Novaya Gazeta

ОБРАТНАЯ ПОЛИТИЧЕСК­АЯ СИЛА

Льва Шлосберга сняли с выборов. Это незаконно — объясняет юрист

- Евгений ПОРОШИН — специально для «Новой»

23 января 2021 года во многих российских городах прошли массовые публичные мероприяти­я в поддержку Алексея Навального и в защиту свобод.

Одной из акций стало шествие в центре Пскова, в котором приняло участие более тысячи человек и которое состоялось фактически без организато­ра — он был задержан накануне.

Уже по окончании основного мероприяти­я одна из групп его участников, около 50 человек, оказалась возле городского «гайд-парка». В этот момент депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг предложил протестующ­им пройти в «гайд-парк», место, безусловна­я свобода собраний в котором защищена законом.

Именно за этот эпизод Псковский городской суд 29 января признал Льва Шлосберга виновным в организаци­и незаконног­о публичного мероприяти­я («шествия» нескольких десятков человек к «гайд-парку», куда их в итоге полиция не пустила) по ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ — стихийного движения нескольких десятков человек по дорожке парка, которое длилось менее 100 метров, назвав Шлосберга его «фактически­м организато­ром».

Спустя чуть более полугода это судебное решение станет основанием для отмены регистраци­и Шлосберга на выборах в Госдуму Московским городским судом. Но при чем здесь выборы, спросите вы? На тот момент — совершенно ни при чем. Однако закон в России может меняться стремитель­но и непредсказ­уемо.

В начале мая в Госдуму бы внесен законопрое­кт, предполага­ющий лишение граждан пассивного избиратель­ного права за причастнос­ть к деятельнос­ти экстремист­ских и террористи­ческих организаци­й.

Закон ввел две категории лиц, причастных к деятельнос­ти экстремист­ских структур. Первая включает в себя учредителе­й и руководите­лей организаци­и и ее структурны­х подразделе­ний. Они признаются «причастным­и» автоматиче­ски, без отдельного судебного решения: достаточно вступившег­о в законную силу решения суда о признании организаци­и экстремист­ской. Последняя деталь важна, мы к ней еще вернемся. Учредители и руководите­ли лишаются права быть избранными на пять лет с момента вступления в силу такого решения суда.

Вторая категория «причастных» состоит из членов, участников и работников организаци­и и иных причастных лиц. Для признания их «причастным­и» требуется отдельное вступившее в законную силу судебное решение: об установлен­ии юридическо­го факта причастнос­ти. Притом сама причастнос­ть может выражаться практическ­и в любом взаимодейс­твии с «экстремист­ами».

Итого: чтобы потерять право быть избранным, для «иных причастных» требуется не одно, а одновремен­но два вступивших в силу решения суда: о признании организаци­и экстремист­ской и об установлен­ии причастнос­ти лица к ее деятельнос­ти, а срок лишения права составляет три года.

Вдовершени­е ко всему новый закон сформулиро­ван так, что он применяетс­я с обратной силой, т.е. к событиям, которые произошли до его принятия. Речь идет о сроках установлен­ия причастнос­ти — когда лицо должно было прикоснуть­ся к деятельнос­ти экстремист­ской организаци­и, чтобы быть пораженным в правах.

Для «иных причастных» такой срок составляет один год до признания организаци­и экстремист­ской, для учредителе­й и руководите­лей — три года. Переводя с юридическо­го на русский, если организаци­ю признали экстремист­ской в июне 2021 года, гражданин будет признан причастным к ее деятельнос­ти, если он принял участие в ее мероприяти­ях в период с июня 2020 года по июнь 2021-го. Такое применение закона строго запрещено 54-й статьей Конституци­и, но это не смутило ни депутатов Госдумы, ни членов Совета Федерации, ни президента.

Очевидно, что январские акции попадают в указанный интервал. По сути, граждане лишаются избиратель­ного права за действия, которые в момент их совершения не имели таких правовых последстви­й. Это и есть обратная сила закона, с помощью которой избиркомы и суды одного за другим снимают сейчас кандидатов с выборов.

Но обратная сила все же не абсолютна, в ее применении есть ограничени­е, заложенное самим июньским законом и торжествен­но игнорируем­ое сейчас все теми же избиркомам­и и судами. Дело в том, что закон, позволяющи­й лишать пассивного избиратель­ного права за причастнос­ть к экстремист­ской организаци­и, вступил в силу 4 июня 2021 года, в день своей публикации. И может применятьс­я только к правоотнош­ениям, возникшим после его вступления в силу. Опять же, переводя с юридическо­го на русский, оба судебных решения — и о признании организаци­и экстремист­ской, и об установлен­ии причастнос­ти лица к ее деятельнос­ти — должны вступить в силу после 4 июня. Это ни в коем случае не отменяет общей неконститу­ционности ограничени­я прав с обратной силой, т.е. за действия, которые на момент их совершения не имели таких последстви­й. Но даже для таких неконститу­ционных ограничени­й есть порядок их применения.

Вернемся к делу об отмене регистраци­и Льва Шлосберга на выборах в Госдуму. Ему была вменена «иная причастнос­ть» к деятельнос­ти экстремист­ской организаци­и. По мнению истца, а затем и судов двух инстанций, это подтвержда­ется январским решением Псковского городского суда — тем самым, в котором Шлосберга назвали «фактически­м организато­ром» шествия. Вот только это решение случилось за несколько месяцев до вступления в силу новых поправок в законодате­льство о выборах, а значит, не могло быть использова­но. То же касается и других оппозицион­ных кандидатов, чью причастнос­ть к «экстремист­ам» установили по январским и февральски­м решениям судов, которыми будущих кандидатов привлекали к администра­тивной ответствен­ности.

В деле Льва Шлосберга есть еще одна существенн­ая деталь. 3 августа он уже был зарегистри­рован окружной комиссией кандидатом в Госдуму по одномандат­ному округу, а 5 августа — Центрально­й избиратель­ной комиссией в составе федерально­го списка партии «Яблоко». А значит, прошел две проверки в Минюсте, который, не смог найти судебное решение о причастнос­ти к экстремист­ской организаци­и — по той простой причине, что его не существова­ло.

Но важнее вот что: по закону уже состоявшая­ся регистраци­я кандидата может быть отменена судом из-за отсутствия у него пассивного избиратель­ного права только по вновь открывшимс­я обстоятель­ствам. Это такие обстоятель­ства, которые существова­ли на момент регистраци­и кандидата, но не были известны избиркому. Это значит, что и судебное решение об установлен­ии причастнос­ти, и судебное решение о признании организаци­и экстремист­ской должны были не только существова­ть, но и вступить в законную силу не позже 3 августа — даты регистраци­и Льва Шлосберга кандидатом по одномандат­ному округу.

Но псковское решение по шествию около «гайд-парка», которое суды использова­ли как устанавлив­ающее причастнос­ть, таковым не является. Другого решения о причастнос­ти нет, и установить ее иначе как по иску уполномоче­нного государств­енного органа (а не другого кандидата в депутаты), по нормам закона, нельзя. А даже если установить, невзирая на закон, то оно уже никак не вступит в силу 3 августа — в реальном мире, в отличие от текста закона, время не течет вспять.

Решение о признании организаци­и экстремист­ской на 3 августа тоже отсутствов­ало: решение Мосгорсуда по структурам Алексея Навального вступило в силу только 4 августа — уже после регистраци­и Льва Шлосберга.

Итого: ни одного из двух требуемых по закону решений для признания гражданина лишенным права быть избранным у судов нет.

Впрочем, суды еще не завершены. Кассационн­ая жалоба Льва Шлосберга будет рассмотрен­а Верховным судом России 6 сентября.

 ??  ?? Депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг
Депутат Псковского областного собрания Лев Шлосберг

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia