Без­дей­ствие без дей­ствия

В уго­лов­ном де­ле бе­ло­рус­ских жур­на­ли­стов оста­лась од­на об­ви­ня­е­мая

Novaya Gazeta - - ТЕМЫ НЕДЕЛИ - Ири­на ХАЛИП, соб. корр. «Но­вой», Минск

Ес­ли чест­но, то пря­мо с са­мо­го 7 ав­гу­ста, ко­гда все это на­ча­лось, ка­за­лось, буд­то вот сей­час, немед­лен­но, все и за­кон­чит­ся. Вый­дут от­ку­да-ни­будь из след­ствен­ных ко­ри­до­ров кло­у­ны с ша­ри­ка­ми и ра­зом за­во­пят «сюр­прай­з­зз!». Не вы­шли. Или, в край­нем слу­чае, вы­сту­пит гла­ва след­ствен­но­го ко­ми­те­та и ска­жет, что с жур­на­ли­ста­ми оши­боч­ка вы­шла. Не вы­сту­пил. И уго­лов­ное де­ло в от­но­ше­нии 15 бе­ло­рус­ских жур­на­ли­стов спу­стя че­ты­ре ме­ся­ца за­кон­чи­лось лишь для неко­то­рых, да и то не без по­терь. А глав­но­му ре­дак­то­ру пор­та­ла tut.by Марине Зо­ло­то­вой и во­все гро­зит 5 лет ли­ше­ния сво­бо­ды.

На­пом­ню хро­но­ло­гию это­го уго­лов­но­го де­ла. Все на­ча­лось 7 ав­гу­ста с при­хо­да сле­до­ва­те­лей и ОМОНа в ре­дак­ции пор­та­ла tut.by и ин­фор­ма­ци­он­но­го агент­ства Бе­лаПАН. При­шед­шие объ­яви­ли об уго­лов­ном де­ле в свя­зи с несанк­ци­о­ни­ро­ван­ным до­сту­пом к ком­пью­тер­ной ин­фор­ма­ции, со­вер­шен­ном из «иной лич­ной за­ин­те­ре­со­ван­но­сти, по­влек­шем при­чи­не­ние су­ще­ствен­но­го вре­да» (ч. 2 ст. 349 УК Бе­ла­ру­си), и на­ча­ли обыс­ки. По­том они при­шли с тем же в ре­дак­цию га­зе­ты «Куль­ту­ра», в офис пор­та­ла о недви­жи­мо­сти realt.by и до­мой к обо­зре­ва­те­лю Deutche Welle Пав­лу Бы­ков­ско­му. Се­ме­рых жур­на­ли­стов за­дер­жа­ли в ка­че­стве по­до­зре­ва­е­мых, еще вось­ме­рых от­пу­сти­ли по­сле до­про­сов. По­во­дом для воз­буж­де­ния уго­лов­но­го де­ла ста­ло, как за­яви­ли в СК, за­яв­ле­ние ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра го­су­дар­ствен­но­го ин­фор­ма­ци­он­но­го агент­ства БелТА Ири­ны Аку­ло­вич о сбо­ях при осу­ществ­ле­нии до­сту­па к плат­ной под­пис­ке: лю­ди, за­пла­тив­шие за нее, не мо­гут под­клю­чить­ся из-за несанк­ци­о­ни­ро­ван­но­го до­сту­па неиз­вест­ных зло­умыш­лен­ни­ков.

Спу­стя два дня всех за­дер­жан­ных осво­бо­ди­ли, предъ­явив офи­ци­аль­ные об­ви­не­ния по той са­мой ча­сти 2 ста­тьи 349. Мак­си­маль­ное на­ка­за­ние по этой ста­тье — два го­да ли­ше­ния сво­бо­ды. А вот глав­но­му ре­дак­то­ру tut.by Марине Зо­ло­то­вой об­ви­не­ние предъ­яви­ли по ча­сти 2 ста­тьи 425 — «без­дей­ствие долж­ност­но­го ли­ца». Мак­си­маль­ное на­ка­за­ние — 5 лет ли­ше­ния сво­бо­ды. Прав­да, след­ствен­ный ко­ми­тет вы­пу­стил пресс-ре­лиз, где объ­явил, что Зо­ло­то­ва при­зна­ла ви­ну и ак­тив­но со­труд­ни­ча­ет со след­стви­ем, бла­го­да­ря че­му при­ня­то ре­ше­ние о непри­ме­не­нии к ней ме­ры пре­се­че­ния в ви­де со­дер­жа­ния под стра­жей.

А по­том все жда­ли, ко­гда же это уго­лов­ное де­ло «спу­стят на тор­мо­зах». Дру­гих ва­ри­ан­тов про­сто не бы­ло. Тем бо­лее ко­гда ста­ло по­нят­но, за­чем все это за­те­ва­лось: в се­ре­дине сен­тяб­ря жур­на­лист tut.by Дмитрий Боб­рик на сво­ей стра­ни­це в фейс­бу­ке при­знал­ся, что его за­вер­бо­ва­ли еще 7 ав­гу­ста. Боб­ри­ка, как и осталь­ных, при­вез­ли на до­прос и на­ча­ли шан­та­жи­ро­вать. Не след­ствен­ный ко­ми­тет, ра­зу­ме­ет­ся, — со­всем дру­гой ко­ми­тет. И Дмитрий под­пи­сал бу­ма­гу о со­труд­ни­че­стве. Пазл на­чал скла­ды­вать­ся. Аре­стуй пяток жур­на­ли­стов — па­роч­ка из них непременно со­гла­сит­ся со­труд­ни­чать. Даль­ше все долж­но бы­ло ти­хо за­глох­нуть — яв­но не для по­сле­ду­ю­ще­го су­да воз­буж­да­ли это уго­лов­ное де­ло.

Но оно все не глох­ло. Три ме­ся­ца жур­на­ли­стов вы­зы­ва­ли на до­про­сы в СК и в ми­ли­цию на дак­ти­ло­ско­пию, транс­ли­ро­ва­ли по бе­ло­рус­ско­му те­ле­ви­де­нию за­пи­си «про­слуш­ки», предъ­яв­ля­ли окон­ча­тель­ные об­ви­не­ния и сум­мы ущер­ба. Офи­ци­аль­ный пред­ста­ви­тель СК Юлия Гон­ча­ро­ва го­во­ри­ла, что су­дов не из­бе­жать, по­сколь­ку уго­лов­ные де­ла по ста­тье 349 на­хо­дят­ся в сфе­ре пуб­лич­но­го об­ви­не­ния и не под­ле­жат пре­кра­ще­нию в свя­зи с при­ми­ре­ни­ем сто­рон. И ко­гда ста­ло яс­но, что су­ды все-та­ки бу­дут, все вдруг за­вер­те­лось в об­рат­ном на­прав­ле­нии.

В кон­це но­яб­ря всех жур­на­ли­стов, об­ви­ня­е­мых по ста­тье 349 в свя­зи с «де­лом БелТА», вне­зап­но пе­ре­ве­ли в сви­де­те­ли. Вер­нее, уго­лов­ные де­ла пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­ва­ли на ад­ми­ни­стра­тив­ные, по­лу­чи­ли кви­тан­ции об опла­те ад­ми­ни­стра­тив­ных штра­фов (350 дол­ла­ров) — и ми­ло­сти про­сим уже не на ска­мью под­су­ди­мых, а на ска­ме­еч­ку в ко­ри­до­ре в ожи­да­нии вы­зо­ва сви­де­те­ля. Но суд все-та­ки бу­дет. Над од­ним че­ло­ве­ком — над Ма­ри­ной Зо­ло­то­вой.

Ес­ли есть пре­ступ­ное без­дей­ствие, то долж­но быть и пре­ступ­ное дей­ствие. По­чти за­кон Нью­то­на, толь­ко по­бе­ло­рус­ски

Она оста­лась един­ствен­ной об­ви­ня­е­мой по де­лу. При­чем об­ви­ня­е­мой не в несанк­ци­о­ни­ро­ван­ном до­сту­пе к ком­пью­тер­ной ин­фор­ма­ции, а в без­дей­ствии долж­ност­но­го ли­ца. Хо­да­тай­ство о пре­кра­ще­нии уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния, ко­то­рое Ма­ри­на по­да­ва­ла в СК, оста­лось без удо­вле­тво­ре­ния. Об этом ей уст­но со­об­щил сле­до­ва­тель. Зна­чит, суд со­сто­ит­ся при лю­бой по­го­де.

Ин­те­рес­но, как бу­дет вы­гля­деть этот суд. Ес­ли есть пре­ступ­ное без­дей­ствие, то долж­но быть и пре­ступ­ное дей­ствие. По­чти за­кон Нью­то­на, толь­ко по-бе­ло­рус­ски: дей­ствие рож­да­ет без­дей­ствие. Но ес­ли пре­ступ­ных дей­ствий не бы­ло, как по­ста­но­вил СК, то­гда за что бу­дут су­дить Ма­ри­ну Зо­ло­то­ву? Впро­чем, об этом мы ско­ро узна­ем. А мо­жет быть, в дей­стви­тель­но­сти это бу­дет месть за то, что не под­пи­са­ла бу­ма­гу о со­труд­ни­че­стве с дру­гим, не след­ствен­ным, ко­ми­те­том? Впро­чем, об этом мы ни­ко­гда не узна­ем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.