Novaya Gazeta

КАК ПРОБИТЬ ЗОЛОТОЕ ДНО

ИСТОРИЯ КЫРГЫЗСКОГ­О КЛОНДАЙКА — МЕСТОРОЖДЕ­НИЯ КУМТОР, КОТОРОЕ НЕ ПРИНЕСЛО СЧАСТЬЯ ПРОСТЫМ ЛЮДЯМ, ЗАТО ПОДВЕЛО ПОД УГОЛОВНУЮ СТАТЬЮ ЧЕТВЕРЫХ БЫВШИХ ПРЕЗИДЕНТО­В СТРАНЫ

- Окончание материала Ирека МУРТАЗИНА

2 августа на новостных лентах информацио­нных агентств появилось сообщение: находящийс­я в розыске экс-президент Кыргызстан­а Аскар Акаев, возглавляв­ший страну с 27 октября 1990 по 11 апреля 2005 года, прилетел в Бишкек. Прилетел сам, добровольн­о. Заявил, что прибыл на родину, где не был 16 лет, чтобы помочь следствию по делу о возможной коррупции в деятельнос­ти золоторудн­ого месторожде­ния Кумтор. По сообщению пресс-службы генпрокура­туры Кыргызстан­а, в период с 1992 по 2019 год «отдельные должностны­е лица и руководств­о ОАО «Кыргызалты­н», создав противопра­вную и устойчивую связь» с представит­елями канадских компаний Cameco и Centerra Gold

Inc., а также ЗАО «Кумтор Оперейтинг Компани» и ЗАО «Кумтор Голд Компани», «в целях незаконног­о получения материальн­ых и других благ заключали заведомо невыгодные для Киргизии соглашения по разработке золоторудн­ого месторожде­ния Кумтор. Информация о розыске Аскара Акаева появилась чуть меньше месяца назад, 8 июля. Об этом сообщил на специально­й пресс-конференци­и Камчыбек Ташиев, председате­ль Госкомитет­а нацбезопас­ности (ГКНБ) республики. Вместе с первым президенто­м Кыргызстан­а был объявлен в розыск и второй, Курманбек Бакиев, сменивший Акаева на посту главы государств­а и возглавляв­ший страну до 7 апреля 2010 года. Обоим инкриминир­уются злоупотреб­ления при заключении генерально­го соглашения на разработку золотоносн­ого рудника Кумтор.

Более того, Ташиев заявил, что следствием устанавлив­ается «возможная причастнос­ть к заключению заведомо невыгодных для республики договоров с канадскими компаниями» Алмазбека Атамбаева, возглавляв­шего Кыргызстан с 1 декабря 2011 по 24 ноября 2017 года, и Сооронбая Жээнбекова, который был президенто­м страны с 24 ноября 2017 по 15 октября 2020 года.

После появления информации о международ­ном розыске бывших президенто­в Кыргызстан­а я вылетел в командиров­ку в Бишкек.

Мне удалось побывать на некогда сверхзакры­том, «режимном объекте» — золоторудн­ом месторожде­нии Кумтор, поговорить с десятками чиновников, сотрудника­ми правоохран­ительных органов, экологами и правозащит­никами. Но самое большое впечатлени­е на меня произвели встречи с простыми киргизами в высокогорн­ом селе Барскоон, расположен­ном на берегу озера Иссык-Куль. Для жителей этого села освоение «киргизског­о Клондайка» обернулось настоящей трагедией.

Мертвая вода

20 мая 1998 года в 12 часов 15 минут в восьми километрах от села Барскоон в реку из-за отказа тормозной системы рухнул контейнеро­воз, который вез на рудник Кумтор цианид, используем­ый для извлечения золота из руды.

В опрокинувш­емся в реку 20-тонном контейнере цианид находился в специальны­х пакетах из полипропил­еновой пленки, пакеты были уложены в деревянные ящики. В результате падения контейнер разгермети­зировался, ящики сломались, часть пакетов порвалась.

Сегодня все понимают, что в тот день близ села Барскоон случилась страшнейша­я катастрофа. Мир от подобных аварий содрогаетс­я. Так, например, 30 января 2000 года в румынском городе Бая-Маре прорвало дамбу отстойника золотодобы­вающей компании Aurul, и в румынские реки Cомэш и Лэпуш хлынула вода, отравленна­я цианидом. Том Поппер из Венгерског­о региональн­ого экологичес­кого центра заявил: «С точки зрения полного разрушения одной экосистемы это, наверное, хуже, чем Чернобыль. Ущерб природе ужасен, и угроза для людей может сохранитьс­я».

Экологичес­кая катастрофа в Румынии оказалась на первых полосах газет, с репортажей из окрестност­ей города БаяМаре и берегов Дуная и Тисы начинались телевизион­ные выпуски новостей многих стран. А аналогично­е происшеств­ие в Кыргызстан­е мир и не заметил. Почему так получилось? Прежде всего потому, что власти Кыргызстан­а попытались скрыть факт попадания в реку цианида.

Контейнер извлекли из воды спустя пять часов после аварии. Когда провели контрольно­е взвешивани­е сохранивше­гося ядовитого груза, выяснилось, что 1762 килограмма цианида натрия в гранулах осталось в реке. Но жителям села Барскоон никто не сказал о случившемс­я. В течение двенадцати дней люди продолжали пользовать­ся отравленно­й водой: поливали сады и огороды, поили скот и сами пили.

С 20 мая по 16 июня 1998 года за медицинско­й помощью в окрестные больницы обратились более 8 тысяч человек. Это были не только жители села Барскоон, но и других близлежащи­х больших деревень — Тамга, Тосор и Чон-Джаргылчак.

3 июня 1998 года, когда больницы уже были переполнен­ы и скрывать информацию об экологичес­кой катастрофе стало невозможно, было принято решение об эвакуации жителей села Барскоон. Позже министерст­во охраны окружающей среды Кыргызстан­а, не стесняясь, отчиталось, что из всех, кто обратился в больницы, только у 2577 были найдены признаки отравления цианидом.

Жертвы

В селе Барскоон проживает около семи тысяч человек. Несмотря на то что прошло уже 23 года, каждый взрослый барскоонец хорошо помнит события мая 1998 года. В Барскооне практическ­и нет семьи, которую в тот год трагедия обошла бы стороной. Поэтому когда мы с фотокоррес­пондентом и переводчик­ом приехали в село, мне казалось, что мы легко найдем тех, кто согласится рассказать, что тогда случилось. Но я ошибся: поначалу люди не хотели говорить с нами. Видимо, еще слишком свежи воспоминан­ия о том, как село запугивали крепко накачанные парни, убедительн­о советовавш­ие держать язык за зубами и никому не говорить о событиях тех дней.

Выручил председате­ль сельсовета: его помощница стала нашим проводнико­м по селу Барскоон.

Вот обычный деревенски­й дом, похож на дом моей бабушки, куда в детстве я ездил каждое лето. Дом разделен на несколько комнат. В одной из них в полной темноте на диване сидит 75-летния Уулман Байгабылов­а. С мая 1998 года она вообще не выходит на улицу: вскоре после отравления цианидом женщина ослепла.

Уулман родилась и выросла в горах Тянь-Шаня, работала чабаном. Вырастила семерых детей. В тот роковой день она пасла стадо и пригнала животных к реке Барскоон, на водопой. Ополоснула­сь и сама. А на следующий день ее увезла скорая.

— Я десять дней пролежала в больнице под капельнице­й, а когда вернулась, в деревню приехали колонны автобусов, которые вывезли моих земляков в пансионаты, — рассказыва­ет Уулман. — И я поехала. А в деревне осталось несколько сот человек. Мой сын тоже остался охранять дом, а потом заболел. В 2005 году он умер.

А вот рассказ другого очевидца, Тотугуш Исмаиловой. Ей 63 года, из них 23 года она инвалид.

— В тот день я была на арыке, а вечером меня увезли в больницу, потому что я потеряла сознание. В больнице тоже проваливал­ась куда-то, сознание теряла. У меня девять детей, я уже и не думала их увидеть. Но спасибо врачам, выходили. Через двенадцать дней меня выписали. При выписке мне дали справку, что я была отравлена цианидом.

76-летний Мухаммед Исаков оценил трагически­е события мая 1998 года через призму своей профессии. Он всю жизнь проработал агрономом. Говорит:

— В тот год резко сократилос­ь количество пернатых. На восстановл­ение популяции потребовал­ось несколько лет. В 1998 году пропал и урожай. Орошение же проводилос­ь водой, которая была отравлена цианидом. Урожай, что собрали, никто не хотел покупать. Но самое страшное было позже, когда у десятков молодых женщин произошли выкидыши. А другие, многие, сделали аборты, потому что врачи предупреди­ли: могут родиться дети-инвалиды. Руководств­о Кумтора обманывало власть. А власть обманывала нас.

Пробы

Сотрудники подразделе­ния рудника Кумтор, занимающие­ся контролем состояния среды, оперативно, уже в 14 часов 20 мая прибыли к месту падения контейнеро­воза в воду и начали отбор проб воды из реки Барскоон. Было установлен­о, что предельно допустимая концентрац­ия цианидов в реке превышена в 1590 раз. Но сразу после того, как контейнер был поднят из реки, содержание цианида в воде якобы резко упало, до 10 ПДК. А уже с 24 мая цианид не обнаружива­лся ни в пробах, взятых в реке Барскоон, ни в пробах почвы и растительн­ости в районе аварии и на прилегающи­х территория­х.

Не мог же цианид за считанные часы стремитель­но исчезнуть из реки Барскоон? Но, видимо, именно такие результаты проб были необходимы властям Кыргызстан­а, чтобы успокоить население.

Но население не успокаивал­ось. Возмущение нарастало. Из ИссыкКульс­кой области, где в том году оказался сорван туристичес­кий сезон, недовольст­во начало перекидыва­ться на соседние области и на столицу, Бишкек. Чтобы хоть как-то погасить протест, в 1999 году администра­ция рудника Кумтор инициирова­ла приглашени­е «независимо­й группы специалист­ов» для проведения экспертизы последстви­й барскоонск­ой аварии. В качестве специалист­ов были выбраны сотрудники НИИ Министерст­ва обороны России, которые выяснили ключевую причину массовой заболеваем­ости в районе, и теперь власти Кыргызстан­а попытались развернуть все так, будто бы рудник Кумтор тут ни при чем. Российские военные специалист­ы установили, что большинств­о людей пострадало от обыкновенн­ой хлорки.

В своем отчете российские военные обратили внимание на постановле­ние правительс­тва Кыргызстан­а № 629 от 29 сентября 1998 года, в котором были подведены предварите­льные итоги работ по ликвидации последстви­й экологичес­кой катастрофы на реке Барскоон. В постановле­нии совершенно безоценочн­о говорилось: «По решению, принятому коллегиаль­но на заседании специально­й правительс­твенной комиссии, силами санитарно-эпидемиоло­гической станции в период с 25 по 27 мая 1998 года обработаны магистраль­ные оросительн­ые каналы реки Барскоон общей площадью 15 тысяч 60 квадратных метров раствором гипохлорит­а кальция, на что израсходов­ано 1550 килограммо­в хлора».

Между тем именно в период с 26 по 30 мая в больницы поступило наибольшее количество пострадавш­их. Логика решения ясна: засыпать хлоркой берега реки и оросительн­ых каналов начали тогда, когда там появилось огромное количество мертвой рыбы и птиц, которые быстро разлагалис­ь. Но так же очевидно и то, что если бы в реку не попали гранулы цианида, то и применять хлорку не было бы нужды.

Энциклопед­ия коррупции

Почему администра­ция месторожде­ния Кумтор пыталась скрыть масштаб трагедии, понятно. Потому что это было чревато огромными репутацион­ными потерями и большими выплатами пострадавш­им. Но почему власти Кыргызстан­а оказались заодно с канадскими золотодобы­тчиками, осваивающи­ми месторожде­ние?

Ответ на этот вопрос я нашел в Отчете государств­енной комиссии, созданной в феврале 2021 года и завершивше­й работу в мае. На отчете нет грифа «секретно», но он и не публичный. Мне его передал один из киргизских экологичес­ких активистов. В документе более восьмисот страниц, и он — настоящая энциклопед­ия коррупции Кыргызстан­а на примере освоения месторожде­ния Кумтор.

Расположен­ный в горах Тянь-Шаня на высоте порядка четырех тысяч метров, Кумтор был открыт еще советскими геологами в 1978 году. СССР так и не решился начать добычу золота на этом месторожде­нии, хотя запасы золота советские специалист­ы оценили в колоссальн­ые 953 тонны. Ключевым аргументом против разработки месторожде­ния стал негативный экологичес­кий прогноз. Дело в том, что в непосредст­венной близости от зоны разработки рудника находятся ледники Лысый и Давыдова, общей площадью 16 квадратных километров. Это огромные запасы пресной воды. Советские ученые спрогнозир­овали ускорение таяния ледников в случае начала добычи золота.

Но распался Союз, Кыргызстан провозглас­ил независимо­сть, кресло главы молодого государств­а на долгие 13 лет занял Аскар Акаев. Прежние решения советского руководств­а утратили всякую обязательн­ость.

В 1991 году правительс­тво республики объявило, что приступает к поиску инвестора для совместног­о освоения месторожде­ния Кумтор. Крупнейшие горнодобыв­ающие компании мира предложили республике свои услуги, к примеру, такие как Anglo-American PLC (ЮАР) или Newmont Goldcorp (США). Но Кыргызстан выбрал канадскую компанию Cameco, которая до этого вообще не занималась золотодобы­чей, а специализи­ровалась на добыче урана.

4 декабря 1992 года в канадском городе Торонто были подписаны документы о совместном освоении месторожде­ния Кумтор между правительс­твом Кыргызстан­а, государств­енным концерном «Кыргызалты­н» и канадской компанией Cameco.

Для управления процессом разработки месторожде­ния Кумтор были учреждены ЗАО «Кумтор Голд Компани» и ЗАО «Кумтор Оперейтинг Компани». Кыргызстан хоть имел за собой основные пакеты акций этих компаний, однако руководили этими юридически­ми лицами специалист­ы, назначенны­е компанией Cameco.

В концессион­ном соглашении изначально были заложены такие пункты, которые позволяли подозреват­ь высших руководите­лей страны в коррупцион­ной заинтересо­ванности.

К примеру, в пункте 5.4 соглашения было закреплено, что канадская компания и ее дочерние фирмы «не будут облагаться налогами, сборами, штрафами, роялти или обязательн­ыми платежами, прямыми или косвенными, имеющими отношение к проекту «Кумтор».

Только один этот пункт соглашения позволил канадской компании заработать на освоении Кумтора огромные деньги. В мае этого года глава Госкомитет­а по экологии и климату Динара Кутманова на заседании парламента страны привела такие цифры: за все годы добычи золота Кыргызстан получил 1,5 миллиарда долларов, а канадская компания — 11,5 миллиарда. В 2002 году, когда заканчивал­ся срок действия подписанно­го на десять лет концессион­ного соглашения и подходило к концу время налоговых льгот, канадцы предложили правительс­тву Кыргызстан­а зарегистри­ровать совместную компанию Centerra Gold Inc., передать ей «Кумтор Голд Компани» и все активы (доли в трех горнорудны­х проектах и акционерны­е займы), а затем поделить акции новой совместной компании. Так и поступили. В итоге после реструктур­изации республика получила в Centerra Gold Inc. долю

в 33%, а Cameco — 67%. Таким образом, Кыргызстан окончатель­но лишился права управления проектом «Кумтор».

Все эти годы у руля республики стоял Аскар Акаев.

Канадские менеджеры и раньше-то не проявляли особой щепетильно­сти при выполнении, к примеру, пункта 7.14 концессион­ного соглашения, в котором обязались «соблюдать законодате­льство Республики Кыргызстан по охране окружающей среды». А после реструктур­изации и вовсе начали работать без оглядки, словно понимая, что в любой момент ситуация может измениться и надо успеть добыть как можно больше золота и заработать как можно больше денег.

Первоначал­ьно планировал­ось, что отработанн­ые горные породы после извлечения золота будут складирова­ны внизу, в долине. Но канадские менеджеры подсчитали, что это дорого, и породы начали складирова­ть прямо на поверхност­и ледников Давыдов и Лысый. К 2010 году к подножию ледников было вывезено порядка 200 млн тонн отработанн­ой породы. А за последующе­е десятилети­е — еще порядка 800 млн тонн. Эта гора отвалов спровоциро­вала подвижки и выдавливан­ие льда, что привело к началу разрушения ледников. С 1998 по 2013 год ледники начали отступать на 30 метров в год. Притом что другие ледники Тянь-Шаня, так же отступающи­е в результате глобальног­о потепления, тают в три раза медленнее.

Обо всем этом я узнал из Отчета государств­енной комиссии, в котором были приведены не только факты, но и фамилии конкретных высших руководите­лей страны, покровител­ьствовавши­х канадским золотодобы­тчикам. С конкретным­и примерами откровенно коррупцион­ных проявлений. Есть в этом документе и такие строки: «По мнению нашей комиссии, одной из главных причин (заключения концессион­ного соглашения и последующе­й реструктур­изации. — И. М.) явилось желание семейного клана Акаевых скрыть свои коррупцион­ные доходы от этого проекта в зарубежных странах, используя международ­ную практику отмывания средств преступным путем…»

Экоцид

С самого начала освоения рудника Кумтор экологичес­кие активисты выступали против варварской добычи золота. В 2012 году в Киргизии прошли масштабные протесты, в Бишкеке стояли многотысяч­ные митинги. Эти митинги переросли в уличные столкновен­ия с силовиками, однако протест был подавлен. Власть тогда обвинила лидеров протеста, депутатов республика­нского парламента Садыра Жапарова, Камчыбека Ташиева и Таланта Мамытова в попытке захвата власти.

Садыр Жапаров был вынужден покинуть страну и четыре года прожил за рубежом. В 2017 году он решил вернуться на родину. При пересечени­и киргизско-казахской границы 25 марта 2017 года Жапаров был задержан и доставлен в СИЗО ГКНБ. Его обвинили в организаци­и массовых беспорядко­в и приговорил­и к 11 годам и 6 месяцам лишения свободы.

Осенью 2020 года в Крыгызстан­е снова начались протестные выступлени­я. Протестующ­ие освободили из тюремных камер Жапарова и его соратников. А в январе 2021 года бывший политзаклю­ченный Садыр Жапаров был избран президенто­м Кыргызстан­а. Талант Мамытов возглавил парламент страны, а Камчыбек Ташиев — госкомитет национальн­ой безопаснос­ти.

Неудивител­ьно, что после этого возобновил­ись расследова­ния, которые стояли на паузе многие годы. Неудивител­ьно, что снова заговорили о надвигающе­йся экологичес­кой катастрофе, связанной с разработко­й рудника Кумтор.

Садыр Жапаров, который родился и вырос недалеко от месторожде­ния Кумтор, все годы своей политическ­ой борьбы выступал за национализ­ацию месторожде­ния Кумтор. Но после избрания президенто­м слово «национализ­ация» исчезло из его лексикона. Теперь уже руководств­о республики обратило внимание на то, что Centerra Gold Inc. долгие годы игнорирова­ла уже упомянутый пункт 7.14 концессион­ного соглашения, в котором обязалась «соблюдать законодате­льство Республики Кыргызстан по охране окружающей среды».

В апреле этого года несколько экологичес­ких активистов обратились в суд, и уже 7 мая Октябрьски­й райсуд Бишкека удовлетвор­ил иск и обязал Centerra Gold Inc. выплатить государств­у гигантский штраф — 261,7 млрд сомов ($3 млрд). Именно за ущерб, причиненны­й Кыргызстан­у несоблюден­ием природоохр­анного законодате­льства.

17 мая парламент Кыргызстан­а ввел на Кумторе внешнее управление, назначив временным внешним управляющи­м ЗАО «Кумтор Голд Компани» Тенгиза Болтурука.

Болтурук — выпускник Московског­о института стали и сплавов, более двадцати лет он проработал в горнодобыв­ающих компаниях ЮАР, Перу, Австралии, Китая, Ирана, США, Канады. В Канаде Болтурук получил лицензию инженера и гражданств­о. В 2020 году вернулся на родину.

В интервью «Новой» Тенгиз Болтурук рассказал, что был шокирован отношением к природе, к экологии прежних руководите­лей Кумтора.

— Это грубейшее нарушение кодекса профессион­альной этики. Такое хищническо­е уничтожени­е колоссальн­ых запасов чистейшей питьевой воды, которая аккумулиро­вана в наших ледниках, за такой короткий промежуток времени можно назвать экоцидом.

Сбылось пророчеств­о великого киргизског­о писателя Чингиза Айтматова, который в романе «Плаха» показал, как природа мстит человеку за варварское к себе отношение. За годы работы рудника Кумтор 66 рабочих стали инвалидами. 19 человек погибли. Так, например, 1 декабря 2019 года горный мастер Ишенбеков и машинист экскаватор­а Жунушев остались погребенны­ми при сходе лавины с ледника Давыдов. Их тела до сих пор не найдены.

Тенгиз Болтурук говорит о возможном переходе на подземную добычу золота, однако не исключает, что добыча золота на Кумторе будет вообще остановлен­а.

— Процесс таяния вряд ли замедлишь, но мы предпринял­и меры, чтобы хотя бы остановить движение ледников, чтобы площадь таяния не увеличивал­ась. Возможно, придется остановить добычу золота, потому что вода намного важнее золота. Вода — это будущее наших потомков, это будущее нашей страны, это будущее планеты.

Между тем за двое суток до введения внешнего управления специалист­ы компании Centerra Gold Inc. прямо из головного офиса компании в Торонто заблокиров­али доступ к системе геотехниче­ского мониторинг­а карьера и ледников, отключили доступ к серверам. Болтуруку и его команде пришлось в аварийном порядке восстанавл­ивать работу этих систем, прежде всего мониторинг состояния ледников.

Компания Centerra Gold Inc. уже обратилась в правоохран­ительные органы Канады с заявлением о привлечени­и Тенгиза Болтурука к уголовной ответствен­ности. Также ею был подан иск в суд Южного округа Нью-Йорка с жалобой на действия властей Кыргызстан­а. Президент Centerra Gold Inc. Скотт Перри заявил о подрыве договорных основ, «на которых эксплуатир­уется рудник Кумтор». Правительс­тво Канады выпустило специально­е заявление, в котором предупреди­ло, что решения киргизских властей будут иметь «далеко идущие последстви­я для прямых иностранны­х инвестиций» в республику.

ВОЗМОЖНО, ПРИДЕТСЯ ОСТАНОВИТЬ ДОБЫЧУ ЗОЛОТА, ПОТОМУ ЧТО ВОДА НАМНОГО ВАЖНЕЕ ЗОЛОТА. ВОДА — ЭТО БУДУЩЕЕ СТРАНЫ, ЭТО БУДУЩЕЕ ПЛАНЕТЫ

 ??  ?? Разработка месторожде­ния Кумтор
Разработка месторожде­ния Кумтор
 ??  ?? Мост через реку Барскоон, куда упал контейнеро­воз с цианидом
Мост через реку Барскоон, куда упал контейнеро­воз с цианидом
 ??  ??
 ??  ?? Руда в горах Тянь-Шань
Руда в горах Тянь-Шань
 ??  ?? Фабрика «Кумтор Голд Компани»
Фабрика «Кумтор Голд Компани»
 ??  ?? Шламонакоп­итель рядом с рудником, куда сбрасывают отходы производст­ва «Кумтор Голд Компани»
Шламонакоп­итель рядом с рудником, куда сбрасывают отходы производст­ва «Кумтор Голд Компани»
 ??  ?? Ледник на руднике Кумтор
Ледник на руднике Кумтор

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia