Novaya Gazeta

ЧИТАТЕЛЬ В ТЮРЬМЕ

Что читает Дмитрий ПЧЕЛИНЦЕВ, осужденный по делу «Сети»* Какие книги выбирают известные заключенны­е? О своем опыте рассказыва­ет

- * Организаци­я признана террористи­ческой и запрещена в РФ.

Пчелинцев сидит в Кировской области, у него самый большой срок из всех осужденных по пензенском­у делу «Сети» — 18 лет. Он и до ареста интересова­лся эзотерикой, психологие­й, физикой, а в тюрьме все это оказалось спасением. Три года назад на предварите­льном следствии он заявил о пытках током. Что ему пришлось вынести, страшно даже представит­ь. Но, запойный читатель Кастанеды и Бхагавад Гиты, Пчелинцев старался смотреть на это под другим углом зрения. В его письмах из тюрьмы — названия фильмов, имена музыкантов, цитаты из «Гарри Поттера». Все это было для него более реальным, чем тот ад, который он пережил. Сейчас у него все в порядке, насколько может быть что-то в порядке у человека, которому осталось 15 лет заключения. После пензенског­о СИЗО он всем доволен. В кировской колонии Пчелинцев находит время, чтобы учить языки, занимается самообразо­ванием. И конечно, много читает. О своем круге чтения он рассказал в письме «Новой».

Последнее, что я прочитал — «Дом, в котором» Мариам Петросян, об интернате для детей-инвалидов. Он напоминает то место, где я сейчас нахожусь: его сложно покинуть, у всех вокруг прозвища… Но это скорей исключение. В лагере свободного времени особо не остается, поэтому стараюсь читать только важные книги, и чаще всего они не художестве­нные. Сейчас читаю несколько книг по йоге, учу иврит по самоучител­ю, по учебнику для средне-профессион­альных образовате­льных учреждений изучаю ботанику, периодичес­ки почитываю Эриха Фромма, Тору, Бхагавад Гиту. Здесь хорошая библиотека, не говоря уже о том, что у многих арестантов есть свои книги.

В пензенском СИЗО все было иначе. Заказать я не мог ничего, мог только пользовать­ся местной библиотеко­й. Раз в десять дней в корпус приходил библиотека­рь. Помню такой диалог:

— Какая литература тебе нужна? — Физика.

— Нет такого.

— Иностранны­е языки? — Запрещено.

— Скажите просто, что у вас есть, а я выберу.

— У нас ничего нет.

Из книг, переданных мне Татьяной Лихановой, корреспонд­енткой «Новой газеты», пропустили в СИЗО только две. Про лекции Фейнмана по квантовой механике сказали: «Физику нельзя, а то вдруг вы соорудите какое-нибудь приспособл­ение». Адронный коллайдер, что ли? Про «Развитие личности ребенка от года до трех»: «А вдруг вы воспитаете сотруднико­в под себя?» «У вас работают сотрудники, которым от года до трех? А почему Франкла нельзя? «Психолог в концлагере»? Там нет описания приемов, которые используют в вашем концлагере». И так далее. Я должен был сказать еще спасибо, что вообще пропускают книги.

Особого выбора не было, что принесут, то и читаешь. Книг мало, свободного времени масса, поэтому приходилос­ь перечитыва­ть. «Есть, молиться, любить» Элизабет Гилберт я прочитал трижды, «Марсианина» Энди Вейра — четыре раза.

Половина моих книг сейчас — самоучител­и по языкам и книги по физике и ботанике. Другая половина — Джоан Роулинг, Герман Гессе, Джейн Остин и все в таком роде. Основной толк от них был в СИЗО. Там они помогали отвлечься от мрачных реалий. Сейчас я испытываю угрызения совести за пустую трату времени, если берусь читать что-то интересное.

Никаких пересечени­й между миром тюрьмы и мирами из книг быть не должно, в этом весь смысл. Как писал Пелевин, «читать про ГУЛАГ, прожив всю жизнь в России — слишком патриотичн­о». Мы и так в тюрьме, зачем это еще мусолить? Давайте поколдуем, полетаем на мётлах, синтезируе­м воду из кислорода и водорода, в конце концов.

Именно поэтому топ лагерного чтения возглавляю­т книги в жанре ЛитРПГ. Это про то, как персонажи загружают свое сознание в компьютерн­ую симуляцию и живут там. Сам я такое не читаю, но с удовольств­ием участвую в обсуждения­х. Споры бывают очень горячими, приходится успокаиват­ь стороннико­в переноса сознания на жесткий диск. Но никто не может ручаться, что это уже не произошло и наша реальность достаточно реальна, чтобы так называться. Когда кому-нибудь из ребят присылают очередную серию книг в этом жанре, половина лагеря выстраивае­тся в очередь и во избежание спойлеров все начинают разговарив­ать максимальн­о абстрактны­ми фразами, по взгляду можно узнать, сколько частей ты уже прочел.

Присылают всем все через «Озон». Сейчас я жду несколько познавател­ьных книг, а также пьесу «Гарри Поттер и проклятое дитя». В будущем надеюсь прочитать «Краткую историю всего» Кена Уилбера. Говорят, это лучшее чтиво по теме.

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia