«Шко­ла не по­мо­га­ет стро­ить судь­бу»

Фе­дор ШЕБЕРСТОВ — о том, что сло­ма­лось в рос­сий­ском об­ра­зо­ва­нии и как мож­но это ис­пра­вить

Novaya Gazeta - - К ДОСКЕ - Ар­нольд ХАЧАТУРОВ, «Но­вая»

Цен­траль­ный сти­мул на­ших учи­те­лей — «как бы че­го не вы­шло». Не по­то­му, что пло­хие, а по­то­му, что так устро­е­но

Вы­пуск­ник физ­те­ха Фе­дор Шеберстов в 2001 го­ду ос­но­вал ком­па­нию Pynes&Moerner (с 2009 го­да Odgers Berndtson), спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­щу­ю­ся — на под­бо­ре ру­ко­во­ди­те­лей выс­ше­го зве­на для круп­ных кор­по­ра­ций. Три го­да на­зад Шеберстов с еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми со­здал про­грам­му «Учи­тель го­да», по­свя­щен­ную под­держ­ке учи­тель­ско­го со­об­ще­ства стра­ны. Опыт ком­мер­че­ской ра­бо­ты в хед­хан­тин­ге был пе­ре­не­сен в про­ект по раз­ви­тию граж­дан­ско­го об­ще­ства, прин­ци­пы по­ис­ка и под­держ­ки та­лан­тов ока­за­лись схо­жи­ми. «Но­вая» по­го­во­ри­ла с биз­не­сме­ном и участ­ни­ком Об­ще­рос­сий­ско­го граж­дан­ско­го фору­ма, стар­ту­ю­ще­го в эти дни в Москве, об об­ра­зо­ва­нии, сча­стье и о том, по­че­му нас не лю­бят в Аме­ри­ке.

— Счи­та­ет­ся, что Рос­сии в на­след­ство от СССР до­ста­лось хо­ро­шее школь­ное об­ра­зо­ва­ние, осо­бен­но физ­мат-на­прав­ле­ние. В то же вре­мя всем из­вест­ны про­бле­мы со­вре­мен­ных рос­сий­ских школ: кор­руп­ция, нехват­ка кад­ров, уста­рев­шие про­грам­мы обу­че­ния. Как вам ка­жет­ся, но­сталь­гия по со­вет­ско­му об­ра­зо­ва­нию оправ­дан­на?

— Со­вет­ское об­ра­зо­ва­ние на фоне дру­гих стран мож­но на­звать хо­ро­шим. Дру­гое де­ло, что есть раз­ные ко­ор­ди­на­ты, по ко­то­рым мож­но оце­ни­вать ка­че­ство об­ра­зо­ва­ния. На­при­мер, мож­но срав­ни­вать учеб­ные ре­зуль­та­ты школь­ни­ков в той же ма­те­ма­ти­ке или физике. Но да­же здесь не все оче­вид­но: од­но де­ло, ка­кое ко­ли­че­ство бу­ду­щих олим­пи­ад­ни­ков по­став­ля­ет та или иная си­сте­ма об­ра­зо­ва­ния, а дру­гое — на­сколь­ко на­се­ле­ние в це­лом спо­соб­но этой ма­те­ма­ти­кой поль­зо­вать­ся. На­счет пер­во­го — та­кой ре­зуль­тат в СССР точ­но был, а вот на­счет вто­ро­го — я как-то не очень уве­рен. В ме­стах, где мне при­хо­ди­лось ра­бо­тать, ча­стень­ко бы­ва­ло, что пропорции в уме мо­гу по­счи­тать толь­ко я, при­том что в этих ме­стах я был един­ствен­ным че­ло­ве­ком без выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния (я ушел с 4-го кур­са МФТИ).

Ес­ли го­во­рить о но­сталь­гии по со­вет­ской шко­ле, то мне ка­жет­ся, что все хо­ро­шее, что мы о ней пом­ним, свя­за­но с тем, что у школь­ни­ков и пре­по­да­ва­те­лей бы­ла цель. По­стро­ить ком­му­низм, полететь на дру­гие пла­не­ты и так да­лее. На­ли­чие этой це­ли, пус­кай да­же аб­стракт­ной, — это то, что от­ли­ча­ет со­вет­скую шко­лу от ны­неш­ней. Сей­час с об­щи­ми це­ля­ми у нас ги­гант­ский де­фи­цит. А ес­ли це­ли нет, то лю­бое об­ра­зо­ва­ние ста­но­вит­ся, во­об­ще го­во­ря, бес­смыс­лен­ным.

Так что вто­рая ко­ор­ди­на­та, по ко­то­рой мож­но ме­рить успех об­ра­зо­ва­тель­ной си­сте­мы, — это то, по­мо­га­ет ли она лю­дям учить­ся стро­ить свою судь­бу, ста­вить це­ли и со­вер­шать вы­бор. Те рос­сий­ские шко­лы, в ко­то­рых я бы­ваю, в этом де­тям точ­но не по­мо­га­ют. Здесь же так на­зы­ва­е­мые «на­вы­ки успе­ха». Опре­де­ля­ют их по-раз­но­му. Есть, на­при­мер, от­чет BCG о на­вы­ках и ком­пе­тен­ци­ях XXI ве­ка, ко­то­рый они вы­пус­ка­ют к каж­до­му Все­мир­но­му эко­но­ми­че­ско­му фо­ру­му. В 2015 го­ду они сфор­му­ли­ро­ва­ли три ка­те­го­рии об­ра­зо­ва­тель­ных ре­зуль­та­тов. Первую ка­те­го­рию они на­зы­ва­ют «гра­мот­но­стя­ми»: вер­баль­ной, ма­те­ма­ти­че­ской, куль­тур­ной, на­уч­ной, ICT, фи­нан­со­вой. Вто­рая ка­те­го­рия — ком­пе­тен­ции, пре­сло­ву­тые 4К: кол­ла­бо­ра­ция, ком­му­ни­ка­ция, кри­ти­че­ское мыш­ле­ние и кре­а­тив­ность. Тре­тья ка­те­го­рия — это на­вы­ки: лю­бо­зна­тель­ность, упор­ство, ини­ци­а­тив­ность, уве­рен­ность в соб­ствен­ных си­лах.

Возь­мем хо­тя бы 4К, по ко­то­рым все вро­де бы до­го­во­ри­лись.

Я мо­гу уве­рен­но утвер­ждать, что в боль­шин­стве рос­сий­ских школ обра­зо­ва­тель­ная сре­да не спо­соб­ству­ет, но пре­пят­ству­ет фор­ми­ро­ва­нию всех этих че­ты­рех ком­пе­тен­ций. Кол­ла­бо­ра­ция? Де­ти си­дят за пар­та­ми и ни­че­го не де­ла­ют вме­сте (кро­ме физ­ры, ко­то­рая для мно­гих де­тей пыт­ка). Кре­а­тив­ность и кри­ти­че­ское мыш­ле­ние? Шко­ла — это ме­сто, где ты не име­ешь пра­ва на ошиб­ку — те­бя тут же на­ка­зы­ва­ют двой­кой, вы­зо­вом ро­ди­те­лей и так да­лее. Де­ти не за­да­ют во­про­сов, от них во­про­сов не ждут, а воз­ни­ка­ю­щий во­прос, по мо­е­му мне­нию, и есть глав­ный ре­зуль­тат лю­бой об­ра­зо­ва­тель­ной де­я­тель­но­сти. Ес­ли во­прос воз­ник, то ре­бе­нок най­дет на него от­вет. Сам, при по­мо­щи учи­те­лей, в ин­тер­не­те — это уже не так важ­но. Я ви­дел curriculum од­ной из стран на­ших «гео­по­ли­ти­че­ских парт­не­ров», он на­чи­на­ет­ся с та­ко­го во­про­са: «С че­го ты взял, ува­жа­е­мый школь­ник, что то, что ты про­чтешь в учеб­ни­ке, — прав­да?» Про­стой при­мер под­хо­да для раз­ви­тия кри­ти­че­ско­го мыш­ле­ния.

В Рос­сии есть мно­же­ство за­ме­ча­тель­ных школ, но в це­лом, к со­жа­ле­нию, школь­ная си­сте­ма устро­е­на не так, как хо­те­лось бы.

— По­лу­ча­ет­ся, что с об­ра­зо­ва­тель­ной точ­ки зре­ния боль­шая часть рос­сий­ских школ бес­смыс­лен­ны. Что на­счет «со­ци­а­ли­за­ции»? Или, мо­жет быть, шко­ла да­ет де­тям трез­вое пред­став­ле­ние о том, как в це­лом устро­е­ны боль­шие бю­ро­кра­ти­че­ские ин­сти­ту­ты, с ко­то­ры­ми им еще мно­го раз пред­сто­ит столк­нуть­ся во взрос­лой жиз­ни?

— Во­круг хва­та­ет аб­сур­да — это по­нят­но и без школь­но­го опы­та. Мож­но вый­ти из до­ма на ули­цу или про­сто за­лезть в Facebook, от шко­лы жиз­ни не спря­чешь­ся. А от­вет на во­прос, от­да­вать ли ре­бен­ка в шко­лу, мож­но по­лу­чить, толь­ко срав­нив аль­тер­на­тив­ные воз­мож­но­сти. Ес­ли ты на ра­бо­те с 9 утра до 7 ве­че­ра, то что бу­дет де­лать ре­бе­нок? Мо­жет быть, пусть он луч­ше си­дит за пар­той, вдруг учи­те­ля хо­ро­шие по­па­дут­ся? В Москве та­кое слу­ча­ет­ся. Ча­ще в шко­лах с ото­бран­ны­ми детьми — как ми­ни­мум по ро­ди­те­лям, ко­то­рые их ту­да от­да­ли.

Очень важ­но от­ве­тить на во­прос, че­го ты ждешь от шко­лы, по­ми­мо то­го что твой ре­бе­нок на­учит­ся счи­тать и пи­сать. Со­ци­а­ли­за­ции шко­ла не по­мо­га­ет. Двое из ше­сти мо­их де­тей учились на се­мей­ном об­ра­зо­ва­нии и в шко­лу тол­ком не хо­ди­ли. Так вот, со­ци­а­ли­за­ция у них го­раз­до луч­ше, чем у тех де­тей, кто хо­дил, по­то­му что они про­сто не бо­ят­ся лю­дей. Шко­ла не уби­ла в них до­ве­рие к ближнему сво­е­му.

Еще мы все по­ни­ма­ем, что для жиз­нен­но­го успе­ха необ­хо­ди­мо упор­ство. Как в спор­те: мож­но са­мо­му бе­гать трус­цой во­круг до­ма, а мож­но за­пи­сать­ся на сек­цию. Ма­ра­фон ты ско­рее про­бе­жишь, ес­ли во­круг те­бя есть окру­же­ние, ко­то­рое под­ни­ма­ет твою план­ку и с ко­то­рым про­сто ве­се­лее. Мне, на­при­мер, до­ве­лось учить­ся на физ­те­хе, где бы­ла хо­ро­шая куль­ту­ра тру­да. Я уже не пом­ню ма­та­на и ди­фу­ров, но уве­рен, что ес­ли мне по­за­рез что-то по­на­до­бит­ся прак­ти­че­ски в лю­бом ви­де де­я­тель­но­сти, то я смо­гу это­го до­бить­ся, по­то­му что умею на­пря­гать­ся и кон­цен­три­ро­вать­ся на дли­тель­ное вре­мя. Это важ­но лю­бо­му, и ес­ли шко­ла это­го не да­ет, по­ду­май­те, где ваш ре­бе­нок по­лу­чит этот на­вык. Нав­ряд ли до­ма.

— Эко­но­ми­сты лю­бят го­во­рить о тео­рии сиг­на­лов, со­глас­но ко­то­рой да­же са­мые хо­ро­шие ву­зы обыч­но не да­ют по­лез­ных для ка­рье­ры зна­ний. Все де­ло в том, что ра­бо­то­да­те­ли ви­дят в ди­пло­ме пре­стиж­но­го учеб­но­го за­ве­де­ния по­ка­за­тель то­го, что че­ло­век об­ла­да­ет опре­де­лен­ной ин­тел­лек­ту­аль­ной гиб­ко­стью и вы­нос­ли­во­стью, ко­то­рая поз­во­ли­ла ему прой­ти от­бор и не вы­ле­теть за несколь­ко лет обу­че­ния. Ес­ли ис­поль­зо­вать эту оп­ти­ку, то что мож­но ска­зать про рос­сий­ское об­ра­зо­ва­ние?

— Мне ка­жет­ся, что ос­нов­ная ком­пе­тен­ция, ко­то­рую раз­ви­ва­ет на­ша си­сте­ма как школь­но­го, так и выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния, — это спо­соб­ность про­рвать­ся че­рез те­сты, про­вер­ки, эк­за­ме­ны и пр. Для вы­жи­ва­ния по­лез­но, для са­мо­стро­и­тель­ства — нет. У нас по­валь­но спи­сы­ва­ют, в от­ли­чие от ев­ро­пей­ских стран. Воз­ни­ка­ет во­прос: по­че­му? Я по­ла­гаю, что лю­ди, ко­то­рые идут учить­ся в Ев­ро­пе, са­ми по­че­му-то в этом нуж­да­ют­ся. У нас шко­лы не фор­ми­ру­ют соб­ствен­ной по­вест­ки: я иду в вуз, по­то­му что ро­ди­те­лям это ка­жет­ся пра­виль­ным или что­бы в ар­мию не по­пасть. Ес­ли ты по­шел в уни­вер­си­тет для то­го, что­бы на­учить­ся стро­ить кос­ми­че­ские ко­раб­ли, то спи­сы­вать ты не бу­дешь, а ес­ли по инер­ции, то на­учишь­ся про­ры­вать­ся сквозь все эти ба­рьер­чи­ки для по­лу­че­ния ко­роч­ки, вот и все.

— Вы ска­за­ли о кри­те­ри­ях успеш­но­го об­ра­зо­ва­ния, ко­то­рые счи­та­е­те важ­ны­ми, и в ос­нов­ном они от­но­сят­ся к раз­ря­ду soft skills. Но ведь из­ме­рить кри­ти­че­ское мыш­ле­ние и кре­а­тив­ность го­раз­до слож­нее, чем фи­зи­ко ма­те­ма­ти­че­ские на­вы­ки.

— Ес­ли по­чи­тать меж­ду­на­род­ных тео­ре­ти­ков и прак­ти­ков об­ра­зо­ва­ния, то ока­жет­ся, что из ре­зуль­та­тов, не от­но­ся­щих­ся к зна­нию, из­ме­рить по аб­со­лют­ной шка­ле дей­стви­тель­но мож­но немно­гое. Но при­том что ком­пе­тен­ции не под­ле­жат аб­со­лют­но­му из­ме­ре­нию, мы точ­но мо­жем из­ме­рить сре­ду, ко­то­рая пре­пят­ству­ет или спо­соб­ству­ет их раз­ви­тию (что­бы на­учить­ся со­труд­ни­че­ству, нуж­но со­труд­ни­чать, что­бы тво­рить или пред­при­ни­мать, нуж­но уметь де­лать ве­щи не так, как все, а не бо­ять­ся оши­бить­ся до об­мо­ро­ка). Кро­ме об­ра­зо­ва­тель­ной сре­ды из­ме­ре­нию под­ле­жит школь­ный кли­мат. Мы тре­тий год под­ряд де­ла­ем ано­ним­ный опрос школь­ни­ков в Ка­луж­ской об­ла­сти 5–9-х клас­сов про трав­лю в шко­ле, ин­те­рес к уро­кам, от­но­ше­ния с взрослыми. Ес­ли ро­ди­те­ли бу­дут вы­би­рать шко­лу не толь­ко по сред­не­му бал­лу ЕГЭ, но и по то­му, как в ней жи­вет­ся де­тям, то это бу­дет ги­гант­ский сдвиг. Мы уви­дим да­же на ули­цах, что лю­ди нач­нут луч­ше друг к дру­гу от­но­сить­ся.

— При­мер­но по­нят­но, по­че­му уче­ни­ки от­но­сят­ся к шко­ле спу­стя ру­ка­ва. А что не так со сти­му­ла­ми учи­те­лей?

— Цен­траль­ный сти­мул на­ших учи­те­лей — «как бы че­го не вы­шло». Не по­то­му, что пло­хие, а по­то­му, что так устро­е­но. Где-то на­вер­ху че­го-то на­при­ду­мы­ва­ли, ты по­лу­ча­ешь ин­струк­ции, при­ка­зы, рас­по­ря­же­ния, цир­ку­ля­ры. Те­бя не спра­ши­ва­ют, чем те­бе по­мочь в тво­ей ра­бо­те, что нуж­но сде­лать, что­бы де­ти хо­те­ли учить­ся.

Есть по­лю­са школь­ных си­стем, ко­то­рые да­ют хо­ро­шие об­ра­зо­ва­тель­ные ре­зуль­та­ты. Пер­вый — это син­га­пур­ская мо­дель: точ­но от­ла­жен­ный ме­ха­низм, в ко­то­ром каж­дый уче­ник и учи­тель точ­но зна­ют, что им нуж­но де­лать. Про­ду­ма­но все, от под­го­тов­ки учи­те­лей до ро­та­ции ди­рек­то­ров из хо­ро­ших школ в пло­хие. Все де­ти идут по тре­ку, что­бы сдать окс­форд­ский эк­за­мен на год рань­ше, чем их сверст­ни­ки в Ве­ли­ко­бри­та­нии. Каж­дое учи­тель­ское дей­ствие за­ме­ря­ет­ся и оце­ни­ва­ет­ся, и та­кая си­сте­ма тре­бу­ет очень точ­ной на­лад­ки.

Вто­рой по­люс — это фин­ская шко­ла. Здесь упор де­ла­ет­ся на ав­то­но­мию, как учи­те­лей, так и школь­ни­ков. Шко­лы са­ми фор­ми­ру­ют свои об­ра­зо­ва­тель­ные про­грам­мы. У нас, по идее, долж­но быть так же, но 95% школ про­сто спи­сы­ва­ют про­грам­му с офи­ци­аль­но­го об­раз­ца. То есть у нас нет вы­стро­ен­ной син­га­пур­ской мо­де­ли, и при этом боль­шин­ство ди­рек­то­ров не име­ет соб­ствен­ной по­вест­ки. Я мно­гих из них спра­ши­вал: «Что бы ты сде­лал, ес­ли бы у те­бя бы­ли все ре­сур­сы для это­го?» Ока­за­лось, что они ни­ко­гда не за­ду­мы­ва­лись об этом.

— Рас­ска­жи­те по­дроб­нее про ва­шу про­грам­му. В чем смысл и кто в ней участ­ву­ет?

— Смысл про­грам­мы «Учи­тель для Рос­сии» про­стой: мы при­вле­ка­ем луч­ших спе­ци­а­ли­стов, вы­пуск­ни­ков как пе­да­го­ги­че­ских, так и непе­да­го­ги­че­ских спе­ци­аль­но­стей для ра­бо­ты учи­те­ля­ми в обыч­ные ре­ги­о­наль­ные шко­лы. При­нять уча­стие в от­бо­ре (наш кон­курс — боль­ше 20 че­ло­век на ме­сто) мо­жет лю­бой че­ло­век с выс­шим об­ра­зо­ва­ни­ем, сред­ний воз­раст на­ших участ­ни­ков — 27 лет. У нас дей­ству­ет мно­го­сту­пен­ча­тая си­сте­ма от­бо­ра: он на­чи­на­ет­ся с мо­ти­ва­ци­он­но­го пись­ма, за­тем есть пер­со­наль­ное ин­тер­вью, груп­по­вой ас­сес­смент (оч­ный тур со­бе­се­до­ва­ний), ко­то­рый длит­ся це­лый день и за­вер­ша­ет­ся те­стом на зна­ние дис­ци­пли­ны.

Ко­гда участ­ник по­па­да­ет в шко­лу, к нему при­креп­ля­ет­ся ме­то­дист, ко­то­рый по­мо­га­ет стро­ить уро­ки, и пер­со­наль­ный ку­ра­тор — один из вы­пуск­ни­ков про­грам­мы, с ко­то­рым мож­но об­су­дить лю­бые труд­ные си­ту­а­ции с уче­ни­ка­ми, во­про­сы ин­те­гра­ции в школь­ный кол­лек­тив, по­лу­чить лич­ност­ную под­держ­ку в осво­е­нии но­вой про­фес­сии. Сей­час на­ши учи­те­ля пре­по­да­ют уже бо­лее чем в 60 шко­лах в 5 ре­ги­о­нах: Во­ро­неж­ская, Ка­луж­ская, Нов­го­род­ская и Там­бов­ская об­ла­сти (и со­всем немно­го — в Москве и об­ла­сти, но это не наш ос­нов­ной фо­кус). Мы вы­би­ра­ем шко­лы с ка­че­ством об­ра­зо­ва­ния сред­ним и ни­же сред­не­го по об­ла­сти и с ди­рек­то­ра­ми, ко­то­рые от­кры­ты к из­ме­не­ни­ям. У нас уже воз­ник­ло се­те­вое со­об­ще­ство: ди­рек­то­ра то­же ста­ли зво­нить друг дру­гу и со­ве­то­вать­ся, что сде­лать, что­бы де­ти хо­те­ли хо­дить в шко­лу.

— Как вы мо­ти­ви­ру­е­те мо­ло­дых лю­дей пре­по­да­вать в ре­ги­о­наль­ных шко­лах?

— Мо­ти­ва­ция ребят, ко­то­рые по­да­ют к нам за­яв­ки, ча­ще все­го вклю­ча­ет три пунк­та. Во-пер­вых, это иде­а­ли­сты — лю­ди, ко­то­рые по­ни­ма­ют, что им по­вез­ло боль­ше, чем мно­гим дру­гим, и хо­тят, что­бы у всех бы­ли оди­на­ко­вые жизненные шан­сы. Их мо­ти­ва­ция — по­мочь каж­до­му ре­бен­ку рас­крыть свой по­тен­ци­ал. Вто­рой тип мо­ти­ва­ции — про­фес­си­о­наль­ный, для мно­гих ра­бо­та учи­те­лем при­не­сет боль­ше сча­стья, чем лю­бая дру­гая, и мы по­мо­га­ем тем, кто без нас не смог бы это сде­лать: ес­ли вы хо­ти­те пре­по­да­вать по­сле мех­ма­та в обыч­ной шко­ле, то вас не возь­му ту­да без ко­роч­ки о пе­да­го­ги­че­ском об­ра­зо­ва­нии. Ну и стар­то­вая зар­пла­та в та­ких ме­стах бу­дет ты­сяч 12, а мы до­пла­чи­ва­ем сти­пен­дию: 35 ты­сяч в ме­сяц. И тре­тья мо­ти­ва­ция — ка­рьер­ная: мы су­ме­ли стать очень мод­ны­ми. Строч­ка в ре­зю­ме «Учи­тель для Рос­сии» — это очень пра­виль­ная строч­ка. Ра­бо­то­да­те­ли сфе­ры об­ра­зо­ва­ния — и речь не толь­ко о шко­лах — кон­ку­ри­ру­ют за на­ших вы­пуск­ни­ков. Но аб­со­лют­но каж­дый кан­ди­дат, ко­то­рый про­хо­дит от­бор, в первую оче­редь хо­чет при­не­сти поль­зу де­тям. Че­ло­ве­ка, ко­то­рый хо­чет при­со­еди­нить­ся к про­грам­ме толь­ко из-за ка­рьер­ных воз­мож­но­стей, от­се­ет си­сте­ма от­бо­ра.

— Вы ко­гда-ни­будь стал­ки­ва­лись с дав­ле­ни­ем со сто­ро­ны вла­стей? Ведь школьники сей­час — груп­па рис­ка, все пы­та­ют­ся огра­дить их от «враж­деб­но­го» вли­я­ния и про­сле­дить, что­бы они не хо­ди­ли на оп­по­зи­ци­он­ные ми­тин­ги.

— По­на­ча­лу нам не ве­ри­ли: вот, при­шли ка­кие-то гром­ко­го­ло­сые лю­би­те­ли из Моск­вы. Сей­час мы очень плот­но со­труд­ни­ча­ем с ре­ги­о­наль­ны­ми ми­ни­стра­ми об­ра­зо­ва­ния. Я не ду­маю, что мы как-то про­ти­во­ре­чим по­вест­ке фе­де­раль­но­го ми­ни­стер­ства, хо­тя с ни­ми кон­так­тов по­чти не име­ем. Ес­ли го­во­рить про ФГОС и про май­ские ука­зы, то мы точ­но в этом де­ле по­мощ­ни­ки.

Что ка­са­ет­ся по­ли­ти­че­ско­го дав­ле­ния, то в шко­лах мно­го стра­ха и без это­го. Кон­крет­но по­ли­ти­че­ская по­вест­ка силь­но на нас не ска­зы­ва­ет­ся. За­то я хо­ро­шо пом­ню, как мы со­бра­ли наш пер­вый на­бор учи­те­лей по­сле то­го, как они вы­шли в шко­лы, и спро­си­ли, ко­му из них при­шлось врать на ра­бо­те. Ру­ки под­ня­ли все. Си­сте­ма устро­е­на та­ким об­ра­зом, что вы­пол­нять все ин­струк­ции про­сто невоз­мож­но, не оста­нет­ся вре­мя на пре­по­да­ва­ние. А где ложь, там и страх, где страх, там ложь.

Был еще та­кой пре­крас­ный слу­чай. Мы де­ла­ли наш пер­вый Лет­ний ин­сти­тут в го­ро­де Тал­до­ме в Мос­ков­ской об­ла­сти. В рам­ках ЛИ для учи­те­лей мы де­ла­ем трех­не­дель­ный бес­плат­ный об­ра­зо­ва­тель­ный ла­герь в од­ной из го­род­ских школ. Так вот, на урок ан­глий­ско­го в эту шко­лу при­шла аме­ри­кан­ская се­мья, ко­то­рая ко­гда-то усы­но­ви­ла ре­бен­ка из Тал­до­ма. Они спро­си­ли: «Де­ти, а кто из вас хо­тел бы уехать в Аме­ри­ку?» Уга­дай­те, сколь­ко из 15 че­ло­век под­ня­ли ру­ки? Все. Вот по­это­му-то у нас и не лю­бят Аме­ри­ку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.