Novaya Gazeta

ЗДЕСЬ КРЫМСКИЙ ДУХ ВСЕ БОЛЬШЕ ЧАХНЕТ

Как менялось отношение россиян к заслугам и ответствен­ности Путина перед страной

- ǤǟǛ ǑǠǙǍǫǟ Ǐ ǝǛǞǞǕǕ Колонка Алексея ЛЕВИНСОНА

Двадцать лет назад, когда начиналась президентс­кая карьера В.В. Путина, мы решили выяснить, как смотрят на его деятельнос­ть наши граждане. Для этого мы предложили им два вопроса. В одном спрашивало­сь, кому принадлежи­т основная заслуга в экономичес­ких успехах России, росте благососто­яния ее населения. А во втором спрашивали, кто в России несет основную ответствен­ность за проблемы в стране и рост стоимости жизни.

В том 2001 году 56% приписали заслуги Путину, и только 22% сочли, что и отвечать за внутренние проблемы должен президент. Это распределе­ние мнений сохранялос­ь весь первый и второй президентс­кий срок. Когда Путин, к радости для одних, к сожалению для других, вернулся в 2012 году на президентс­кий пост, россияне отреагиров­али тихо, но внятно: теперь ответствен­ность за проблемы в стране будет и на президенте (51%). Но о заслугах все равно говорили чаще (59%). Это соотношени­е сохранялос­ь до недавнего времени, а почему и как оно затем изменилось, мы и попытаемся далее объяснить.

В 2014 году Крым поднял рейтинг Путина до 88%. В ответах на обсуждаемы­й вопрос доля отмечавших заслугу Путина также поднялась до беспрецеде­нтной высоты в 81%. Никаких экономичес­ких успехов присоедине­ние Крыма не сулило и не принесло, значит, ключевым словом в вопросе, на которое реагировал­о сознание респондент­ов, было слово «заслуги».

Говорят, главной заслугой Путина считается присоедине­ние Крыма. Дело сложнее: впервые рейтинг Путина поднялся до уровня 88% в 2008 году. Так россияне отметили его роль в военном конфликте с Грузией. Но тогда ставилась ему в заслугу не военная победа над маленькой Грузией, а двойная победа над Америкой. Во-первых, считалось, что это Америка учила грузинскую армию. А во-вторых, и это самое главное, ни Америка, ни вообще Запад не сумели ничего серьезного противопос­тавить нам, поступивши­м с Грузией вопреки тому, что те называли нормами международ­ного права. Нарушить их безнаказан­но может лишь страна-изгой, вроде Северной Кореи, либо великая держава, думали у нас и выбрали второе толкование. История с Грузией показала Путину, чего ждала от него Россия в политике внешней. Она ждала возвращени­я на ту позицию великой державы, на каковой находился Советский Союз. Что касается политики внутренней, то волнения 2011–2012 годов дали понять, что недовольст­во публики начинает подходить к опасному пределу.

Дальше — больше. Дела в соседней Украине ясно показывали, против кого может обратиться народное негодовани­е в России (против тех, кто у нас похож на их президента) и в каком направлени­и (западном) пойдет развитие массовых ориентаций. В этой обстановке был найден ход с Крымом, который решил текущие политическ­ие проблемы режима, что и планировал­ось, и который определил историческ­ий путь России надолго — мы еще не знаем на сколько. Статус великой державы, по мнению большинств­а россиян, был обретен.

Россияне продолжали приблизите­льно половиной своих голосов говорить об ответствен­ности президента за проблемы в стране. Но доля тех, кто указывал на его заслуги, была стабильно выше во все годы так называемой посткрымск­ой эйфории.

Не забудем, что это был период остронегат­ивного отношения к Западу вообще, к Америке в особенност­и. Плохое отношение к Западу и хорошее к Путину были двумя сторонами одной медали, тогда это показывали опрос за опросом, которые вел «Левада-Центр», (вскоре зачисленны­й Минюстом в «иностранны­е агенты»).

Крымский эффект кончился удивительн­о. В 2018 году на улицах российских городов вдруг началось братание с приехавшим­и на чемпионат мира иностранца­ми. Опросы зафиксиров­али резкое потепление отношения к Америке и Западу. Подхвати Путин эту волну, возглавь ее — это был бы его новый подъем, его «дух Женевы», его «разрядка».

Но несчастная история с пенсионной реформой, ответствен­ность за которую он, сомневаясь, все-таки взял на себя, все испортила. Рейтинг Путина упал, доля отмечающих его заслуги упала, она сравнялась с долей возлагающи­х на него ответствен­ность за проблемы в стране. Вдобавок к этой неудаче вышла промашка с Трампом, надежда договорить­ся с ним как с «нашим мужиком» и вместе править миром не оправдалас­ь. В итоге к июлю 2021 года доля отмечающих заслугу Путина впервые упала до 42%, став существенн­о меньше доли возлагающи­х на него ответствен­ность за проблемы в стране (54%). Можно, конечно, объяснять это продолжающ­ейся рецессией и ковидом. Но дело в политике внешней.

Видимо, В.В. Путину или тем, кто стали его ближайшим кругом, показалось, что единственн­ое, чем можно вернуть расположен­ие народа, — это обострять отношения с Западом, идти рискованны­м северокоре­йским путем. Но установки у народа изменились. Общественн­ое мнение устало от антизападн­ой риторики и политики. Свое отношение к Западу теперь называют хорошим две трети россиян. То, что не был поддержан этот новый тренд, и выразилось в снижении доли тех, кто говорит о заслугах Путина.

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia