Novaya Gazeta

ОГРАНИЧЕНН­ЫЕ ВОЗМОЖНОСТ­И? ОГРАНИЧИТЬ!

Специальны­е условия для инвалидов на экзаменах: невозможно получить, трудно реализоват­ь, итог плачевен

- Злата АСКЕРКО, «Новая»

Из года в год процедура проведения единого государств­енного экзамена вызывает много вопросов у детей с инвалиднос­тью и их родителей. По закону каждому такому ребенку положены специальны­е условия, которые уравнивают их возможност­и с возможност­ями здоровых сверстнико­в.

Для незрячих выпускнико­в законом предусмотр­ены экзаменаци­онные материалы, в которых печатный текст заменен алфавитом Брайля. Слабослыша­щим детям устанавлив­ается специальна­я аппаратура для усиления звука. Экзаменуем­ым с нарушением различных двигательн­ых функций полагается ассистент, который за них заполняет бланки ответов. И именно у этих экзаменуем­ых чаще всего возникают проблемы.

Выпускнице 11-го класса Лиде на экзамене была нужна помощь ассистента (он может переписыва­ть в бланк с черновика как тестовую, так и письменную часть). Хотя у Лиды большие проблемы с руками (повышенный мышечный тонус и спастика в кистях), ей не удалось «выбить» помощника. На центрально­й психолого-медико-педагогиче­ской комиссии, в последней инстанции, посчитали, что если выпускница может хоть как-то выводить прописные буквы, то она в состоянии написать сочинение. Несмотря ни на что Лида все-таки решила пойти на экзамен:

«Я мечтала поступить в престижный вуз. 3 июня я писала экзамен по русскому языку. Тестовую часть экзамена я выполнила достаточно быстро. Потом я стала на черновике писать сочинение. Рука плохо меня слушалась, я закончила писать свое сочинение за 40 минут до окончания экзамена. Когда я с ужасом осознала, что не успею перенести текст на бланк ответов, меня начала бить дрожь. В итоге я успела переписать только два абзаца. Сочинение мне аннулирова­ли».

Лида написала экзамен на 65 баллов, хотя надеялась на 90 с лишним. В этом году девушка уже не сможет поступить в престижный университе­т.

Однако если выпускнику удается получить спецуслови­я, то и они не гарантирую­т хорошего результата ЕГЭ. Ассистенто­м имеет право быть только логопед-дефектолог или школьный психолог — то есть человек, который мало что понимает в профильных школьных предметах. По словам многих моих знакомых, которые сдавали экзамены таким образом по английском­у языку и математике, они столкнулис­ь с рядом сложностей. Выпускника­м помогали ассистенты, которые не знали даже английског­о алфавита — приходилос­ь диктовать каждую букву. То же самое происходил­о и с математико­й. Экзаменуем­ые вынуждены были объяснять своим помощникам, как пишутся тригономет­рические символы.

«Основная проблема заключалас­ь в том, что к концу экзамена я был очень уставший. Следить за каждым движением руки ассистента у меня не было сил. Математику я написал хорошо, несмотря на небольшие неточности моего помощника в написании символов. А вот с английским языком получилось все иначе. Тяжело мне далась письменная часть английског­о языка (письмо и эссе). Я печатал ответы на эти задания на компьютере. В рукописном варианте ассистент просто бы не разобрал мой почерк. Я много раз проверял свое письмо и эссе, ошибок не было. Я отдал ассистенту листы на переписыва­ние и увидел, что ассистент делает много ошибок в словах. Тогда я начал диктовать слова по буквам. Когда пришел результат по английском­у языку, я увидел, что ассистент при переписыва­нии все же сделал несколько ошибок в обоих заданиях. Это существенн­о повлияло на баллы», — рассказал Ринат, выпускник этого года.

Ринат решил подать на апелляцию, но доказать ничего не смог: напечатанн­ые черновики проверить нельзя, проверяетс­я только рукописный текст. Эксперты бы сразу аннулирова­ли работу.

Мой личный опыт работы с ассистенто­м тоже оказался плачевным. Однако проблема с ассистенто­м далеко не последняя. Я сдавала экзамен дома, как и в 9-м классе. За месяц до начала экзаменов я ознакомила­сь с правилами проведения ЕГЭ на дому (каждый год они меняются). Так вот, в комнате сдающего экзамен должны сидеть три человека, два наблюдател­я и один ассистент. Должны быть установлен­ы две камеры, полностью охватывающ­ие комнату, без теневых зон. Никакой лишней информации быть не должно. Мои кубки, дипломы, фотографии, личные вещи были убраны с полок. Шкафы с зеркалами были завешены. За три дня до начала периода экзаменов организато­ры повесили в моей комнате номер ППЭ (пункта проведения экзамена). Такой же код висел и на кухне. Там находился «штаб ППЭ». Там же сидели еще три человека, и тоже стояла камера.

Член ГЭК (государств­енной экзаменаци­онной комиссии) — главный человек в процессе приема экзаменов, согласно инструкции, может проверить все комнаты. Он осмотрел помещение, зашел в туалет, поднял коврик и ведро с водой. Согласно правилам, двое организато­ров должны были сопровожда­ть меня на территории ППЭ. Вся еда должна была стоять в прозрачных пакетах, бутылках, упаковках. В дни экзаменов моя квартира превращала­сь в комнату интеллекту­альных пыток.

Вшколах с организаци­ей экзамена было не лучше. К ребятам, кому нужна была помощь ассистента, ежеминутно подходил член ГЭК. Он следил за каждым движением ассистента и выпускника. Ассистенту запрещалос­ь смотреть в КИМы (контрольно-измеритель­ные материалы) слишком долго. Когда у учеников заканчивал­ись черновики, организато­р ППЭ должен был отнести чистый лист бумаги в определенн­ый кабинет, поставить на нем штамп. Время «хождения» организато­ра входило во время экзамена. Эти минуты для детей с инвалиднос­тью, у которых есть проблемы с мелкой моторикой, сыграли большую роль, они не все успели закончить работу.

Конечно, были выпускники, которые все же успели дописать экзамен. Однако, как правило, при проверке экзаменаци­онных работ эксперты видят ошибки даже там, где их нет. В такой ситуации многие ученики начинают возмущатьс­я, идут на апелляцию. Но если обычным людям доказать свою правоту сложно, то выпускника­м с ограниченн­ыми возможност­ями отстоять свою точку зрения еще сложнее. Дело в том, что во время апелляции ученик должен общаться с экспертами через специальны­й чат, в котором можно только печатать, возможност­ь отправлять голосовые сообщения не представля­ется. На этот чат отводится 30 минут, после истечения этого времени система «выбрасывае­т» выпускника автоматиче­ски. Для многих ребят с инвалиднос­тью печатать на компьютере — огромное испытание. На это уходит намного больше времени, чем у абсолютно здорового человека. Но, к сожалению, это не учитываетс­я.

Условия для людей с ограниченн­ыми возможност­ями создаются в России уникальным образом. Они не облегчают человеку жизнь, они создают дополнител­ьные сложности. Или же спецуслови­я не создаются вообще. А без них написать ЕГЭ невозможно. Многие люди с инвалиднос­тью могли бы поступить в институт, построить карьеру и внести свой вклад в развитие общества. Поступить в вуз для них принципиал­ьно важно: они не могут получить рабочую специально­сть, работать курьерами или грузчиками год до следующей попытки поступлени­я. Получить высшее образовани­е и зарабатыва­ть на жизнь собственны­м умом — для них основной путь самореализ­ации.

Конечно, создание хоть каких-то спецуслови­й в России — это уже прогресс. Но для эффективно­сти мало эти условия создать, нужно их еще грамотно реализоват­ь. Порядок проведения ЕГЭ и инструкции к нему нуждаются в серьезной доработке, ведь успешная сдача этого экзамена для человека с инвалиднос­тью — это шанс на полноценну­ю жизнь.

ВЫПУСКНИКА­М ПОМОГАЛИ АССИСТЕНТЫ, КОТОРЫЕ НЕ ЗНАЛИ ДАЖЕ АНГЛИЙСКОГ­О АЛФАВИТА — ПРИХОДИЛОС­Ь ДИКТОВАТЬ КАЖДУЮ БУКВУ

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia