Пан­да с ме­ду­зой, но без Хас­ки

На са­мый мод­ный фе­сти­валь го­да не при­гла­си­ли за­прет­ных рэпе­ров и мо­ло­дых ро­ке­ров. Пер­вых — не захотели, вто­рых — не на­шли

Novaya Gazeta - - ГРОМКОЕ ДЕЛО - Ал­ла ГЕРАСКИНА, спец. корр. «Но­вой», Со­чи–Москва

Шел тре­тий день фе­сти­ва­ля LiveFest, ко­то­рый год на­зад вы­тес­нил из «Ро­за Хол­ла», что на «Ро­за Ху­то­ре», му­зы­каль­ное «Рож­де­ство» Гри­го­рия Леп­са и взял курс на ак­ту­аль­ное у «про­дви­ну­той» пуб­ли­ки. То­гда це­лый фе­сти­валь­ный день от­да­ли рэпе­рам во гла­ве со Скрип­то­ни­том и вы­бив­шим­ся па­ру ме­ся­цев на­зад в звез­ды фе­де­раль­но­го мас­шта­ба Хас­ки. В са­мом на­ча­ле 2019-го ни­ка­ко­го от­дель­но­го рэп-дня уже не бы­ло. Я при­е­ха­ла раз­би­рать­ся в при­чи­нах, мне­ни­ях и про­чих му­зы­каль­ных тен­ден­ци­ях го­да.

Раз­го­во­ра про рэпе­ров с ожи­да­ю­щи­ми «Ле­нин­град» му­жи­ка­ми за 40 не по­лу­чи­лось — они Леп­са слу­ша­ют, Шну­ра и ино­гда Ме­лад­зе. По­шла зна­ко­мить­ся с уро­жен­кой мест­ных гор На­та­льей.

— Я по это­му по­во­ду так­же ду­маю — нече­го этим рэпе­рам, — вы­ска­за­лась на ак­ту­аль­ную те­му На­та­лья. — Но, я по­ни­маю, мо­ло­де­жи, мо­жет, нра­вит­ся му­зы­ка там и ма­ты эти.

— Ну ты же слы­ша­ла, что рэпе­ра од­но­го кон­церт за­пре­ти­ли, раз­би­ра­ли его на со­ве­те по куль­ту­ре, — на­пом­нил по­до­шед­ший муж На­та­льи — муж­чи­на с изыс­кан­ной се­ди­ной. — Про­сто мы не в трен­де. А там уже до пре­зи­ден­та де­ло до­шло. Он, ви­ди­мо, по­ду­мал: «Ну на­до воз­гла­вить этот про­цесс, что­бы не по­те­рять управ­ле­ние». Он сам, на­вер­ное, эту фа­ми­лию в пер­вый раз услы­шал, а вся стра­на на ды­бы вста­ла из-за то­го, что под Ека­те­рин­бур­гом в ка­кой-то де­ревне кон­церт от­ме­ни­ли. А по­том вы­яс­ни­лось, что у него мил­ли­о­ны под­пис­чи­ков, по­ни­ма­ешь, мил­ли­о­ны. И мо­ло­дежь за него вста­ла.

— У нас в этом го­ду есть некие пред­ста­ви­те­ли, так ска­жем, те­не­во­го рэпа, на­при­мер, MARKUL и Mozee Montana, — рас­ска­зы­ва­ла ве­че­ром сле­ду­ю­ще­го дня в ба­ре за сце­ной гла­ва лей­б­ла Velvet Music Але­на Ми­хай­ло­ва. Але­на и си­дя­щая ря­дом со­про­дю­сер Ли­а­на Ме­лад­зе под­би­ра­ют ар­ти­стов и для лей­б­ла, и для фе­сти­ва­ля, ис­хо­дя из трен­дов и ин­ту­и­ции, — опыт поз­во­ля­ет. Ко­гда-то при­ло­жи­ли ру­ку к вы­стре­лу Зем­фи­ры, «Му­мий Трол­ля» и «Сп­ли­на» в Real Records, в ак­ти­ве лей­б­ла Velvet Music бы­ли Uma2rman, Ме­лад­зе, «ВИА Гра». — Рэпе­ры есть в сре­зе это­го вре­ме­ни, по­это­му они се­го­дня с на­ми, но пор­ци­он­но. За 25 лет в биз­не­се мы пе­ре­жи­ли Ле­нин­град­ский рок-клуб, со­вер­шен­но пья­ных ро­ке­ров, ко­то­рых про­сто вы­гру­жа­ли из по­ез­да на «Ки­но­про­бы». Но все это пря­мо ерун­да по срав­не­нию с рэпе­ра­ми. На про­шлом фе­сти­ва­ле мы по­ня­ли: та­кие вот со­ци­аль­ные рэпе­ры, ко­то­рые чут­ка не в адек­ва­те, — это не на­ше по­ле. Мы хо­тим ра­бо­тать с понятными адек­ват­ны­ми людь­ми.

— Еще нам очень важ­но, что­бы от фе­сти­ва­ля был вы­хлоп в ин­тер­не­те, прес­се, на телевидении. По­след­нее ока­за­лось со­вер­шен­но невоз­мож­ным с рэпе­ра­ми — да­же те, с ко­то­ры­ми мы до­го­во­ри­лись о ре­дак­ти­ро­ван­ных вер­си­ях для сбор­но­го с поп-звез­да­ми кон­цер­та Urban, все рав­но спе­ли с ма­том, и мы не смог­ли это по­ка­зать, — до­ба­ви­ла Ли­а­на. — А мы хо­тим, что­бы фе­сти­валь рос, что­бы о нем узна­ло как мож­но боль­ше лю­дей. А еще хо­тим об­ще­го дви­же­ния, что­бы ар­ти­сты об­ща­лись друг с дру­гом, с на­ми, с пуб­ли­кой, за­ни­ма­лись спор­том и оценили кра­со­ту окру­жа­ю­щей при­ро­ды.

Я спро­си­ла у на­сто­я­щих акул шоу-биз­не­са, как им во­об­ще со­вре­мен­ные те­че­ния и что там с мо­ло­ды­ми ро­ке­ра­ми?

— Нет сей­час ни­ка­ко­го мод­но­го но­во­го рок-н-рол­ла, — вздох­ну­ла Але­на. — Ма­сто­дон­ты по­ста­ре­ли, пе­ре­ста­ли про­дукт со­зда­вать ин­те­рес­ный. Ну воз­ник­ла сей­час ка­кая-то рэп-исто­рия… Вот при­шло вре­мя та­кой фор­мы про­те­ста. В на­шей жиз­ни слу­чил­ся ин­тер­нет: за­бя­кал до­ма на кухне пес­ню, вы­ва­лил ту­да — и вдруг стал зна­ме­нит. У этих рэпе­ров 50% фо­но­грамм имен­но та­ким об­ра­зом за­пи­са­ны. Мно­гих мо­ло­дых ар­ти­стов невоз­мож­но ни слу­шать вжи­вую, ни на­блю­дать на сцене. Ар­тист ста­но­вит­ся ста­тус­ным, толь­ко ко­гда за ним сто­ит ко­ман­да про­дю­се­ров. Тех, кто хо­тел вы­лез­ти на са­мо­де­я­тель­но­сти, про­сто смо­ет, по­то­му что по­явят­ся но­вые ку­ми­ры.

— На мой взгляд, рэпе­ры сей­час так про­яви­лись еще и по­то­му, что дол­гие го­ды в на­шей стране во­об­ще не бы­ло ни­ка­кой му­зы­каль­ной куль­ту­ры для подростков и де­тей, — за­ме­ти­ла Ли­а­на. — Это ка­са­ет­ся ра­дио­стан­ций и те­ле­ка­на­лов, на ко­то­рых и сей­час ни­че­го та­ко­го нет, — у них дру­гой воз­раст­ной ценз. Все, что ин­те­рес­но под­рост­кам, мож­но най­ти толь­ко в юту­бе.

В хол­ле за сте­ной ожи­дал­ся оче­ред­ной ан­шлаг. В на­ча­ле вось­мо­го ка­ме­ры уже сни­ма­ли ав­то­ра ме­га-хи­та «Ме­ду­за» — Алан Хад­за­ра­гов, он же Matrang, участник твор­че­ско­го объ­еди­не­ния Gazgolder:

«Кто не ви­дит в небе знак — по­те­ря­ет во­семь ног.

Сно­ва в ми­ре пу­сто­та, а в ме­ду­зе ось­ми­ног».

— А вы бы хо­те­ли, что­бы ваш кон­церт за­пре­ти­ли? — спро­си­ла я час спу­стя за ку­ли­са­ми Мozee. Али­на Мкрт­чян, 21 год, 150 ты­сяч под­пис­чи­ков в ин­ста­грам.

— Ну кто же хо­чет, что­бы его кон­церт за­пре­ти­ли? — спро­си­ла ме­ня она.

— Ну, пре­зи­дент узна­ет, кто вы та­кая, — на­мек­ну­ла я.

— Я хо­чу, что­бы на мои кон­цер­ты лю­ди шли, по­то­му что лю­бят мою му­зы­ку, а не по­то­му, что ду­ма­ют: «Блин, она на хай­пе, ее ско­ро за­пре­тят, по­это­му бу­ду ее слу­шать сей­час». У нас над всей этой си­ту­а­ци­ей в ос­нов­ном сме­ют­ся. Что­бы рэпе­ру ис­пор­тить ка­рье­ру, лег­че дать ему ку­чу го­су­дар­ствен­ных на­град. Во­про­сы, ко­то­рые ме­ня вол­ну­ют, я бу­ду за­тра­ги­вать в лю­бом слу­чае, ина­че это ли­це­ме­рие — чи­тать о том, что хо­чет вы­ше­сто­я­щий.

Зал тем вре­ме­нем строй­ным хо­ром вы­во­дил еще один ме­га-хит го­да — Panda E от Лео­ни­да Ва­каль­чу­ка из Мо­ги­ле­ва, он же рэпер CYGO:

«По­смот­ри, ведь это ря­дом на­ша пан­да Мы бе­жим с то­бой как буд­то от ге­пар­да».

В Рос­сии к пан­де Лео­ни­да, как и к ме­ду­зе Ала­на, де­пу­та­ты по­ка не под­сту­пи­лись — да­же ес­ли пря­мо нут­ром чу­ешь, что за что-то тут на­до за­пре­тить, пой­ди объ­яс­ни, за что имен­но.

— А ес­ли бы де­пу­та­ты все-та­ки спро­си­ли вас, о чем песня? — ре­ши­ла под­го­то­вить я Лео­ни­да.

— Я бы от­ве­тил так же, как и всем, — что песня о люб­ви на рас­сто­я­нии. Пан­дой мы назвали милые, при­ят­ные впе­чат­ле­ния, ко­то­рые остав­ля­ют от­но­ше­ния, а ге­пар­дом — про­бле­мы, ко­то­рые на­сти­га­ют влюб­лен­ных, ко­гда они да­ле­ко друг от дру­га.

Пе­ре­шли к за­пре­там:

— Это ужас­но. Я ду­маю, что му­зы­ка долж­на раз­ви­вать­ся в лю­бом клю­че. Да­же ес­ли бы там го­во­ри­ли га­до­сти про пре­зи­ден­та, нель­зя от­ме­нять кон­церт, по­то­му что че­ло­век вы­ра­жа­ет свою во­лю, мыс­ли, тем бо­лее, ес­ли у него есть еди­но­мыш­лен­ни­ки. Вы­ра­жать мож­но все что угод­но.

По­след­ний кон­церт фе­сти­ва­ля за­кон­чил­ся в 10 ча­сов ве­че­ра Рож­де­ства. Мы си­де­ли в гри­мер­ке с од­ной из са­мых ста­тус­ных на дан­ный мо­мент ар­ти­сток лей­б­ла — Ёл­кой.

— Это очень неод­но­знач­ная си­ту­а­ция, и дать кон­крет­но­го от­ве­та я не мо­гу, — осто­рож­но пе­ре­шла она к те­ме за­пре­тов. — Я очень не хо­чу, что­бы на­сту­па­ли твор­цам на гор­ло, и я очень хо­чу, что­бы вся­кий тво­рец осо­зна­вал ту от­вет­ствен­ность, ко­то­рую он несет. И еще мне бы не хо­те­лось, что­бы ро­ди­те­ли и учи­те­ля де­ле­ги­ро­ва­ли от­вет­ствен­ность за то, что в го­ло­вах у де­тей, лю­дям, ко­то­рые ве­ща­ют со сце­ны. Твор­че­ство бы­ва­ет очень раз­ным, ис­кус­ство бы­ва­ет неод­но­знач­ным, но оно име­ет пра­во на су­ще­ство­ва­ние. Долж­ны быть воз­раст­ные мар­ки­ров­ки — тут я со­глас­на пол­но­стью. За­пре­щать кон­цер­ты — это не очень пра­виль­но. Ес­ли ты на свя­зи со сво­им ча­дом, дей­стви­тель­но его лю­бишь, про­во­дишь с ним глу­бо­кие бе­се­ды, как мои ро­ди­те­ли со мной на­хо­ди­ли вре­мя бе­се­до­вать, то ни­ка­кая му­зы­ка не смо­жет на та­ко­го ре­бен­ка кар­ди­наль­но по­вли­ять.

— Мно­гие счи­та­ют, что со­вре­мен­но­го под­рост­ка слож­но за­ин­те­ре­со­вать чем-то без ма­та, чер­ну­хи и да­лее по спис­ку.

— Это со­вер­шен­ная неправ­да. Я имею удо­воль­ствие и уни­каль­ную воз­мож­ность об­щать­ся с боль­шим ко­ли­че­ством пред­ста­ви­те­лей то­го са­мо­го по­ко­ле­ния и мо­гу уве­рить вас, что они го­раз­до луч­ше, глуб­же, ум­нее, ин­те­рес­нее, чем я в их воз­расте, — при­зна­лась Ли­за. — Не­обя­за­тель­но по­ни­мать и ди­ко лю­бить все, что про­ис­хо­дит сей­час в му­зы­ке, но с этим на­до счи­тать­ся. Что-то от­ва­лит­ся, что-то вы­рас­тет в нечто сто­я­щее. Все же цик­лич­но, все эти про­те­сты мы уже ви­де­ли и бы­ли ча­стью их. И ко­гда мне, 16-лет­не­му, не да­ют от­ве­та на во­про­сы, я на­чи­наю их ис­кать са­мо­сто­я­тель­но.

На фи­наль­ном аф­те­па­ти фе­сти­ва­ля Але­на и Ли­а­на слу­ша­ли ка­мер­ные кон­цер­ты рэпе­ра CYGO и Ма­ри Крайм­бре­ри, об­няв­шись с ар­ти­ста­ми сво­е­го лей­б­ла. Бы­ло хо­ро­шо за пол­ночь, но рас­хо­дить­ся ни­кто не со­би­рал­ся. В хол­ле я встре­ча­ла лю­дей, ко­то­рые, при­е­хав в го­ры на неде­лю, по­се­ти­ли три фе­сти­валь­ных кон­цер­та из че­ты­рех. Не по­то­му, что не бы­ло вы­бо­ра, а как раз по­то­му, что его им да­ли. Де­воч­ки пе­ли под MBAND и Ле­шу Сви­ка, маль­чи­ки ора­ли под «Ле­нин­град», ба­буш­ки чин­но си­де­ли на Га­га­ри­ной. Это со­вре­мен­ная му­зы­каль­ная дан­ность, ко­то­рая мо­жет нра­вить­ся или нет. А во­прос, вно­сить ли сво­е­го ре­бен­ка на танц­пол — это все-та­ки немно­го не к де­пу­та­там.

Ёл­ка на­ка­нуне Рож­де­ства

«Груп­пи­ров­ка «Ле­нин­град»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.