в та­кую неве­ро­ят­ную кон­курс­ную ком­па­нию, ком­па­нию мэтров. Я не мо­гу на­звать се­бя мэтром, и не хо­чу им быть. Но это огром­ная честь ока­зать­ся в та­ком ря­ду, где есть ре­аль­но аб­со­лют­но ве­ли­кие ре­жис­се­ры (не бу­ду здесь на­зы­вать фа­ми­лии). Вни­ма­ние к ре­жис­сер­ско­му це­ху се­го­дня необ­хо­ди­мо. Фе­сти­валь при­вез в Моск­ву мо­е­го «Гам­ле­та» из пе­тер­бург­ско­го те­ат­ра Лен­со­ве­та, и мне ка­жет­ся, что ес­ли в этом спек­так­ле есть что-то сто­я­щее, то это Гам­лет Ла­у­ры Пи­ц­хе­ла­у­ри. Это ка­кая-то уди­ви­тель­но чест­ная ра­бо­та за­ме­ча­тель­ной ак­три­сы. Я сам до сих пор смот­рю с неко­то­рым недо­уме­ни­ем, как она это де­ла­ет. Как го­во­рил Ка­ма Гин­кас: «Под­смат­ри­ваю, учусь и на­би­ра­юсь от сво­их ар­ти­стов»… На­та­лья ЛА­ПИ­НА:

— Быть кон­кур­сан­том, участ­ни­ком пер­во­го го­да фе­сти­ва­ля в неко­то­ром смыс­ле бы­ло го­раз­до про­ще. Ты сде­лал спек­такль, и даль­ше от те­бя ни­че­го не за­ви­сит. При­вез­ли, по­ка­за­ли — и все! А ко­гда ты в жю­ри, ты смот­ришь, оце­ни­ва­ешь (не в смыс­ле ста­вишь оцен­ку), вос­при­ни­ма­ешь каж­дый спек­такль как ре­аль­ный урок. А учить­ся все­гда слож­но.

Эта осень с Би­ен­на­ле бы­ла не про­сто ин­те­рес­ной — она бы­ла кон­цен­три­ро­ван­но, ин­тен­сив­но по­лез­ной. Не знаю, где бы еще я смог­ла по­смот­реть сра­зу столь­ко при­ме­ров хо­ро­ше­го, раз­но­го и вы­со­ко­про­фес­си­о­наль­но­го те­ат­ра — и столь­ко для се­бя по­черп­нуть. Ре­жис­сер­ская про­фес­сия — очень прак­ти­че­ская, но тем бо­лее име­ют зна­че­ние не те ве­щи, ко­то­рые де­ла­ешь сам ру­ка­ми, а те, ко­то­рые те­бя вдох­нов­ля­ют. Так вот, с точ­ки зре­ния вдох­но­ве­ния — слу­чай бес­пре­це­дент­ный. Это на уровне энер­гии: не толь­ко уви­деть мно­го спек­так­лей, но и как буд­то по­лу­чить из рук в ру­ки ка­кие-то ма­ги­че­ские клю­чи к про­фес­сии, источ­ник ве­ры в нее. Вза­и­мо­дей­ствие ре­жис­сер­ских по­ко­ле­ний, мне ка­жет­ся, — ноу-хау Би­ен­на­ле, секрет успе­ха и (че­го от ду­ши же­лаю) дол­го­жи­тель­ства. Мне бы­ло очень ин­те­рес­но смот­реть ра­бо­ты ма­сте­ров, пред­став­лен­ные в кон­кур­се, и мне ка­жет­ся, я с боль­шой поль­зой про­ве­ла это вре­мя. Это бы­ли настоящие «Уро­ки ре­жис­су­ры».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.