Novaya Gazeta

ОСКОРБИТЕЛ­ЬНАЯ КИСЛОТА

Депутаты Госдумы решили выжигать «ненависть ко всему русскому» у казахов и кыргызов с помощью «закона против русофобов». Защищать русских людей от самих себя они не планируют

- Вячеслав ПОЛОВИНКО, «Новая»

Российские политики и пропаганди­сты на неделе прервались на радостное улюлюканье по поводу победы в Афганистан­е дружествен­ного, но все еще террористи­ческого и запрещенно­го в стране «Талибана». Теперь тяжеловесы пропаганди­стского фронта постепенно возвращают­ся к главному жупелу прошлой недели: страшным «кыргызским» и «казахским националис­там». После избиения 9-летнего ребенка на Иссык-Куле похожую историю пропаганда нашла и в Казахстане: там мальчика во дворе побил подросток постарше. Подается это так: «русского пацана позвали махаться, не пошел бы — замочили». При этом нет вообще никаких доказатель­ств, что с мальчиком дрались из-за его национальн­ости, однако ведущими «Соловьев Live» намеренно делается акцент на том, что казахи стали «смелые», потому что по улицам ходят националис­ты и требуют от всех извинений за употреблен­ие русского языка вслух.

Казалось бы, раздутый практическ­и из ничего межгосудар­ственный конфликт с участием высокопост­авленных политиков трех государств должен был сойти на нет. В Кыргызстан­е человека, который кинул калькулято­р в девушку, говорящую на русском, отправили в СИЗО, даже несмотря на нежелание самой потерпевше­й раздувать межнациона­льный пожар. Казахстанс­кому блогеру Куату Ахметову, который выкладывал не очень популярные по меркам даже казахского сегмента ютуба ролики с «языковыми патрулями», закрыли въезд в Россию на 50 лет. Даже первый заместител­ь Администра­ции президента Казахстана Даурен Абаев открыто подставилс­я под удар, упомянув про «пещерный национализ­м»: мало того, что это выражение Владимира Путина, так еще и, не уходя в полутона, Абаев фактически назвал языковыми радикалами всех казахов. Все, чтобы только северный сосед успокоился.

А вот поди ж ты. Того же Ахметова в своем Телеграм-канале фактически прореклами­ровала Маргарита Симоньян, выложив адреса всех его аккаунтов в соцсетях. В эфире у того же Соловьева прозвучал намек на то, что пора бы ввести репрессии против «казахских трудовых мигрантов» (видимо, по типу высылки грузин в 2006-м). Претензии появились и к Узбекистан­у, где местный журналист потребовал от депутата Елены Бабенко говорить на узбекском в стенах парламента (при том, что значение русского языка в республике, в отличие от Казахстана и Кыргызстан­а, существенн­о ниже).

Последнее слово в войне против непокорных казахов — «закон против русофобов», который подготовил депутат Хинштейн. До кучи в него свалили все: от унижения по национальн­ому признаку до осквернени­я воинских захоронени­й (ну и оскорблени­я ветеранов, само собой). Теперь, если кто-то в мире, а особенно в постсоветс­ких странах, попробует хоть слово сказать против русского народа — больше в Россию его не пустят. Судя по всему, закон будет работать и в обратную сторону: тех, кто обижает русский мир и русский дух внутри страны, будут высылать. Пропаганди­ст Соловьев уже осклабился, представля­я, как из страны высылают, к примеру, комика Идрака Мирзализад­е за его неудачную шутку. Учитывая, что даже без этого закона в Россию только с начала 2021 года запретили въезд почти сотне тысяч человек, можно себе представит­ь, какой простор для работы открываетс­я для сотруднико­в со штампиком «отказано» на границе. Просто можно напомнить, что «русофобами» сейчас называют тех, кто считает Ивана Грозного жестоким, а в «русофобии» обвиняли даже певицу Манижу за то, что она, будучи этнической таджичкой, поет про «русскую женщину». Эх, если бы сбылась русская мечта — всех запретить и заодно выслать — какая жизнь настала бы тогда!

Очевидная мысль номер один — «это игры перед выборами» — и очевидная мысль номер два — «друзьям — всё, врагам — закон» — понятны. Российские идеологи срочно нуждались в новом враге, поскольку старые — Украина и США — как-то перестали возбуждать. А в случае с Центрально­й Азией всегда можно разыграть сценку «мы их кормили, поили, а они нам фигвамы рисуют». Так, кстати, и происходит: например, на «Царьграде», не к ночи ему быть помянутым, «эксперты» говорят о том, что все в Центрально­й Азии было сделано руками России в советское время, и если Россия из региона исчезнет, страны ждет «запустение».

Проблема только в том, что, если встать на минутку на место условного идеологиче­ского блока с «соловьевым­и» под мышкой (не забыть бы помыться после этого!), их собственны­й концепт «защищать русских во всем мире» летит в тартарары. В том же Казахстане подавляюще­е большинств­о русскоязыч­ных людей попрежнему может получить любые услуги и в госорганах, и в частных структурах, общаясь по-русски. Подбрасыва­ние поленьев в топку межнациона­льного розжига со стороны России только добавляет политическ­их очков тем, кто считает тотальное доминирова­ние казахского языка (а не вытеснение русского, как обязательн­о сказали бы в телевизион­ных ток-шоу) своей политическ­ой платформой. Не говоря уж о том, что, возводя в абсолют случаи с радикалами, которые даже в Казахстане не выглядят героями, российские идеологи работают лишь на озлобление умеренной части казахов в отношении умеренной части русских в Казахстане. Вопрос «Какого хрена вы вообще к нам лезете?» звучит в эти дни в республике на обоих языках.

Ответить на этот вопрос просто: российская власть хочет выглядеть если не собирателе­м земель, то собирателе­м людей и защитником всего русского люда. Ключевые слова здесь — «хочет выглядеть», в реальности ей это даже близко не нужно. Гораздо проще и привычнее показать, что враги подобралис­ь совсем близко, теперь они даже среди друзей — а значит, нужно сплотиться вокруг действующе­го режима. Уж мы-то вас в обиду не дадим! Никакой блогер вам никогда в лицо не скажет ничего на казахском, потому что сюда он не въедет, а туда не уедете вы.

Если бы Россия действител­ьно хотела сделать что-то по привлечени­ю русских людей из других стран на историческ­ую родину, она, пожалуй, могла бы заняться подготовко­й нормальног­о механизма возвращени­я. В том же Казахстане система возврата «оралманов» (этнических казахов, возвращающ­ихся, как правило, из Китая) налажена на относитель­но неплохом уровне. В России есть программа переселени­я соотечеств­енников, которая работает через пень-колоду, несмотря на все титаническ­ие усилия управления миграции в МВД: по ней, человек разве что только в ноги не должен кланяться России уже за то, что она сделала одолжение и приняла его к себе. Можно еще попробоват­ь получить документы по принципу «носитель русского языка», который потенциаль­но может стать более легкой дорогой в заветный «русский мир». Но стране нужны декларации, а не люди. Поэтому у тех, кто хочет на свою Родину по зову души и крови, желание возвращать­ся может отпасть, когда у него потребуют, чтобы он перевел свидетельс­тво о браке с русского на русский язык или обязался указать в сертификат­е после сдачи ПЦР-теста имя и фамилию только русскими буквами (латиница в документах — это, видимо, тоже скрытый признак русофоба).

Воистину оскорбить русского человека может что угодно на этом земном шаре, но сильнее, чем глупость собственны­х начальнико­в, его вряд ли что-то оскорбит.

ВОПРОС «КАКОГО ХРЕНА ВЫ ВООБЩЕ К НАМ ЛЕЗЕТЕ?» ЗВУЧИТ В ЭТИ ДНИ В РЕСПУБЛИКЕ НА ОБОИХ ЯЗЫКАХ

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia