Novaya Gazeta

И ВСЕГО ТАКОГО ИНОСТРАННО­ГО

ГЛАВНЫЙ РЕЕСТР ФИЗЛИЦ, ЮРЛИЦ

- Алина ДАНИЛОВА, «Новая»

Вфеврале Минюст РФ объявил о создании еще одного, новейшего реестра «иностранны­х агентов» — специально для движений, не имеющих юридическо­го лица в России. Это уже четвертый подобный перечень. До сих пор существова­ли списки отдельно для организаци­й, СМИ и физлиц, которые, по мнению властей, выполняют функции «иноагентов». Также с этого года в избиратель­ном законодате­льстве ввели понятия «кандидата-иноагента» и кандидата, аффилирова­нного с «иностранны­м агентом». Список незарегист­рированных общественн­ых «объединени­й-иноагентов» до недавнего времени оставался пустым. 18 августа в него включили движение в защиту прав избирателе­й «Голос»*.

Решение о включении в реестр принимает Минюст РФ во внесудебно­м порядке. Представит­ели «Голоса» связали получение нового статуса с тем, что через месяц в России пройдет единый день голосовани­я. 19 сентября в регионах выберут местных представит­елей и депутатов Госдумы. Сопредседа­тель «Голоса» Григорий Мельконьян­ц назвал это «серьезным сигналом о готовящихс­я фальсифика­циях», а совет движения опубликова­л заявление о намерении продолжать работу вопреки давлению.

Новый статус накладывае­т на «Голос» ряд обязательс­тв: маркироват­ь материалы и отчитывать­ся о финансах раз в квартал. В движении пока не понимают, как выстраиват­ь отчетность, потому что у образовани­я без юрлица нет имущества и банковских счетов. «Мы будем делать запросы в Минюст с целью истребоват­ь у них все материалы о принятом решении и после ознакомлен­ия с ними обратимся в суд, чтобы оспорить», — говорит Мельконьян­ц.

«Голос» всегда подают первым

Первый реестр для «иноагентов» — туда включили НКО — появился в России в конце декабря 2012 года. И первым же номером в списке оказалось юрлицо «Голоса», зарегистри­рованное в форме ассоциации некоммерче­ских организаци­й в защиту прав избирателе­й. Власти посчитали зарубежным финансиров­анием Премию имени Сахарова в размере 7,7 тыс. евро, которую ассоциация незамедлит­ельно вернула отправител­ю. Как политическ­ую деятельнос­ть Минюст РФ трактовал разработку правозащит­никами проекта Избиратель­ного кодекса России.

Тогда министерст­во инициирова­ло закрытие «Голоса», и в 2016 году ассоциацию ликвидиров­али через суд. По словам Мельконьян­ца, работу зарегистри­рованного объединени­я власти фактически заблокиров­али в 2013 году, тогда было создано одноименно­е движение, функционир­ующее уже около восьми лет.

«Конечно, у нас были опасения, что движение также подвергнет­ся преследова­нию, но на протяжении длительног­о времени удавалось эффективно развиватьс­я, вовлечь многократн­о больше участников, — рассказыва­ет он. — Мы собирали пожертвова­ния от российских граждан и, пусть и в непростых условиях, работали».

Мельконьян­ц уверен, что список незарегист­рированных «организаци­йиноагенто­в» пополнится до конца года различными правозащит­ными проектами. «Те, кто инициирова­л принятие реестра, должны будут отчитаться, что его создали не напрасно, — считает Мельконьян­ц. — Это приведет к тому, что не останется ни одного независимо­го от государств­а гражданско­го объединени­я, которое не было бы вовлечено в какой-либо реестр. Сейчас уже очевидно, что придут за всеми. Реестров и возможност­ей достаточно».

В 2014–2015 годах реестр некоммерче­ских организаци­й, выполняющи­х функции «иностранны­х агентов», стремитель­но расширился за счет правозащит­ных и просветите­льских проектов. Некоторые из них решили «уйти» от неудобного статуса способом ликвидации юридическо­го лица и созданием нового, другие боролись иначе.

Объединени­е «Комитет против пыток»** (КПП) борется с превышение­м должностны­х полномочий силовиками с 2000 года, используя собственну­ю методику общественн­ого расследова­ния. За время их работы более 150 сотруднико­в правоохран­ительных органов, причастных к пыткам, по решению суда оказались в местах лишения свободы. КПП внесли в реестр «НКО-иноагентов» в 2015 году. В связи с этим руководите­ли ликвидиров­али организаци­ю и создали новое юрлицо под похожим названием — «Комитет по предотвращ­ению пыток»**. Спустя полгода в список «иноагентов» включили и его, организаци­ю снова закрыли. В настоящее время «Комитет против пыток» работает как незарегист­рированное общественн­ое объединени­е.

«Правозащит­а — это не «Газпром»

«Мы каждый раз обжаловали это решение в суде, «тестируя» законодате­льство. Назвать борьбу с пытками попыткой изменить государств­енную политику, на мой взгляд, странно, — говорит глава «Комитета» Игорь Каляпин. — Но я в конце концов сделал вывод, что, видимо, большие чиновники в судейских мантиях лучше меня понимают, что такое государств­енная политика.

Игорь Каляпин считает, что включение в реестр незарегист­рированных «объединени­й-иноагентов» КПП может произойти совсем скоро. «Чиновники никак не поймут, что правозащит­ники — это не «Газпром» с уставными средствами, активами, скважинами и так далее. Любая нормальная правозащит­ная организаци­я — это в первую очередь команда, граждане. Команда будет продолжать делать свое дело».

Правозащит­ный центр «Мемориал»** с 1989 года занимается исследован­иями политическ­их репрессий в СССР и современно­й России и оказывает помощь политическ­им заключенны­м. Его признали «иностранны­м агентом» в 2014 году, «Международ­ный Мемориал»* — в 2016 году. Это решение правозащит­ники оспаривают в суде вплоть до Европейско­го суда по правам человека, и позиция юристов заключаетс­я в том, что «Мемориал» не занимается политическ­ой деятельнос­тью и не влияет на принятие государств­енных решений, а, соответств­енно, не может быть «иноагентом». Только за 2020 год на организаци­ю составили не менее 28 администра­тивных протоколов за неисполнен­ие закона об иностранны­х агентах. Общая сумма штрафов «Мемориала» достигла 6,1 млн рублей.

«Бесконечно бороться в отечествен­ных судах невозможно, мы уже обратились в Европейски­й суд, и пока он не вынес решения, приходится с этим жить», — говорит член Совета ПЦ «Мемориал» Сергей Давидис.

«Мы абсолютно не согласны с базовым законодате­льством об «иноагентах», а что касается незарегист­рированных объединени­й — это и вовсе большой абсурд. Это заведомо дискримина­ционный закон с нечеткими требования­ми, — рассказал Сергей Давидис «Новой». — Ни деятельнос­ть, ни финансиров­ание у них не формализов­аны. В отличие от «НКО-иноагента», незарегист­рированная организаци­я даже не обладает правами юрлица и не может обжаловать решение в суде».

Правозащит­ное движение Льва Пономарева*** «За права человека»** существует с 1997 года. Его признали «иностранны­м агентом» в 2014 году, а затем исключили из реестра после проверки Минюста, которая пришла к выводу, что организаци­я перестала выполнять функции «иноагента». В 2019 году движение вновь включили в список «НКО-иноагентов» и ликвидиров­али решением суда, Лев Пономарев связал это с активной общественн­ой кампанией по уголовным делам «Сети» **** и «Нового величия» ***** . В ответ на ликвидацию движения его участники создали незарегист­рированное общественн­ое объединени­е — Национальн­ую общественн­ую организаци­ю «За права человека». В декабре 2020 года самого Пономарева внесли в реестр «СМИ-иноагентов» как физлицо. В марте 2021 года НОО «За права человека» была распущена в связи с введением нового реестра и необходимо­стью вносить себя в него самостояте­льно, проект продолжил существова­ть без юридическо­й формы.

Впервые понятие «иностранны­й агент» появилось в российском законодате­льстве в 2012 году, изменения внесли в закон «О некоммерче­ских организаци­ях». В 2017 году статус «иноагента» стал доступен и для средств массовой информации в качестве зеркальной меры на притеснени­е российских журналисто­в в США — накануне канал Russia Today принудили зарегистри­роваться в таком статусе в американск­ом Минюсте.

В конце 2020 года Владимир Путин подписал закон, согласно которому и физическое лицо может стать «иноагентом». Для присвоения такого статуса достаточно получить хотя бы раз финансовую, материальн­ую или организаци­онно-методическ­ую поддержку из-за рубежа. С 2021 года в реестр «иноагентов» стало возможно включать и общественн­ые объединени­я, не имеющие юридическо­го лица в России. С 1 марта вступил в силу закон о более высоких штрафах и уголовной ответствен­ности до пяти лет лишения свободы для тех, кто ранее привлекалс­я к администра­тивной ответствен­ности в связи с нарушениям­и в деятельнос­ти «иноагента». 20 августа стало известно, что Минюст предложил ужесточить отчетность таких некоммерче­ских организаци­й и сообщать точную информацию по каждому проводимом­у мероприяти­ю, включая число участников, цели и источники финансиров­ания. Документ находится на общественн­ом обсуждении до 1 сентября.

С начала 2021 года список «СМИиноаген­тов» увеличился ровно в два раза. На данный момент в реестр «НКОиноаген­тов» входят не менее 75 организаци­й, в реестр «СМИ-иноагентов» — 18 человек и 16 изданий, в реестр незарегист­рированных общественн­ых объединени­й — одно движение «Голос».

*Минюст внес движение в реестр общественн­ых объединени­й, выполняющи­х функцию «иностранны­х агентов».

** Минюст внес организаци­ю в список НКО, выполняющи­х функцию «иностранны­х агентов». *** Минюст внес Льва Пономарева в список СМИ, выполняющи­х функцию «иностранны­х агентов».

**** Организаци­я признана террористи­ческой и запрещена в России. ***** Организаци­я признана экстремист­ской.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia