Жизнь за ца­ря

Жи­те­ли Мур­ман­ска раз­де­ли­лись на два враж­ду­ю­щих ла­ге­ря из-за при­сво­е­ния мест­но­му аэро­пор­ту име­ни Ни­ко­лая II

Novaya Gazeta - - ТЕМЫ НЕДЕЛИ - Татьяна БРИЦКАЯ, соб. корр. «Но­вой», Мур­манск

Фаль­си­фи­ка­ция го­ло­со­ва­ния, вброс бюл­ле­те­ней, на­крут­ка го­ло­сов, по­ли­ти­че­ское дав­ле­ние — вот ос­нов­ные те­мы на по­вест­ке у мур­ман­ских жур­на­ли­стов и об­ще­ствен­ни­ков. Спо­кой­ный и к улич­ной по­ли­ти­ке несклон­ный го­род тря­сет ко­то­рую неде­лю. Ни пен­си­он­ная ре­фор­ма, ни рост цен, ни со­об­ще­ния о кор­руп­ции в ру­ко­вод­стве об­ла­сти — ни­что не вы­зы­ва­ло та­кой ажи­та­ции. На­род раз­де­лил­ся на два ла­ге­ря по при­чине столь же эк­зо­ти­че­ской, сколь и пу­стой — при­сво­е­ние мур­ман­ско­му аэро­пор­ту име­ни ца­ря Ни­ко­лая II.

Кто бы ни при­ду­мал вы­пу­стить пар с по­мо­щью на­ре­че­ния аэро­вок­за­лов, идея ока­за­лась ге­ни­аль­ной. Рас­сер­жен­ные го­ро­жане те­перь сер­дят­ся ис­клю­чи­тель­но на ито­ги этих ква­зи­вы­бо­ров.

В Мур­ман­ске вы­би­ра­ли из трех имен — ге­роя-лет­чи­ка Бо­ри­са Са­фо­но­ва, ис­сле­до­ва­те­ля Арк­ти­ки Ива­на Па­па­ни­на и — вне­зап­но — ца­ря Ни­ко­лая. Го­во­рят, по­след­нюю идею по­да­ли но­во­об­ра­щен­ные за­по­ляр­ные ка­за­ки, вме­сто по­се­вов ржи и пше­ни­цы за­ня­тые по­се­ва­ми раз­но­го ро­да уди­ви­тель­ных идей в незре­лых умах. По­вод — Мур­манск-де по­след­ний го­род, ос­но­ван­ный при Ро­ма­но­вых, при­том с личного со­из­во­ле­ния Ни­ко­лая. Прав­да, утвер­жде­ние это крайне спор­ное: Ни­ко­лай к вы­со­ко­бюд­жет­ной идее со­зда­ния го­ро­да на краю све­та от­но­сил­ся скеп­ти­че­ски, и 4 ок­тяб­ря 1916 го­да — в офи­ци­аль­ный день рож­де­ния го­ро­да — на са­мом де­ле за­кла­ды­вал­ся не го­род во­все, а по­се­лок. Ста­тус он сме­нил уже по­сле ре­во­лю­ции, по­лу­чив имя Мур­манск.

А царь в на­ших ме­стах не бы­вал. Ло­гич­но, что, вы­би­рая имя го­род­ско­му аэро­пор­ту, го­ло­со­ва­ли за им­пе­ра­то­ра ма­ло. По­на­ча­лу. По­ка в иг­ру не всту­пи­ла де­пу­тат-про­ку­рор На­та­лья По­клон­ская. На по­мощь она при­зва­ла крым­чан, ни­сколь­ко не сму­ща­ясь, что гео­гра­фи­че­ски за­по­ляр­ный Мур­манск от по­лу­ост­ро­ва раз­до­ра на­хо­дит­ся да­ле­ко.

По­сле вме­ша­тель­ства По­клон­ской Ни­ко­лай стре­ми­тель­но вы­бил­ся в ли­де­ры, об­ста­вив по­ляр­ни­ка Па­па­ни­на, в био­гра­фии ко­то­ро­го г-жа де­пу­тат очень во­вре­мя на­шла ком­про­мат — факт служ­бы в крым­ской ЧК. Де­скать, убий­ца и зло­дей этот кан­ди­дат.

Тут по­до­спе­ли и жур­на­лист­ские рас­сле­до­ва­ния: мур­ман­ские ре­пор­те­ры об­на­ру­жи­ли, что вы­бо­ры фаль­ши­вые, го­ло­со­вать мож­но по несколь­ку раз в раз­ных точ­ках: хоть вир­ту­аль­но, хоть офлайн.

Те­ле­грам-кон­спи­ро­ло­ги за­яви­ли, что при­сво­е­ние аэро­пор­ту име­ни ца­ря-му­че­ни­ка лоб­би­ру­ет власть, что­бы сде­лать при­ят­ное пу­те­ше­ствен­ни­ку и свя­щен­ни­ку Фе­до­ру Ко­ню­хо­ву — от­чи­му мест­но­го ви­це-гу­бер­на­то­ра по идео­ло­гии Ана­то­лия Век­ши­на.

Игорь Са­фо­нов, сын ге­ро­и­че­ско­го лет­чи­ка, тщет­но пы­тал­ся про­те­сто­вать про­тив ис­поль­зо­ва­ния име­ни от­ца в этом непри­лич­ном ба­ла­гане, за­яв­ляя, что у се­мьи Бо­ри­са Са­фо­но­ва ор­га­ни­за­то­ры ак­ции да­же раз­ре­ше­ния спро­сить не по­ду­ма­ли. Но его негром­кий го­лос по­то­нул в об­щем хо­ре.

На­ка­нуне оглашения ито­гов го­ло­со­ва­ния к де­лу под­клю­чи­лась региональная об­ще­ствен­ная па­ла­та, не за­ме­чен­ная ра­нее ни в ка­кой фрон­де. Она об­ра­ти­лась в Об­ще­ствен­ную па­ла­ту фе­де­раль­ную с тре­бо­ва­ни­ем вы­черк­нуть Мур­манск из спис­ка го­ро­дов — участ­ни­ков про­ек­та. По­то­му как в на­ро­де ак­ция вы­зва­ла раз­брод и ша­та­ние вме­сто обе­щан­но­го еди­не­ния в пат­ри­о­ти­че­ском по­ры­ве.

Меж тем под­ве­ли ито­ги про­ек­та, Ни­ко­лай по­бе­дил, а На­та­лья По­клон­ская сде­ла­ла от­кры­тие в об­ла­сти бюд­жет­ной по­ли­ти­ки, ска­зав, что раз аэро­порт по­име­ну­ют в честь ца­ря, де­нег на его дол­го­ждан­ную ре­кон­струк­цию да­дут быст­рее.

На­ко­нец, из мглы по­ляр­ной но­чи под­ня­лись ком­му­ни­сты. Сп­ло­тив по­тре­пан­ные ря­ды, они анон­си­ро­ва­ли ак­цию про­те­ста, на­звав по­бе­ду ца­ря на вы­бо­рах по­че­му-то пре­да­тель­ством па­мя­ти во­и­нов Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной.

Меж­ду тем в са­мом аэро­пор­ту Мур­манск ни­ка­ких осо­бых пе­ре­мен не на­блю­да­ет­ся. На­ка­нуне объ­яв­ле­ния ито­гов го­ло­со­ва­ния мос­ков­ский рейс при­ле­тел, по­те­ряв по­ло­ви­ну ба­га­жа, а при въез­де на част­ную пар­ков­ку вы­ко­па­ли тран­шею, за­бло­ки­ро­вав часть ав­то.

А ря­дом с аэро­вок­за­лом не­из­вест­ный оста­вил неве­се­лое граф­фи­ти: «Кто по­след­ний бу­дет уле­тать из Мур­ман­ска, вы­клю­чи­те свет в аэро­пор­ту».

Остап Бен­дер в ро­мане Иль­фа и Пет­ро­ва «Две­на­дцать сту­льев» разыг­рал Ип­по­ли­та Мат­ве­е­ви­ча Во­ро­бья­ни­но­ва, ска­зав, что об­ще­жи­тие сту­ден­тов-хи­ми­ков но­сит имя мо­на­ха Бер­толь­да Швар­ца. «Прав­да, мо­на­ха?» — изу­мил­ся тот. «Нет, име­ни Семашко», — успо­ко­ил стар­ше­го то­ва­ри­ща Бен­дер. Ко­гда-то шут­ка про мо­на­ха вы­зы­ва­ла го­ме­ри­че­ский хо­хот — в без­бож­ной стране, и вдруг «об­ще­жи­тие име­ни мо­на­ха…». А Бер­тольд-то Шварц — не вы­дум­ка ост­ро­ум­но­го Бен­де­ра, а ре­аль­но су­ще­ство­вав­ший в ХIV ве­ке не­мец­кий фран­цис­кан­ский мо­нах, ко­то­рый счи­та­ет­ся ев­ро­пей­ским изоб­ре­та­те­лем по­ро­ха. И сле­до­ва­тель­но, не бы­ло бы та­кой уж оче­вид­ной ди­чью, ес­ли бы его имя, дей­стви­тель­но, но­си­ло об­ще­жи­тие сту­ден­тов­хи­ми­ков. Но в го­ды со­вет­ской вла­сти бы­ло при­ня­то да­вать раз­ным учре­жде­ни­ям име­на не «вет­хо­за­вет­ных» мо­на­хов, а го­су­дар­ствен­ных и по­ли­ти­че­ских де­я­те­лей. Ча­сто со­всем нев­по­пад. Че­го сто­ит род­дом име­ни Н.К. Круп­ской — на­роч­но не при­ду­ма­ешь!

Жаль, что у со­вре­мен­ной Рос­сии нет сво­их Иль­фа и Пет­ро­ва (не го­во­ря уже о Го­го­ле с Сал­ты­ко­вым-Щед­ри­ным), — ма­те­ри­а­ла-то для са­ти­ри­ков хоть от­бав­ляй. Кон­курс «Ве­ли­кие име­на Рос­сии» был устро­ен по идее мит­ро­по­ли­та Пс­ков­ско­го и Пор­хов­ско­го Ти­хо­на (Шев­ку­но­ва) и про­ве­ден Об­ще­ством рос­сий­ской сло­вес­но­сти, Рус­ским гео­гра­фи­че­ским, Рос­сий­ским ис­то­ри­че­ским и Рос­сий­ским во­ен­но-ис­то­ри­че­ским об­ще­ства­ми. Все эти пре­крас­ные об­ще­ства и лю­ди ре­ши­ли, что са­мое на­сущ­ное се­го­дня — при­сво­ить име­на ве­ли­ких рос­си­ян 47 аэро­пор­там стра­ны, ко­то­рые без этих имен — как сва­дьба без ба­я­на и Ма­рья без Ива­на. Пять мил­ли­о­нов рос­си­ян при­ня­ли уча­стие в «об­ще­на­род­ном го­ло­со­ва­нии», опре­де­ляя, ко­му из про­слав­лен­ных со­оте­че­ствен­ни­ков над­ле­жит дать свои име­на рос­сий­ским аэро­пор­там. В спис­ке пре­тен­ден­тов сме­ша­лись все — рос­сий­ские им­пе­ра­три­цы и им­пе­ра­то­ры, по­эты и пи­са­те­ли, уче­ные и ху­дож­ни­ки, лет­чи­ки и ге­рои вой­ны.

Ито­ги кон­кур­са под­во­ди­ли в пря­мом эфи­ре спе­ци­аль­но­го вы­пус­ка про­грам­мы «60 ми­нут» на ка­на­ле «Рос­сия». Ми­нистр культуры Вла­ди­мир Ме­дин­ский по­ве­дал пуб­ли­ке, что не оце­ни­ва­ет стра­сти, раз­го­рев­ши­е­ся в хо­де го­ло­со­ва­ния, как бит­ву или спор. «Это на­зы­ва­ет­ся го­ло­со­ва­ни­ем в де­мо­кра­ти­че­ской стране. Лю­ди об­суж­да­ют и го­ло­су­ют».

«Всем за­пом­ни­лась бит­ва за Кан­та», — на­пом­нил ми­ни­стру ве­ду­щий Ев­ге­ний По­пов. «Что ка­са­ет­ся Кан­та, — от­ве­тил Ме­дин­ский, — то я от­но­шусь к нему с огром­ной сим­па­ти­ей — и как к вы­да­ю­ще­му­ся фи­ло­со­фу, и как к рос­сий­ско­му под­дан­но­му. Мы зна­ем пре­крас­но, что Кант при­нял рос­сий­ское под­дан­ство как раз во вре­ме­на им­пе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны, ко­гда го­род Ке­нигсберг во­шел в со­став Рос­сий­ской им­пе­рии, при­няв Кан­та в рос­сий­ские под­дан­ные».

Им­ма­ну­ил Кант, ко­то­ро­го несколь­ки­ми дня­ми ра­нее ви­це-ад­ми­рал Бал­тий­ско­го фло­та Игорь Му­ха­мет­шин на­звал пре­да­те­лем Ро­ди­ны, к то­му же пи­сав­шим «ка­кие-то непо­нят­ные кни­ги, ко­то­рые ни­кто не чи­тал и ни­ко­гда чи­тать не бу­дет», в фи­нал кон­кур­са не про­шел, несмот­ря на «огром­ную сим­па­тию» к нему ны­неш­не­го куль­тур­но­го ми­ни­стра. Пат­ри­о­ты го­ро­да Ка­ли­нин­гра­да раз­вер­ну­ли та­кую кам­па­нию про­тив «вы­да­ю­ще­го­ся фи­ло­со­фа», слов­но речь шла не о при­сво­е­нии его име­ни го­род­ско­му аэро­пор­ту, а о вы­бо­рах его пре­зи­ден­том Рос­сии. Они об­ли­ли па­мят­ник и мо­ги­лу Кан­та крас­кой, а по го­ро­ду рас­про­стра­ня­ли ли­стов­ки, при­зы­ва­ю­щие ка­ли­нин­град­цев не от­да­вать го­ло­са чу­же­зем­цу. И все это до смеш­но­го на­по­ми­на­ло диа­лог Во­лан­да с про­ле­тар­ским поэтом Иваном Без­дом­ным, ко­то­рый в серд­цах вос­клик­нул: «Взять бы это­го Кан­та, да за та­кие до­ка­за­тель­ства го­да на три в Со­лов­ки!» На что Во­ланд с со­жа­ле­ни­ем за­ме­тил: «От­пра­вить его в Со­лов­ки невоз­мож­но по той при­чине, что он уже с лиш­ком сто лет пре­бы­ва­ет в ме­стах зна­чи­тель­но бо­лее от­да­лен­ных, чем Со­лов­ки, и из­влечь его от­ту­да ни­ко­им об­ра­зом нель­зя, уве­ряю вас!»

А вот по­ди ж ты — из­влек­ли! В ре­че­ни­ях как про­тив­ни­ков, так и за­щит­ни­ков Кан­та усоп­ший ве­ка на­зад ге­рой пред­ста­вал как жи­вой. В про­грам­ме «60 ми­нут» его кан­ди­да­ту­ру под­дер­жал «как фи­ло­соф фи­ло­со­фа» по­ли­то­лог Сер­гей Мар­ков: «Как фи­ло­соф ска­жу, по­че­му пра­виль­но бы­ло бы на­звать аэро­порт име­нем Кан­та? Кант — ве­ли­чай­ший из ев­ро­пей­ских фи­ло­со­фов, а мы часть Ев­ро­пы. Кро­ме то­го, Им­ма­ну­ил Кант — нор­маль­ный рус­ский че­ло­век. Глав­ная идея Кан­та — мир, и вся­кая нор­маль­ная рус­ская ба­буш­ка — кан­ти­ан­ка, по­то­му что на­ша ба­буш­ка все­гда го­во­ри­ла: лишь бы не бы­ло вой­ны».

Те­ма услов­ных Со­лов­ков то­же всплы­ла в этом ток-шоу. Де­пу­тат Го­с­ду­мы На­та­лья По­клон­ская ка­те­го­ри­че­ски вос­про­ти­ви­лась при­сво­е­нию аэро­пор­ту в Мур­ман­ске име­ни по­ляр­ни­ка Ива­на Па­па­ни­на, ко­то­рый до сво­их по­ляр­ных по­дви­гов воз­глав­лял крым­скую ЧК и лич­но рас­стре­ли­вал вра­гов на­ро­да. «И что та­ко­го? — воз­ра­зил ей сек­ре­тарь Об­ще­ствен­ной па­ла­ты Ва­ле­рий Фа­де­ев. — «Ах, Па­па­нин был че­ки­стом». На­ши че­ки­сты се­го­дня с удо­воль­стви­ем от­ме­ча­ют день об­ра­зо­ва­ния ЧК. Да­вай­те то­гда за­кро­ем ФСБ, под­верг­нем их ре­прес­си­ям. Не на­до от­но­сить­ся так же­сто­ко к соб­ствен­ной ис­то­рии. Па­па­нин — ве­ли­кий по­ляр­ник, он мно­го че­го хо­ро­ше­го сде­лал. На­до в на­шей ис­то­рии хо­ро­шее ис­кать». А Сер­гей Мар­ков как фи­ло­соф фи­ло­соф­ски за­ме­тил, что сре­ди ве­ли­ких лю­дей и у нас, и в дру­гих стра­нах глад­ких и пу­ши­стых нет. «Не­уже­ли Кант то­же был в ЧК?» — воль­но­дум­но сост­рил ве­ду­щий По­пов.

В хо­де про­грам­мы в эфир из аэро­пор­тов стра­ны вы­хо­ди­ли спец­ко­ры ВГТРК. Ма­ри­на Гро­мо­ва из Ше­ре­ме­тье­во спе­ла оду «Ша­ри­ку» — «как лас­ко­во на­зы­ва­ют мос­ков­ский аэро­порт в на­ро­де… Мно­гие го­ло­со­ва­ли за при­сво­е­ние ему име­ни А.С. Пуш­ки­на. По­то­му что Пуш­кин — это на­ше все и зву­чит гор­до». А Ека­те­ри­на Фи­сен­ко, ве­ду­щая ре­пор­таж из Пул­ко­во, от­ме­ти­ла, что го­ло­са пи­тер­цев раз­де­ли­лись — боль­шин­ство от­да­ли их за Пет­ра Ве­ли­ко­го, часть — за Алек­сандра Нев­ско­го. В спис­ке кан­ди­да­тов так­же зна­чи­лись и Ека­те­ри­на II, и Алек­сандр III, и Ио­сиф Брод­ский с Сер­ге­ем Есе­ни­ным. «В чис­ло ве­ли­ких пред­ла­га­ли до­ба­вить на­ше­го со­вре­мен­ни­ка и зем­ля­ка Сер­гея Шну­ро­ва, но его кан­ди­да­ту­ру об­ще­ствен­ность не под­дер­жа­ла».

Так Шну­ров (Шнур) раз­де­лил участь Кан­та — им обо­им на­род в под­держ­ке от­ка­зал. За­то рос­сий­ские ца­ри, несмот­ря на свое ино­зем­ное про­ис­хож­де­ние, про­шли на ура. Во­ис­ти­ну — чуд­ны де­ла твои, Гос­по­ди! Впро­чем, Ва­ле­рий Фа­де­ев, поды­то­жи­вая ре­зуль­та­ты кон­кур­са, за­явил, что вы­бор на­ро­да от­нюдь не озна­ча­ет, что зав­тра аэро­пор­ты бу­дут но­сить то или иное ве­ли­кое имя. Окон­ча­тель­ное ре­ше­ние бу­дет при­ни­мать пре­зи­дент Пу­тин.

Так что кон­курс и го­ло­со­ва­ние — как в де­мо­кра­ти­че­ской стране, а вот «ко­му быть жи­вым и хва­ли­мым, кто дол­жен быть мертв и ху­лим» — бу­дет ре­шать один, но то­же ве­ли­кий че­ло­век.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.