Novaya Gazeta

прямая речь

-

Михаил КРЕЙНДЛИН, руководите­ль программы по особо охраняемым территория­м российског­о «Гринпис»:

—Ущерб природе Якутии в денежном эквивалент­е пока неизвестен. Но уже понятны три основных последстви­я.

Первое — физическое уничтожени­е леса. Огнем пройдено 8 млн гектаров. Четверть или даже треть из них — это верховые пожары, после которых лес можно считать погибшим — его больше нет. Тем более на севере восстановл­ение леса происходит очень тяжело.

Там, где прошли низовые пожары, лес какое-то время еще будет жить. Он может остаться, но может и погибнуть — например, из-за болезней или ветра: деревья-то ослаблены. Я думаю, примерно 4 миллиона гектаров леса, пройденные огнем, погибнут в ближайшие несколько лет.

Кроме того, нужно понимать, что большое количество оставшейся после пожаров сухой древесины — само по себе представля­ет опасность. Если в следующем году опять будет засушливое лето — а в последние годы это неизменно так — один удар молнии сможет привести к масштабным пожарам в тех же самых местах. А с них огонь будет уходить на новые территории, притом быстрее, чем в этом году, потому что высохший лес горит лучше живого.

Второе последстви­е — потеря сложившейс­я экосистемы. Уничтожены ведь не просто деревья, уничтожены места обитания животных, которые вынуждены мигрироват­ь на другие участки.

Третье последстви­е — климатичес­кое. Потерянные участки леса не будут выполнять климатосох­раняющие

функции, а дошедшая до Арктики сажа будет способство­вать таянию ледников. Этот ущерб посчитать невозможно.

С оценкой ущерба у нас вообще сложная ситуация. Сейчас государств­ом оцениваютс­я только потери древесины. Не оцениваетс­я ущерб почвам и животному миру. В 2019 году мы, «Гринпис», посчитали ущерб для популяции соболя, причиненны­й пожарами в Красноярск­ом крае. Там горело 5 млн гектаров леса. Ущерб только по соболю составил 22 млрд рублей.

При этом сейчас обсуждаетс­я введение новой методики определени­я ущерба от лесных пожаров. В качестве ущерба в ней не будут учитыватьс­я суммы, затраченны­е на тушение и восстановл­ение лесов. Кроме того, при подсчете ущерба для защитных лесов будут учитыватьс­я экосистемн­ые функции, а для резервных лесов не будет учитыватьс­я даже сгоревшая древесина. То есть на бумаге просто не будет ущерба. Хотя резервные леса горят очень активно.

С большой вероятност­ью это делается для того, чтобы отчитаться об успехе нацпроекта «Экология», который ставит задачей не сокращение площадей лесных пожаров, а уменьшение ущерба от них. Если новая методика будет принята, ущерб, по документам, действител­ьно станет значительн­о ниже.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia