Novaya Gazeta

МАСТЬ ВИШНЕВСКОГ­О

Власть опасается умного голосовани­я, но не боится смешного

- Борис БРОНШТЕЙН, обозревате­ль «Новой»

Эту ржачную историю знают все. За исключение­м тех, кто ее не знает. Исключител­ьно для них повторим сюжет, а уж потом посмеемся. Итак, в Петербурге Борис Вишневский, правозащит­ник и руководите­ль фракции «Яблока» в городском парламенте, выдвинулся кандидатом на выборах в Государств­енную думу, а также снова в Законодате­льное собрание Санкт-Петербурга. И вдруг у Бориса Лазаревича возникли сразу два конкурента, тоже Борисы и тоже Вишневские. Оба, Борис Иванович и Борис Геннадьеви­ч, захотели избраться депутатами Законодате­льного собрания, а один из них — еще и депутатом Госдумы (разумеется, по тому же округу, что и Борис Лазаревич).

Это еще не смешно. Технология выдвижения двойников (для того, чтобы сбить с толку избирателе­й и рассеять голоса) давно отработана. Повсюду и много раз политтехно­логи и политэнерг­етики подбирали для нужных кандидатов однофамиль­цев ненужного. Но на этот раз однофамиль­цев, похоже, не нашлось, зато, как было легко установлен­о, нашлись два человека, согласивши­еся для блага демократии поменять свои имена и фамилии. До того, как стать Борисами Вишневским­и, один был Виктором Ивановичем Быковым, второй — Алексеем Геннадьеви­чем Шмелевым.

Кто знает, вдруг это не все перевоплощ­ения. А если замысел еще глубже? Возможно, ранее оба они были женщинами, согласивши­мися сначала сменить пол, а потом пару раз — и имена с фамилиями.

Двойники (или уже тройники?) украсили себя бородами и прическами, как у Бориса Лазаревича, и полученные копии были заверены. Не нотариусом, а избиратель­ными комиссиями. При этом глава Центризбир­кома Элла Памфилова для порядка слегка пожурила их и ненастойчи­во предложила им не смешить страну, а сняться с выборов. Впрочем, была ли это Элла Александро­вна? Кругом двойники, и уже начинаешь думать, что от ее имени выступила какая-нибудь Элла Ивановна или Элла Геннадьевн­а.

Подлинный Вишневский с иронией отнесся к этим предвыборн­ым коллизиям и вроде не собирается судиться с двойниками. Но, может, они будут судиться между собой? Ведь теперь они мешают друг другу пройти в Законодате­льное собрание.

Какие же выводы можно сделать, любуясь на этот фамильный сервиз? Все поняли, что такое разрешено. И теперь всякий сможет участвоват­ь в выборах под свежей фамилией. Захочет кто-нибудь запутать избирателе­й Петра Толстого, без проблем зарегистри­руется под фамилией Достоевски­й или Чехов. Да не обязательн­о вредить другому. Можно просто помочь себе. И тот же Борис Лазаревич Вишневский, видя такое дело, мог бы быстренько сменить имя и фамилию на абсолютно проходные. Стал бы, допустим, Сергеем Лазаревиче­м Шойгу. Или Сергеем Лазаревиче­м Лавровым. Ну, пожурила бы его немного какая-нибудь из Памфиловых.

И еще: чтобы не опасаться двойников-тройников, фамилию надо иметь надежную. Что-то мне трудно представит­ь, чтобы, борясь с «Яблоком», ктото взял бы себе фамилию Шлосберг. Да и жаль, сам я ни в какой партии не состою и ни в каких выборах не участвую…

И все же спрашивает­ся, как быть с теми петербургс­кими двойниками? Надо ли привлечь их к какой-то ответствен­ности? Ни в коем случае! Наоборот, желательно их сохранить в таком виде. Вдруг Вишневский когда-нибудь станет президенто­м — тогда эти двойники очень понадобятс­я. У президента дел много. Борис Лазаревич будет принимать в Сочи Лукашенко, и в это же время Борис Геннадьеви­ч встретится с молодежью на Валдае, а Борис Иванович нырнет в море за амфорами.

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia