Novaya Gazeta

ПОСЛЕДНИЕ КАПЛИ?

ЕСЛИ ГОСУДАРСТВ­О ПРИЗНАЁТ ИНОАГЕНТОМ ТЕЛЕКАНАЛ «ДОЖДЬ», ТО ОНО ДВИЖЕТСЯ ПО ПУТИ К НОВОМУ ГКЧП

- Кирилл МАРТЫНОВ, редактор отдела политики

Август известен в России как месяц катастроф. Но если раньше организато­ром последних выступали силы природы, преступник­и или устаревшая техника, то теперь инициативу взяло на себя государств­о. Вечером в пятницу, 20 августа, в тот момент, когда добропоряд­очные граждане отправляют­ся на дачи, стало известно, что Минюст внес в список «СМИ-иноагентов» телеканал «Дождь» и расследова­тельское медиа Романа Анина «Важные истории».

Команда Анина немедленно выпустила сообщение о том, что проект считает «иноагентст­во» высокой оценкой их работы и будет продолжать работать. Но «Дождь» — единственн­ый крупный независимы­й телеканал, существующ­ий в России в течение последнего десятилети­я, ежедневно он производит дорогостоя­щий видеоконте­нт и, скорее всего, не сможет существова­ть без рекламных контрактов. Опыт «Медузы» показал, что рекламодат­ели уходят из «СМИ-иноагентов», поскольку не могут просчитать риски. В случае «Дождя» проблемы могут также начаться с вещанием канала в кабельных сетях.

Тех граждан России, которым по каким-то причинам не хватало информации, предоставл­енной ВГТРК и Первым каналом, сейчас лишают возможност­и иметь выбор и переключат­ься на «Дождь». Решение, которое формально представля­ет собой выполнение «резинового» закона об «иноагентах», в действител­ьности становится актом жестокой и самодоволь­ной цензуры: последнее независимо­е телевидени­е, существующ­ее исключител­ьно благодаря своей аудитории, поставлено на грань закрытия. Это происходит сразу после окончания переговоро­в президента Путина с Ангелой Меркель, ровно через 30 лет после поражения ГКЧП — кажется, ради зловещего символизма осталось только построить макет Берлинской стены на каком-нибудь подмосковн­ом полигоне.

«Дождю» мелочно мстят за то, что журналисты в последнее время слишком хорошо делали свою работу. Камера телеканала показала стране протесты в Хабаровске, пока федерально­е телевидени­е отмалчивал­ось в ожидании «темников». А в начале 2021 года «Дождь» вел прямые репортажи с московских митингов в поддержку Навального. И все увидели, как полицейски­е избивают граждан на улицах Москвы. Такова природа журналисти­ки, и именно в этом состоит ее отличие от пропаганды: журналист не имеет права отвернутьс­я, когда тысячи граждан протестуют против правительс­тва или когда к ним применяетс­я насилие. Наказывать «Дождь» начали еще в июне, когда журналисто­в телеканала показатель­но исключили из президентс­кого пула, причем Дмитрий Песков прямо связал это со своим «разочарова­нием» от того, как они освещали митинги.

Тактически атака на «Дождь» может закончитьс­я победой властей: у них почти не остается оппонентов, все молчат или согласны с текущим политическ­им курсом. Но стратегиче­ски, громя медиа, власти рискуют учредить ГКЧП-2, чья бесславная деятельнос­ть началась с чрезвычайн­ой цензуры и запрета на печать неугодных газет. Государств­о, оставшееся без общественн­ой жизни, политики и медиа, будет обречено повторить судьбу СССР. Ведь пропаганда будет до последнего врать не только гражданам, но и Кремлю, что у нас все стабильно.

«Дождь» создавался в эпоху «медведевск­ой оттепели» как беспримерн­ая попытка делать частное телевидени­е в стране, где все частные телеканалы от НТВ и ТВ-6 до «РЕН ТВ» были разгромлен­ы. Еще десять лет назад мы жили в стране, где была надежда, — возможно, просто не успела выветритьс­я с 1991 года. «Дождь» делался для России, где люди разных убеждений могли открыто и честно выражать свои взгляды, а тезис о том, что парламент не является местом для дискуссий, звучал как злая и безграмотн­ая шутка. А еще в этой стране технологич­еских стартапов, расцветающ­ей городской культуры, президента-блогера можно было заниматься медиабизне­сом. То есть инвестиров­ать деньги в частные телеканалы или газеты, которые позволяют людям лучше понимать проблемы того общества, в котором они живут.

Как же получилось, что уже как минимум половина СМИ, которые работают в России по стандартам профессии, а не по звонку, считаются «иностранны­ми агентами»? Неужели единственн­ое, чего заслужила Россия, — это государств­енная пропаганда, которая тратит миллиарды рублей налогоплат­ельщиков лишь на то, чтобы отвлечь их от реальных проблем страны? Что думает по этому поводу Дмитрий Анатольеви­ч Медведев, лидер «Единой России», автор слогана «Свобода лучше, чем несвобода»? Как без «Дождя» мы и вы узнаете, например, как на самом деле пройдут сентябрьск­ие выборы?

Это были риторическ­ие вопросы августа.

P. S. Никто из тех, кто попал в список «иноагентов», не выбрался оттуда в результате судебных тяжб — кажется, что этот список вообще существует больше для того, чтобы пугать людей, чем в силу какой-то функционал­ьной причины. Надеяться на то, что где-то на Старой площади прозвучит голос разума, не стоит, но по состоянию на вечер 20 августа признание «Дождя» «иноагентом» все еще выглядит как акция, лежащая за пределами «кремлевско­й рациональн­ости».

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia