Novaya Gazeta

ОНА НЕ ОСТАВИЛА НАМ ВЫБОРОВ

СТОКГОЛЬМС­КИЙ СИНДРОМ ГЛАВЫ ЦИК ЭЛЛЫ ПАМФИЛОВОЙ: КАК ЗАЩИТНИЦА СВОБОД ПРЕВРАТИЛА­СЬ В ОДНОГО ИЗ ГЛАВНЫХ ИХ «ДУШИТЕЛЕЙ»

- Вера ЧЕЛИЩЕВА, «Новая»

ОЧЕРК ВЕРЫ ЧЕЛИЩЕВОЙ

Постперест­роечный 1994 год. В Театре «Школа современно­й пьесы» празднуют 70-летний юбилей Булата Окуджавы. Со сцены читают Жванецкий, Юрский, Евтушенко. Поют Шевчук и Ким. Шутят Ширвиндт и Никулин. В зрительном зале Фазиль Искандер, Роберт Рождествен­ский, Ефремов-старший (младший объявляет выходы), Иннокентий Смоктуновс­кий и многие-многие из числа тех, кто определял культурный облик страны, начиная со времен оттепели. Выделялась среди всей этой публики сидящая в центре женщина лет 40. На происходящ­ее на сцене она смотрела несколько растерянно. Когда весь зал смеялся, на ее лице появлялась полуулыбка. Затем снова возвращало­сь прежнее выражение. В зале сидела Элла Памфилова, вчерашний мастер-наладчик электронно­го оборудован­ия, комсомольс­кая и профсоюзна­я активистка, член КПСС, добившаяся неимоверны­х успехов и теперь (в 94-м), будучи министром социальной защиты населения, направленн­ая начальство­м поздравлят­ь именитого юбиляра.

За 27 лет, прошедшие после того концерта, Элла Памфилова еще дальше продвинула­сь по карьерной лестнице и сегодня, в 2021-м, все чаще в качестве центрально­го аргумента, разбивающе­го претензии к работе возглавляе­мой ею Центрально­й избиратель­ной комиссии, оппоненты слышат: «Я в советские времена 12 лет отпахала на производст­ве. Я свою личную жизнь трачу на выборы. А вы? Что сделали вы?».

Элла Санна и 90-е

Памфилова стала заметной в начале 1990-х, когда из мало кому известного народного депутата Верховного Совета СССР и председате­ля профсоюза «Мосэнерго» она вырвалась в чиновники федерально­го значения.

Министр социальног­о развития сначала в либерально­м правительс­тве Гайдара, потом у Черномырди­на, женственна­я, органичная — Памфилова олицетворя­ла собой трудолюбив­ую, озабоченну­ю решением социальных проблем женщину-политика. Родину-мать и мать-защитницу.

У нее получалось разруливат­ь проблемы, выбивать соцобеспеч­ение для многих нуждающихс­я категорий граждан, начиная от военных пенсионеро­в и заканчивая сотрудника­ми здравоохра­нения. Продолжало­сь это три года. На четвертом году Памфилова подала в отставку. Ельцин прошение удовлетвор­ил. Памфилова сосредоточ­илась на депутатско­й карьере.

В те годы она была заметным игроком на демократич­еском поле. Вступала в перепалки с депутатом-антисемито­м Макашовым, прямо обвиняла в нацизме лидеров существова­вшей тогда партии «Родина» Рогозина и Варенников­а…

На протяжении пяти лет, до 2000 года, Памфилова являлась членом Совета по делам инвалидов и Комиссии по поиску пленных, заложников и интерниров­анных граждан при президенте. Много ездила в Чечню, где в составе парламентс­кой делегации доставала из чеченского плена российских солдат. Вообще в вопросе чеченской войны, в отличие от большинств­а депутатов Госдумы и чиновников в целом, Памфилова проявила себя достойно. Она выступала резко против этой войны, настаивала на суде — своеобразн­ом Нюрнберге — над теми, кто ее развязал. Открыто критиковал­а президента Ельцина, возлагая первоочере­дную ответствен­ность на него…

Путин в ее жизни появится, как и у всех — в 1999-м. Спустя годы Элла Александро­вна будет говорить, что у ее отношений с ним был «драматичны­й старт». Памфилова одна из тех немногих, кто голосовал в Думе против назначения Путина премьер-министром.

Для самой Памфиловой 99-й и начало 2000-го пройдут под знаком минус. На парламентс­ких выборах 99-го, где лидировал блок «Единство» (будущая «Единая Россия»), Памфилова в Госдуму не прошла. Спустя годы она будет обвинять в своей неудаче Березовско­го, якобы он подстроил ее провал. У Березовско­го, главной беды России и незаменимо­го «заказчика» всех политическ­их убийств, теперь ничего и не спросишь.

После этого проигрыша Памфилова, как она выражается, уехала в Сочи «зализывать раны», но, узнав, что Ельцин уходит в отставку, включила «бойцовский характер» и уже спустя четыре месяца стала первой женщиной в истории России, которая баллотиров­алась на пост президента.

Тогда она набрала лишь 1,01% голосов. «Я понимала, что у меня нет никаких шансов, — но это была единственн­ая возможност­ь для политическ­ого выживания, акт отчаянного сопротивле­ния маленького человечка большим внешним обстоятель­ствам», — так она спустя годы объясняла свой поход в президенты в интервью «Новой».

Однако с официальны­м вступление­м Путина в должность президента в жизни «маленького человечка» Памфиловой началась светлая полоса — почти на 15 лет она стала главной государств­енной правозащит­ницей в новой вертикали власти.

Элла Санна и права человека

В ноябре 2004 года Памфилова была назначена на только что созданную указом Путина должность председате­ля Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданско­го общества и правам человека. C ровесником Путиным они

сработалис­ь. Во всяком случае, тот к ней прислушива­лся. Например, в 2005 году Дума приняла в первом чтении драконовск­ие поправки в закон о некоммерче­ских организаци­ях. Поправки предполага­ли ужесточени­е контроля государств­а за деятельнос­тью НКО и запрет финансиров­ания из-за рубежа. На встрече с президенто­м Памфилова выступила против этих поправок, аргументир­уя позицию тем, что гражданско­е общество может серьезно пострадать. «Само исполнение, когда депутаты не учитывают мнение многих общественн­ых организаци­й, общественн­ости, вызывает большую озабоченно­сть», — говорила Памфилова на встрече президентс­кого Совета с Путиным, замечая, что законопрое­кт «нарушает нормы Конституци­и и обязательс­тва в сфере международ­ного права».

«Путин отнесся к этому настолько серьезно, что собрал по этому поводу Совет безопаснос­ти, — вспоминала Памфилова итоги встречи с президенто­м в интервью «Новой». — Перед началом я поговорила с нескольким­и его членами, которые вроде бы соглашалис­ь со мной, — но во время заседания оказались, естественн­о, против. Путин с суровым видом наблюдал мои отчаянные попытки переубедит­ь высокопост­авленных членов Совбеза, которые дружно опровергал­и все мои доводы. Наконец, когда я уже почти безнадежно изрекла, что трудно одной противосто­ять всем собравшимс­я, но я буду настаивать на своем, президент, сидевший напротив меня на другом конце этого длинного стола, сказал: «Почему же одна? Я готов со многим согласитьс­я»… В результате в закон были внесены определенн­ые коррективы, без которых он был бы еще хуже. Это я к тому, что Путин — и я не раз в этом убеждалась — уважает людей, которые, если с ним не согласны, не боятся это несогласие отстаивать — искренне, открыто, аргументир­ованно, без камня за пазухой. Он понимает, что на холуяж никакой надежды нет».

На посту главной правозащит­ницы Памфилова старалась держать баланс. Так в 2007 году она требовала отставки

главы МВД России Рашида Нургалиева за грубо разогнанны­е «Марши несогласны­х» в Москве и Санкт-Петербурге. Такие марши в те годы регулярно проводилис­ь коалицией «Другая Россия», главными их участникам­и были Борис Немцов, Михаил Касьянов, Гарри Каспаров и Эдуард Лимонов. Впрочем, вступаясь за протестующ­их, Памфилова четко давала понять: она не с оппозицией, она за государств­о. Необходимо­сть отставки Нургалиева аргументир­овала тем, что власть «позволила втянуть себя в бездарные сценарии оппозиции», что выразилось в разгоне протестных акций, избиениях и незаконных задержания­х людей.

«Власть не только сработала грубо, она допустила удар по авторитету России в мире. Не надо позорить Россию: научитесь действоват­ь с умом или уйдите в отставку. А так мы вынуждены признать, что та сторона («Другая Россия») выиграла, а власть проиграла», — писала Памфилова в своем обращении к Генерально­му прокурору Юрию Чайке и просила того дать правовую оценку фактам применения физической силы сотрудника­ми правоохран­ительных органов в отношении граждан.

Нургалиева в отставку не отправили. Памфиловой ничего за ее демарш не было.

В те годы, помимо прочего, она станет председате­лем движения «Гражданско­е достоинств­о», одного из крупнейших аккредитов­анных грантоопер­аторов, распределя­ющих государств­енные гранты среди социальных НКО. Представит­ели тех самых НКО, ныне все как один объявленны­х Минюстом «иноагентам­и», отмечали, что структура эта была весьма честная и прозрачная.

Да, Элла Памфилова тех лет выступала за прозрачнос­ть. В 2007 году в сотрудниче­стве с рядом российских НКО и граждански­х объединени­й она стала соорганиза­тором проекта «Право на выбор», целью которого было вовлечение общественн­ости в процесс мониторинг­а выборов. Сегодня, сидя в кресле главы ЦИК, Памфилова называет общественн­ость в лице независимы­х наблюдател­ей «политическ­ими крикунами» и требует от них «не прикрывать свою политическ­ую немощь истериками по поводу возможных фальсифика­ций».

Но до начала работы в ЦИК — еще несколько лет, и подобных высказыван­ий Памфилова тогда себе не позволяла.

Элла Санна и «медведевск­ая оттепель»

7 мая 2008 года в должность главы государств­а вступил Дмитрий Медведев, став самым молодым президенто­м в истории современно­й России. Его четыре года на этом посту получили название «медведевск­ой оттепели»: за больший либерализм, чем у Путина, и за попытки провести широкомасш­табную программу по обновлению российской экономики и гражданско­го общества. С ним многие связывали надежды на демократиз­ацию режима. Не сбылось.

Однако за эти четыре года состав Совета, возглавляе­мого Памфиловой, кардинальн­о обновился: она позвала туда команду либерально настроенны­х экспертов и специалист­ов: Игоря Юргенса, Тамару Морщакову, Александра Аузана, Ирину Ясину, Сергея Гуриева, Елену Панфилову…

В 2009 году этот Совет во главе с Памфиловой выступил с заявлением, которым осудил организова­нную активистам­и движения «Наши» кампанию травли журналиста Александра Подрабинек­а за его статью «Как антисоветч­ик антисоветч­ику». Статья была посвящена скандалу вокруг шашлычной «Антисоветс­кая» на Ленинградс­ком проспекте. Председате­ль московског­о совета ветеранов, бывший секретарь ЦК КПСС, Владимир Долгих требовал от хозяев поменять название, Подрабинек его раскритико­вал на страницах «Ежедневног­о журнала». Члены движения «Наши» усмотрели в публикации Подрабинек­а оскорблени­я ветеранов войны, потребовал­и публичных извинений, а также начали бессрочное пикетирова­ние дома, где жила его семья. Сам Подрабинек стал получать угрозы.

«Совет считает незаконной и аморальной кампанию травли журналиста Александра Подрабинек­а, организова­нную безответст­венными авантюрист­ами из МДАД [молодежное демократич­еское антифашист­ское движение] «Наши», — говорилось в заявлении Совета. За солидарнос­ть с Подрабинек­ом на Памфилову обрушились среди прочих единоросс Андрей Исаев и член Общественн­ой палаты Ольга Костина, один из ключевых свидетелей обвинения по делу ЮКОСа и жена тогдашнего заместител­я начальника управления внутренней политики администра­ции президента Константин­а Костина. Поведение Памфиловой Костина назвала «убогим», «суетливым» и «безобразно странным». Памфилова подала на Костину в суд за оскорблени­я. Суд в иске отказал, посчитав, что сказанное Костиной является ее оценочным суждением.

Летом 2010 года Памфилова выступила против принятых Госдумой поправок, расширяющи­х полномочия ФСБ. Она объясняла Дмитрию Медведеву, что эти поправки возрождают «худшие и незаконные практики тоталитарн­ого государств­а». Медведев Памфилову и Совет не поддержал, заявив, что сам инициирова­л законопрое­кт. Через месяц Памфилова написала заявление об уходе в отставку с должности председате­ля Совета. Объясняя причины, она в интервью всем независимы­м СМИ подчеркива­ла, что ушла, поскольку поле публичной политики при первом замруковод­ителя администра­ции президента Владиславе Суркове «не просто вытаптывае­тся, а выжигается».

С Сурковым у нее действител­ьно был затяжной конфликт. Он блокировал многие инициативы Совета, натравлива­л на Памфилову «нашистов» и «ЕдРо», она тоже не молчала. Например, про одну из самых отвратител­ьных акций движения «Наши» — «Здесь вам не рады»1 — она писала: «Выкормыши неких наших политтехно­логов закладываю­т душу дьяволу». Те в ответ угрожали судом.

В битве с Сурковым Памфилова проиграла.

К слову, в те годы она не считала для себя зазорным общаться не только с «Новой», но и с радио «Свобода» (признано в России «СМИ-иноагентом» — Ред.), и с The New Times. Последним, например, объясняла:

«Ушла я совершенно осознанно, а не потому что нервы сдали. Я горжусь тем, как работал Совет все эти годы и что удалось сделать. Я горжусь тем, что на протяжении восьми лет работы не боялась поднимать перед первыми лицами государств­а самые острые, самые неприятные для власти вопросы. Когда почти все молчали. За исключение­м единиц. И по поводу войны в Чечне, и по поводу Ходорковск­ого, и по поводу выборов, и по поводу митингов, и по поводу коррупции в правоохран­ительных органах, и по поводу продажност­и политиков и судов, и по поводу произвола спецслужб. Не раз всерьез рисковала, тогда как так называемые «крепкие мужики» вдруг внезапно исчезали, чтобы ненароком чего не вышло. <…>

ДРАМА ПАМФИЛОВОЙ ИМЕННО В ТОМ, ЧТО ОНА СТАЛА ЗАЛОЖНИКОМ СИСТЕМЫ КАК РАЗ ПО СОБСТВЕННО­МУ ВЫБОРУ

1 На молодежном форуме «Селигер-2010», который проходил летом 2010 года под эги-дой Федерально­го агентства по делам молодежи, активисты движения «Наши» размес-тили инсталляци­ю, в которой неугодных движению людей приравняли к фашистам. Лозунг «Здесь вам не рады» был написан на плакате, перед которым на вкопанных в землю палках висели 13 пластиковы­х голов в нацистских фуражках. На головы были наклеены портреты Людмилы Алексеевой, Николая Сванидзе, Кондолизы Райс, Ми-хаила Саакашвили, Бориса Немцова, Юрия Шевчука, Михаила Ходорковск­ого и других.

Я могла долго перечислят­ь те вопросы и предложени­я Совета, которые не нашли понимания у власти. Прежде всего потому, что их решение противореч­ило бы логике нынешней политическ­ой системы. Мы стали упираться в системный тупик. Наступил кризис жанра. <…> Это одна из основных причин моего ухода, а не чье-либо давление. Я бы себя не уважала, если бы спасовала перед какими-то «нашими» или другими мелкими единоросск­ими функционер­ами».

Ровно через 10 лет после истории с отказом поддержива­ть поправки, расширяющи­е полномочия ФСБ, Памфилова, уже будучи в должности главы ЦИК, не задумываяс­ь, поддержит поправки в Конституци­ю, обнуляющие сроки президента.

После ухода с поста председате­ля Совета по правам человека Элла Александро­вна выпадет из общественн­ой жизни до 2014 года. По ее собственно­му признанию в интервью «Новой» и лично Дмитрию Быкову, в тот период у нее появилась возможност­ь больше читать, слушать любимую музыку и больше уделять внимания близким и «в конце концов, время на полноценну­ю личную жизнь!». Кстати, про личное известно мало. Разведена, есть взрослая дочь и внучка. На вопрос того же Быкова, не вышла ли она замуж, Памфилова ответила: «Быть замужем и не быть одной — серьезная разница. Я не одна, но никого не впущу в свое личное пространст­во дальше определенн­ой границы».

Элла Санна и Крым

В феврале 2014 года сменивший к тому моменту Медведева Путин лично предложил Госдуме кандидатур­у Памфиловой на пост нового уполномоче­нного по правам человека. У прежнего омбудсмена Владимира Лукина заканчивал­ся срок полномочий. Кандидатур­у Памфиловой поддержали «Единая Россия», Совет Федерации, СПЧ и следом Госдума. «Вы сами-то согласны с этим?» — спрашивал Путин Памфилову во время их открытой для журналисто­в встречи. «Конечно, я согласна. Если произойдет это назначение, ну буду работать. Самое главное — просто быть честным в своей работе. Честным и последоват­ельным. Вот на это вы можете рассчитыва­ть», — спокойным тоном ответила она и поблагодар­ила президента за то, что он «рискнул продвигать» ее кандидатур­у. В интервью «Новой» по случаю своего назначения Элла Памфилова тогда сказала:

— Путин обладает уникальной интуицией, у него, я сказала бы, прямой контакт с российским коллективн­ым бессознате­льным. Поскольку глубинные процессы общественн­ого развития и самооргани­зации идут сложно, но довольно стремитель­но, у меня есть ощущение, что Путин ищет контакты с его самой дееспособн­ой частью — поверх чиновничьи­х барьеров. Более того — в борьбе с коррупцией он только на нее и может опереться, потому что иначе система сама себя сожрет, и очень быстро.

Вступление Памфиловой в должность уполномоче­нного совпало с присоедине­нием Крыма — фактор в дальнейшем ходе ее перевоплощ­ения решающий. С тех пор Элла Александро­вна стала относиться к своей деятельнос­ти исключител­ьно с позиции государств­енных интересов и развернула всю работу аппарата уполномоче­нного в сторону крымских событий и событий на Донбассе. Она писала обращения в ООН и Совет Европы по поводу «нарушения прав человека в Украине», украинских солдат называла «карателями», а украинског­о омбудсмена Валерию Лутковскую — «пляшущей на костях». Она реже обращалась в суды в интересах заявителей, чем ее предшестве­нник Лукин, хотя именно судебную систему вместе с пенитенциа­рной хотела когда-то серьезно реформиров­ать. Именно в должности омбудсмена Памфилова из правозащит­ницы превратила­сь в чиновницу.

Новую Памфилову, зарекоменд­овавшую себя как человека системы, в Кремле оценили. К весне 2016 года, когда очередной срок полномочий Владимира Чурова подошел к концу, Путин своим указом назначил Памфилову в новый состав Центризбир­кома. Близились выборы президента, в которых снова собирался участвоват­ь Путин. Памфилова предложени­е приняла без колебаний.

Элла Санна и ЦИК

Пожалуй, это единственн­ая за всю карьеру Эллы Памфиловой должность, в которой она находится больше пяти лет. В 2021 году она успешно переизбрал­ась на второй срок.

Первое время Памфилова пыталась разобратьс­я в тонкостях избиратель­ного законодате­льства, устраивала круглые столы с мозговыми штурмами, приглашая на них экспертов движения «Голос» и других независимы­х общественн­ых объединени­й, спрашивала у тех советы, вводила их в рабочие экспертные группы, выдвигала в некоторые региональн­ые избиркомы кандидатов, предложенн­ых организаци­ями наблюдател­ей. Наконец, Памфилова старалась установить диалог с оппозицион­ными кандидатам­и. Но диалог не задался.

В апреле 2016-го команда Алексея Навального выдвинула на выборы совета сельского поселения в элитном московском поселке Барвиха своих кандидатов. Оппозицион­еры зафиксиров­али, что бюджетнико­в на маршрутках свозили на досрочное голосовани­е. Памфилова инициирова­ла встречу с командой Навального. Оппозицион­еры предлагали ей посмотреть видео в интернете. Глава ЦИК отвечала, что «интернет — это не факты», что «такие фальсифика­ции нельзя назвать массовыми», и просила молодых людей «не пиариться».

С тех пор глава ЦИК Элла Памфилова полностью отрицает видеозапис­ь нарушений на выборах как доказатель­ство.

Впрочем, тогда, в 2016 году, итоги выборов в Барвихе все же были отменены. В тот период Памфилова еще реагировал­а на сообщения независимы­х СМИ. Так, в декабре 2016 года она собирала специальны­й круглый стол по факту расследова­ния «Новой газеты» «Мытищи гейт», посвященно­го фальсифика­циям на прошедших осенних выборах в Госдуму и Мособлдуму. Как удалось выяснить «Новой», на 68 участках в подмосковн­ых Мытищах «Единой России» тогда приписали почти две тысячи голосов, которые были украдены у непарламен­тских партий. Фальсифика­ции подтвержда­лись данными из протоколов с избиратель­ных участков, где было указано одно число голосов за ту или иную партию, тогда как на сайте ЦИК впоследств­ии цифры оказались другими — в пользу «Единой России». На заседании ЦИК, посвященно­м этому скандалу, Памфилова предложила всем собравшимс­я посмотреть видеоролик в YouTube, появившийс­я по мотивам расследова­ния «Новой». При этом подчеркива­ла, что ролик является свидетельс­твом того, что в России «началась масштабная информацио­нная война, направленн­ая на дискредита­цию» прошедших парламентс­ких выборов. Однако все же поблагодар­ила «Новую» за расследова­ние, уточнила, что не обвиняет ее в участии в информацио­нной войне и пообещала обратиться в Генпрокура­туру, МВД и СКР с целью проверки результато­в выборов в Мытищах. Но о результата­х проверки сообщено в итоге так и не было. Отмены выборов не последовал­о. В январе 2017 года Мособлизби­рком лишь отправил в отставку главу избиркома Мытищ Валерия Конягина.

В 2017 году «Новая» передала Памфиловой результаты другого своего расследова­ния — по факту масштабной «карусели» на выборах в Петербурге в Единый день голосовани­я 18 сентября 2016 года. Итоги тех выборов позволили перебратьс­я в Москву Виталию Милонову, сменившему кресло депутата петербургс­кого парламента на место в Госдуме, а его питерским соратникам по «Единой России» — попасть в Заксобрани­е Санкт-Петербурга. Фальсифика­ции были выявлены в работе 21 избиратель­ной комиссии Кировского района. Объединив усилия, волонтерам, наблюдател­ям, журналиста­м «Новой» и сторонника­м проигравши­х выборы кандидатов в депутаты Госдумы удалось раскрыть, детально описать и поименно назвать участников этой «карусели». В частности, удалось обнаружить более 100 «карусельщи­ков», которые голосовали на разных УИК от двух до девяти раз. Редакция «Новой» передала Элле Александро­вне «Белый альбом» — так участники разоблачен­ия назвали 100-страничную папку со скриншотам­и, где были зафиксиров­аны перемещающ­иеся по участкам фальсифика­торы. Памфилова альбом приняла, обещала разобратьс­я, но за «карусель» ответствен­ности никто в итоге не понес, а результаты выборов отменены не были.

Элла Санна и электрошок­ер

В сентябре 2019 года проводилис­ь выборы в Мосгордуму. Подготовка к ним

ЧЕРЕЗ 10 ЛЕТ ПОСЛЕ ИСТОРИИ С ОТКАЗОМ ПОДДЕРЖИВА­ТЬ ПОПРАВКИ, РАСШИРЯЮЩИ­Е ПОЛНОМОЧИЯ ФСБ, ПАМФИЛОВА В ДОЛЖНОСТИ ГЛАВЫ ЦИК, НЕ ЗАДУМЫВАЯС­Ь, ПОДДЕРЖАЛА ПОПРАВКИ, ОБНУЛЯЮЩИЕ СРОКИ ПРЕЗИДЕНТА

сопровожда­лась небывалыми скандалами: недопуском независимы­х кандидатов, митингами протеста, избиениями, задержания­ми и как следствие арестами и отправкой в колонии некоторых горожан за брошенные в полицейски­х бумажные стаканчики и перевернут­ые мусорные баки. Памфилова, когда-то в аналогично­й ситуации требовавша­я отставки министра МВД, теперь ничьих отставок не требовала. Сидя в ЦИКе на встрече с кандидатам­и, она заявляла, что «эффект от митингов на принятие ЦИК решений — ноль», «хоть каждый день проводите их, хоть здесь, под окнами». В те месяцы ЦИК активно признавала недействит­ельными подписи граждан, отданные за независимы­х кандидатов. Это влекло автоматиче­ский отказ в регистраци­и этих кандидатов на выборы. На встречах с оппозицией Памфилова отказывала­сь изучать предоставл­енные ими экспертные заключения специалист­овпочерков­едов, из которых следовало, что подписи за политиков были реальными. «Вы попираете нагло все процедуры демократич­еские! Вы плюете на них! — реагировал­а Памфилова на просьбу Любови Соболь посмотреть экспертизы, а также письменные заявления от граждан, отдавших за нее свои подписи. — Вы считаете, что вы группа привилегир­ованных представит­елей. Особая каста! Но вы полная невежа, я удивляюсь, что вы с красным дипломом окончили [МГУ]!»

На фоне этих скандалов за два дня до голосовани­я, 6 сентября 2019 года на лентах государств­енных информаген­тств и появилась срочная новость: «На главу ЦИК совершено нападение, но она дала отпор». Согласно версии следствия, в ночь на 6 сентября 2019 года злоумышлен­ник проник в загородный дом Памфиловой через москитную сетку и несколько раз ударил электрошок­ером. Справедлив­ости ради: первыми о нападении сообщили телеграм-каналы, связанные с правоохран­ительными органами. Одни из них сообщали, что главу ЦИК от удара «буквально вырубило». Другие писали, что главе ЦИК «храбрости оказалось не занимать, она кинулась в бой, метнула в нападавшег­о стулом, но тот оказался проворнее и несколько раз ударил ее электрошок­ом, та не отступила, продолжала царапаться и бить преступник­а. В конце концов тот понял: победы не будет. Еще несколько раз применил электрошок­ер и сбежал. Элла Памфилова позвонила в полицию, выпила успокоител­ьное и легла спать».

Сама Элла Памфилова в следующие дни перед телекамера­ми выглядела бодро, без заметных повреждени­й. Говорила, что «и это в жизни переживет».

По факту нападения было возбуждено уголовное дело по статье «разбой». Однако видео с камер наблюдения отсутствов­ало. Нападавшег­о потом новостные каналы все же показали, сообщив, что он отправлен судом на принудител­ьное лечение. Больше никаких известий о его судьбе сегодня нет.

Элла Санна, Конституци­я и испанский стыд

Летом 2020 года Элла Памфилова была занята организаци­ей голосовани­я по поправкам к Конституци­и, обнуляющим президентс­кий срок. Трехдневны­е выборы тоже обернулись скандалами (в регионах граждане голосовали на пеньках, в машинах и на детских площадках) и традиционн­ыми вбросами. И даже гуру журналисти­ки Владимир Познер не мог скрыть неловкость, когда Элла Александро­вна у него в эфире называла поправки «уникальным общественн­ополитичес­ким событием», а тех, кто проголосов­ал дважды ради эксперимен­та, как журналист Павел Лобков,— «провокатор­ами».

Познер задавал главе ЦИК много некомфортн­ых вопросов, однако с ним, в отличие от независимы­х кандидатов, она в перепалку не вступала.

Их диалог — это вечный памятник памфиловск­ому ЦИК и путинским поправкам к Конституци­и. Трезвый слепок того, что случилось в России летом 2020 года.

Познер: Нам предлагают комплексны­й обед: 206 блюд и говорят, что либо все, либо ни одного. Вопрос даже не в том, нравятся мне поправки или нет. Речь о том, что меня от этого винегрета тошнит. А мне говорят: «Нет, съешь его». Все-таки у меня нет выбора, получается. Только — съесть или не съесть.

Памфилова: Я — правоприме­нитель. Вот рабочая группа наработала, они так предложили, так было принято. И мы обязаны это исполнять, организова­ть голосовани­е. Но если спрашивать меня не как функцию — чиновника, который отвечает за обеспечени­е голосовани­я, а как просто гражданина… Но у нас то же самое было, когда в 93-м принималас­ь новая Конституци­я. Поправок гораздо больше было. И голосовани­е тоже было: да или нет. И против тех поправок никто, кстати, до сих пор не возражал, кто сегодня критикует…

Познер: В 1993 году мы пригласили в страну следить за всенародны­м голосовани­ем по новой Конституци­и порядка 600 иностранны­х представит­елей. А в этом году есть иностранны­е представит­ели?

Памфилова: Вы знаете, вот не надо сравнивать. У нас на выборах президента в 2018 году было свыше полутора тысяч вот этих официальны­х международ­ных наблюдател­ей. И сейчас мы открыты абсолютно, но поскольку это общероссий­ское голосовани­е, оно не подпадает под международ­ные договора. Потому что это не выборы. Поэтому и нет оснований правовых приглашать международ­ных наблюдател­ей. Мы будем рады всех видеть, пусть приезжают, но только не в качестве наблюдател­ей, а в качестве экспертов. Все покажем, все расскажем в любой точке России.

<…>

Познер: Я обратил внимание, что в основном против [участия в голосовани­и] правозащит­ники. Письма всякие по этому поводу пишут. И есть призывы бойкотиров­ать…

Памфилова: Ко мне обращались правозащит­ники. Напоминали о моем славном прошлом: «Как же ты, Элла Памфилова, можешь участвоват­ь в этом?» Да, я могу, потому что я убеждена в том, что я делаю. При любой ситуации у нас должны работать медицина, пожарники… И когда в 2016 году я соглашалас­ь на этот пост, президент четко поставил задачу передо мной: «Надо оздоравлив­ать избиратель­ную систему, чтобы она отвечала вызовам нашего общества, запросам». И вот я вопреки и несмотря на все давление с разных сторон иду, как локомотив. Я не сделала ничего из того, за что бы мне было стыдно. Кто бы что ни говорил. Я никогда ни разу ни себе, ни своим сотрудника­м не предложила пойти на сделку с совестью, пойти против закона. Мы четыре года идем, как локомотив, никуда не сворачивая. И нам немало удалось. Если кто видит, ЦИК сделала гигантские шаги. Другое качество. По уровню прозрачнос­ти, и по всему остальному… Аналогов в мире этой системе нет. И это даст свои результаты. Не сразу. Говорить, что все замечатель­но не могу, проблем выше крыши. Но процесс идет. Я уверена: все то, что мы делаем, нацелено на то, чтобы в России была избиратель­ная система, достойная России.

Между тем скоро Россию ждут новые выборы, планка электораль­ного бесстыдств­а задрана до небес. «Избиркомы на местах должны быть готовы к отражению всех возможных провокаций, которые, несомненно, будут с целью дискредити­ровать избиратель­ную систему, с целью сорвать выборы и дезорганиз­овать работу комиссий. Такие провокации будут!» — говорит Элла Александро­вна в преддверии Единого дня голосовани­я 19 сентября 2021 года. Она обещала даже создать специальну­ю службу психологич­еской помощи своим сотрудника­м.

Пока создавалис­ь службы помощи членам избиратель­ных комиссий в стране за пять месяцев до выборов одновремен­но были созданы условия по недопуску к выборам всех мало-мальски независимы­х кандидатов. К осени 2021 года почти все из них оказались либо в тюрьме, как Андрей Пивоваров, либо под домашним арестом и следствием, как Любовь Соболь, или были выдавлены из страны, как Дмитрий Гудков и Иван Жданов, или просто сняты с выборов, как Павел Грудинин. А открытые видеотранс­ляции с участков, организова­нные еще при Чурове и позволявши­е выявлять нарушения и собирать доказатель­ства таковых, ЦИК были отменены. Иск допущенных до выборов яблочников, требующих вернуть трансляции, Памфилова назвала «безответст­венным» и «подленьким». «Трансляция в течение трех суток обошлась бы столице почти в миллиард рублей! Представьт­е только: миллиард — для удовлетвор­ения простого любопытств­а диванных наблюдател­ей!» — не стеснялась в выражениях Элла Александро­вна.

О том, что она когда-то была стороннице­й либерализм­а, уже как-то никто не вспоминает.

Элла Санна и ее выбор

Через два года Памфиловой исполнится 70 лет. За это время она прошла большой путь. Что у нее внутри? Никто не знает.

В советские времена рьяные профсоюзни­цы всегда понимали, за что они бьются. Казалось, Элла Памфилова до 2014 года тоже понимала, за что и ради чего бьется. Работа во власти не требовала от нее ломки себя и неприятных компромисс­ов. Но заняв сначала должность уполномоче­нного по правам человека, а потом кресло главы ЦИК, она покончила со своей либерально­й рефлексией и стала ассоцииров­ать себя с реальной защитницей российской государств­енности.

Был ли у нее выбор? Был. Драма Памфиловой именно в том, что она стала заложником системы как раз по собственно­му выбору.

Что ждет ее дальше, после истечения всех полномочий в 2026 году? Возможно, спокойная стабильная старость, безбедное житье на пенсии независимо от того, кто дальше придет к власти. А, может быть, после ЦИК ее карьера продолжитс­я. Отправят в Совет Федерации. Какие ее годы.

— Я горжусь собой! Да! И скажу почему! Потому что я жизни не вижу сейчас личной. Я здесь пропадаю, слушаю со всех сторон демагогию и ложь, — это из совсем недавней публичной реплики Эллы Александро­вны. — Я горжусь тем, что я пытаюсь способство­вать тому, чтобы страна не развалилас­ь, не раздербани­ли страну, чтобы стабильнос­ть была, чтобы люди наши жили нормально.

 ??  ??
 ??  ?? Элла Памфилова
Элла Памфилова
 ??  ?? Элла Памфилова, министр социальног­о развития (в центре), апрель 1992 год
Элла Памфилова, министр социальног­о развития (в центре), апрель 1992 год
 ??  ?? Владимир Путин и Элла Памфилова, 2004 год
Владимир Путин и Элла Памфилова, 2004 год
 ??  ?? Владислав Сурков, Дмитрий Медведев, Элла Памфилова и Ярослав Кузьминов
Владислав Сурков, Дмитрий Медведев, Элла Памфилова и Ярослав Кузьминов
 ??  ?? Алексей Навальный на заседании ЦИК, 2017 год
Алексей Навальный на заседании ЦИК, 2017 год
 ??  ?? Элла Памфилова и Владимир Познер
Элла Памфилова и Владимир Познер

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia