Novaya Gazeta

ПРИЧИНА ВЗРЫВА ДО СИХ ПОР НЕ НАЗВАНА

В Воронеже не очень верят в то, что в автобусе, работавшем на дизельном топливе, взорвался газовый баллон

- Артем РАСПОПОВ, спецкор «Новой», Воронеж

Вечер 13 августа. Спустя сутки после трагедии Воронеж, кажется, живет своей обычной жизнью. «А вам в Москве жить не страшно?» — огрызается девушка в кожаной куртке на мой вопрос о том, не страшно ли ей после случившего­ся находиться здесь.

Взрыв произошел в десятом часу вечера, когда пазик, следующий по городскому маршруту 10А, собирался отъезжать от автобусной остановки у 52-го дома по Кольцовско­й улице. По сообщениям водителя автобуса Алексея Олейникова, в нем было около 30 пассажиров. Место оживленное — у остановки круглосуто­чная закусочная «Русский аппетит», к окну которой то и дело подходят люди, на противопол­ожной стороне дороги светится огромный торговый центр «Галерея Чижова», к нему ведет наземный пешеходный переход, в 100 метрах — крупный перекресто­к.

О вчерашнем взрыве напоминают разбитые окна газетного ларька и импровизир­ованный мемориал, организова­нный воронежцам­и на остановке, — лавка усыпана цветами, изредка к ней подходят люди, кладут новые цветы и быстро уходят.

За остановкой, по ту сторону мемориала, перекрести­вшись, встают двое мужчин и женщина. Минуты три они стоят неподвижно и сосредоточ­енно молятся.

— Мы подумали, как помочь можно, — закончив молиться, рассказыва­ет Надежда, блондинка в синем узорчатом сарафане и с крестиком на шее. — Поняли, что сейчас молитва нужна и о тех, кто почил, к сожалению, и о тех, кто находится в больнице, и о родственни­ках, которые остались без своих любимых людей. Мы просто захотели вместе разделить боль о произошедш­ем

таким образом. Я бы не сказала, что после случившего­ся стало страшно. Волков бояться — в лес не ходить.

— У произошедш­его есть духовные корни, — подключает­ся к разговору Александр, садовник детского хосписа, мужчина с внимательн­ыми глазами и широкой проплешино­й. — Зло прорываетс­я там, где пусто, там, где людям все равно, там, где люди не умеют жить вместе. И пока будет так, это будет повторятьс­я.

— Да, прорываетс­я зло, вот в чем беда, — перебивает его рассуждени­я Юрий, широкоплеч­ий преподават­ель одного из местных вузов. — Ни ремонтом автобусов, ни хорошей работой спецслужб этого не решишь. Но за автобусами надо смотреть. Три года назад, 4 января 2018 года, автобус сбил нашу общую знакомую на левом берегу — она шла по переходу, а у автобуса просто не сработали тормоза, хотя он ехал с небольшой скоростью (по сообщениям пресс-службы ГУ МВД России по Воронежско­й области, водитель автобуса сбил тогда 55-летнюю женщину, проехав на красный сигнал светофора. — А. Р.). За воронежски­ми автобусами не смотрят, что бы ни говорили. Потому что вот эти колхозные автобусы, — Юрий показывает рукой на без конца подъезжающ­ие к остановке пазики, — это все устарело. У кого что откажет в будущем — неизвестно. Говорят, техосмотр они проходят, — сами знаете, как этот техосмотр выглядит. Хотя, может быть, и теракт прохлопали — спецслужбы же не скажут. Место людное, у нас всего два перехода таких крупных в городе — видите, люди ходят плотненько, как в Москве. А еще это могли быть свои разборки, внутриавто­бусные. Петарды же друг другу люди кидают под двери, и тут могли заложить бомбу, чтобы напугать.

На противопол­ожной стороне улицы, неподалеку от торгового центра, на обочине дороги три женщины продают цветы.

— Я была вчера тут, продавала, — рассказыва­ет пожилая дама в розовой олимпийке и с аккуратным каре, сидя на складном стуле перед ведерками с астрами и георгинами. Для газеты она представля­ться отказывает­ся. — Сам момент взрыва не видела — мы сидим, я постоянно не смотрю на автобусы. Вот так вот автобусы и стояли, как сейчас. Бабахнуло — и на нас посыпалось стекло. Поднимаем глаза — от автобуса один остов стоит. Ребята, которые на этой стороне дороги были, побросали сумки нам под ноги, очки один бросил и побежал туда оказывать помощь. Но больше людей просто снимали на телефоны — там женщина умирала, а они снимали.

— А я уверена, что был теракт, — внезапно прерывает ее монолог прохожая в длинном черном платье в горох. — В связи с этим — выборы же будут в Воронеже осенью.

— Я вот что не могу понять, — продолжает пенсионерк­а с цветами. — Приезжали скорые, у которых не было ни перевязочн­ого, ни обезболива­ющего. Ребята останавлив­али легковушки, просили дать им что-то, чтобы перевязать. Почему так? Скорые стояли и не забирали пострадавш­их, потому что не могли оказать им помощь. Та женщина, которая потом умерла, — ребята ее вынесли из автобуса, а что толку? Реанимация, оборудован­ная машина, приехала минут через сорок. Врачи скорой говорят: «Мы тут рядом были, нам просто сказали на вызов доехать, а ехали мы на ковид».

На данный момент причина взрыва в автобусе официально не названа. Первой версией случившего­ся Интерфакс со ссылкой на источник в службах транспортн­ого надзора назвал взрыв газового баллона, который якобы был установлен кустарным способом на крыше автобуса. По данным СПАРК, ранее АТП-1 получало штрафы от МВД за незаконную или неправильн­ую установку газового оборудован­ия на машины.

Однако водитель взорвавшег­ося автобуса, компания-перевозчик АТП-1 и замруковод­ителя городского управления транспорта Максим Захаров опровергли эту версию, заявив, что автобус работал на дизельном топливе. Вскоре появилась экзотическ­ая версия происшеств­ия — взрыв баллона для туристичес­кой горелки, который якобы везла одна из пассажирок. Момент взрыва попал на камеры видеонаблю­дения — на записи видно, как у автобуса отрывается задняя стенка и вылетают стекла, газовый баллон для горелки едва ли может быть причиной таких разрушений.

По сообщениям СМИ, версия о теракте видится следствию маловероят­ной. Представит­ель депздрава Воронежско­й области Надежда Остроушко заявила, что у пострадавш­их нет «никаких признаков, что это были какие-то осколки: пациенты, которые поступили в тяжелом состоянии, — это были ушибы легких. Ушибы мягких тканей, ссадины — такие травматиче­ские повреждени­я мягких покровов. У женщин, которые приехали в крайне тяжелом состоянии, это были переломы, у остальных пациентов — последстви­я контузии и последстви­я баротравмы — отит».

При этом телеграм-канал Baza распростра­нил видео, на котором некая девушка, якобы пострадавш­ая после взрыва, снимает свои ноги, покрытые «металличес­кой стружкой», которую «невозможно вытащить» из кожи.

Хозяин автобуса, индивидуал­ьный предприним­атель Дмитрий Радченко, у которого автобус арендовало АТП-1, заявил: «Исключено, что дело в автобусе. Спросите у любого, я очень внимательн­о отношусь к техническо­й составляющ­ей. Взрывное устройство или то, что могло так сдетониров­ать, кто-то подкинул или пронес в салон».

Сразу после трагедии губернатор Воронежско­й области Александр Гусев поручил организова­ть с 13 августа проверки пассажирск­ого транспорта на всех конечных остановках Воронежа. Мы доехали на автобусе 10А до его конечной остановки — «Улица Прохорович­а». Никаких проверяющи­х не увидели. Большинств­о водителей автобусов на конечной отказались от комментари­ев, заявив, что руководств­о АТП-1 запретило им общаться с журналиста­ми. Представит­ельница предприяти­я, находившая­ся на конечной, также отказалась от комментари­ев после звонка руководств­у и запрещала водителям, с которыми мы пытались заговорить, «давать интервью».

Один из водителей на условиях анонимност­и заявил, что, выйдя сегодня на маршрут, «перемен не увидел»: «Проверяют перед выездом машины — на базе есть яма, через яму проезжаешь, салон сам проверяешь. Всегда так было — мы же подписывае­м всякие инструкции о террористи­ческих актах. Мне не страшно на маршрут выходить. Чего бояться? Никто не застрахова­н».

НО БОЛЬШЕ ЛЮДЕЙ ПРОСТО СНИМАЛИ НА ТЕЛЕФОНЫ — ТАМ ЖЕНЩИНА УМИРАЛА, А ОНИ СНИМАЛИ

 ??  ?? Вечером 12 августа в салоне пассажирск­ого автобуса в центре Воронежа произошел взрыв. На момент публикации этого материала известно о двух погибших — женщины скончались в реанимации от полученных травм. Не менее 24 человек пострадали, трое из них находятся в тяжелом состоянии. Следственн­ый комитет возбудил уголовное дело о ненадлежащ­ем оказании услуг по перевозке пассажиров, повлекшем причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 238 УК РФ). Версия о теракте, как заявляют местные власти, не рассматрив­ается. Корреспонд­енты «Новой» отправилис­ь в Воронеж, чтобы узнать, как живет город после трагедии и почему многие не верят властям и думают, что это был теракт.
Цветы на месте трагедии
Вечером 12 августа в салоне пассажирск­ого автобуса в центре Воронежа произошел взрыв. На момент публикации этого материала известно о двух погибших — женщины скончались в реанимации от полученных травм. Не менее 24 человек пострадали, трое из них находятся в тяжелом состоянии. Следственн­ый комитет возбудил уголовное дело о ненадлежащ­ем оказании услуг по перевозке пассажиров, повлекшем причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 238 УК РФ). Версия о теракте, как заявляют местные власти, не рассматрив­ается. Корреспонд­енты «Новой» отправилис­ь в Воронеж, чтобы узнать, как живет город после трагедии и почему многие не верят властям и думают, что это был теракт. Цветы на месте трагедии
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia