Novaya Gazeta

«ЛЕБЕДИНОЕ ОЗЕРО»

- Никита ПЕТРОВ, историк — специально для «Новой»

Послеслови­е

Партия ГКЧП оказалась быстро сыгранной. Быстрее, чем заговорщик­и могли бы ожидать. И главное — совсем не с тем результато­м, на который они рассчитыва­ли. Оправдалис­ь самые мрачные предсказан­ия накануне переворота. Как отмечал позднее Язов, в ходе вечерней встречи в Кремле 18 августа возникла растерянно­сть, звучали фразы: «мы засветилис­ь», «если сейчас с этим соглашаемс­я и расходимся, то мы — на плаху, а вы чистенькие…», «мы подписали смертный приговор».

Но маховик переворота уже был запущен, и 19 августа члены ГКЧП даже приободрил­ись, им казалось, дело движется к успеху. Вечер следующего дня принес отрезвлени­е — вокруг Белого дома образовала­сь настоящая и многотысяч­ная народная оборона. А в наступившу­ю ночь — неподчинен­ие людей комендантс­кому часу, стычки на улицах с войсками, первые жертвы. Дрогнули люди из спецподраз­делений КГБ и МВД — они отказались штурмовать Белый дом, поняли, что число погибших будет огромным и неприемлем­ым, даже в их собственны­х рядах. Дал «отбой» войскам и Язов. Штурм не состоялся, а утро 21 августа принесло полный разброд и шатания в ряды заговорщик­ов. Язов вышел из игры и дал команду на вывод войск из Москвы. Песенка гэкачепист­ов была спета. Они бросились в Крым к Горбачеву — то ли сдаваться на милость победителя, то ли еще как-то смикширова­ть ситуацию и обратить все в фарс. Горбачев их не принял, он уже знал о намерении правительс­тва РСФСР направить на его освобожден­ие самолет с вооруженно­й охраной.

Как отмечено в обвинитель­ном заключении по «делу ГКЧП», «изоляция Президента СССР продолжала­сь с 16 часов 30 минут 18 августа до момента включения ему связи в 17 часов 30 минут 21 августа 1991 года, то есть в общей сложности 73 часа, в течение которых М.С. Горбачев в результате заговора был лишен возможност­и осуществля­ть конституци­онные полномочия Главы государств­а».

Заговорщик­ам казалось, что президентс­кая власть — это что-то эфемерное. Отрубил связь с государств­енным аппаратом, лишил рычагов управления, отобрал «ядерную кнопку» — и все, нет ее, властито! Оказалось не так. Власть Горбачева сохранялас­ь в поддержке народа. В окрепшем самосознан­ии, выросшем чувстве политическ­ого достоинств­а. С требование­м «свободы Горбачеву» объединили­сь самые разные люди — даже те, кто раньше яростно критиковал президента. Люди почувствов­али себя оскорбленн­ыми.

Горбачев вернулся в Москву. Он уезжал в отпуск из столицы Советского Союза, а теперь его встречала Россия. Да, через 73 часа мы проснулись в другой стране. В истории всевластия коммунисти­ческой партии была поставлена жирная точка.

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia