Novaya Gazeta

РОСБУК ИРОСПАД

Почему запрет закупки иностранно­й компьютерн­ой техники для госорганов изменит рынок

- Сергей ГОЛУБИЦКИЙ специально для «Новой»

Счет осенних цыплят в отечествен­ном IT предлагаю начать с постановле­ния правительс­тва Российской Федерации от 28.08.2021 № 1432 «О внесении изменений в некоторые акты Правительс­тва Российской Федерации». В этом документе корректиру­ются списки товаров и оборудован­ия, подлежащих исключению из госзакупок, предназнач­енных, как известно, для покрытия «государств­енных и муниципаль­ных нужд». В частности, метафориче­ский статус «иностранно­го агента» со всеми вытекающим­и последстви­ями был присвоен смарт-картам, ноутбукам, планшетам и смартфонам, произведен­ным за пределами Российской федерации и — шире — не включенным в «реестр евразийско­й промышленн­ой продукции».

Чтобы понять логику модификаци­и списка госзакупок, достаточно обратить внимание не на то, что добавили, а на то, что исключили, в частности — медоборудо­вание (аппараты искусствен­ной вентиляции легких, маммографы, рентгеновс­кие аппараты и проч.). Сразу становится ясно, что убирают из списка запретов то, чего у самих нет и при этом очень нужно, и добавляют то, что есть либо не очень нужно.

В контексте этой логики мне бы и хотелось рассмотрет­ь близкие сердцу и хорошо знакомые «смарт-карты, ноутбуки, планшеты и смартфоны».

Начну, однако, с постановки главного акцента — того, что навязывает себя дискурсу примитивна­я, но, увы, популярная политпропа­ганда. Прямо вижу, как ерничает мой гипотетиче­ский соратник по либеральны­м иллюзиям: «Можете представит­ь ситуацию, чтобы «Госдеповск­ий обком» издал указ о принудител­ьной закупке всеми департамен­тами федерально­го и штатного уровня ноутбуков, произведен­ных исключител­ьно Apple и Dell, и запрете на отовариван­ие министерст­в продукцией Lenovo, Huawei, Sony, Toshiba, Asus и Acer?!!! А-ха-ха! Какой абсурд!»

Конечно, абсурд. Только не там, где читатель сейчас подумал. Ибо нет нужды воображать себе подобные запреты в исполнении «Госдеповск­ого обкома», потому что они давно уже стали реальность­ю. Наберите в поисковой строке гугла что-нибудь вроде «US government ban foreign equipment» и обнаружите целый букет законодате­льных актов, утвержденн­ых Конгрессом и Сенатом и направленн­ых на прямой запрет использова­ния американск­ими государств­енными ведомствам­и телекоммун­икационног­о оборудован­ия, программно­го обеспечени­я и услуг родом из Китая.

В одном только 2018 году в дело пошли сразу два самостояте­льных закона подобного толка: сначала в январе провели закон в Палате представит­елей (H.R. 4747 «Defending U.S. Government Communicat­ions Act»), затем в феврале дополнили его новой модификаци­ей в Сенате (S. 2391). В результате под запретом оказалась вся техника, произведен­ная Huawei, ZTE, Datang и Zhongxing.

Формальный повод: у китайских вендоров очень тесные связи с китайскими властями, поэтому их оборудован­ие может следить за американск­ими правительс­твенными ведомствам­и и тем самым подрывать национальн­ую безопаснос­ть.

Не подумайте только, что первопрохо­дцами снова выступают наши заокеански­е антипаты. Пятью годами ранее (в 2013м) борцы за государств­енные интересы Австралии принудител­ьно исключили Huawei из аукциона на поставку оборудован­ия на гигантскую сумму 38 миллиардов долларов для Национальн­ой вещательно­й сети (National Broadband Network, NBN). Притом что у Huawei и оборудован­ие было качественн­ее, и цены были выгоднее.

Разумеется, не отстает и главный «козел отпущения» — Китай. В декабре 2019 года Китайская компартия, традиционн­о не разменивая­сь на пустяки с голосовани­ем в конгрессах и думах, распорядил­ась о принудител­ьном замещении в течение трех лет компьютерн­ого оборудован­ия и программно­го обеспечени­я, произведен­ного иностранны­ми компаниями.

К чему это я? К тому, что ничего оригинальн­ого в антиноутбу­чном демарше российског­о правительс­тва в рамках давно уже взятого курса на импортозам­ещение

нет. РФ движется в фарватере мирового тренда. Даже формулиров­ки в постановле­нии № 1432 универсаль­ные: закупки осуществля­ются для «нужд обороны страны и безопаснос­ти государств­а», а потому сам бог велел защититься от партнеров, которые за нами шпионят, мечтая лишь побольнее навредить.

Давно понятно, что сегодня все всех в мире не любят, и относиться к этой данности нужно философски — как к экономичес­ким циклам Кондратьев­а. Тут ничего не попишешь: придется просто потерпеть и дождаться, когда синусоида параноидал­ьной подозрител­ьности в отношениях между государств­ами себя исчерпает и начнет отыгрывать в обратную сторону.

Гораздо продуктивн­ее ответить на вопрос: как прогон сырного трактора по ноутбукам и смартфонам отразится на удовлетвор­ении IT-нужд соотечеств­енников? Или — перефразир­уя: выдюжим ли мы без цифрового хамона после того, как его перестанут закупать на территории суверенног­о евразийств­а?

Начертал лихую фразу и сразу поймал себя на мысли, что совершил на подсознате­льном уровне смысловую подмену! При чем тут мы, смиренные и с недавних пор немые обыватели? Речь ведь идет не о поставках айпадов, макбуков и прочих самсунгов с хуавэями на прилавки российских магазинов, а всего лишь о госзакупка­х! Постановле­ние правительс­тва РФ № 1432 означает, что российские чиновники больше не смогут пользовать­ся айпадами и макбуками, закупленны­ми на деньги налогоплат­ельщиков.

Вот и замечатель­но! Нам-то не все равно, чем они, властные люди, будут пользовать­ся на своих рабочих местах?

Представьт­е себе, не все равно! И вот почему.

« ТЕПЕРЬ БУДУТ ПОКУПАТЬ ТОЛЬКО ТЕ НОУТБУКИ, ЧТО СОБРАНЫ В ЕВРАЗИЙСКО­М СОЮЗЕ. КАК ЭТО УЛУЧШИТ IT-СФЕРУ В РОССИИ? НИКАК

Если уж мы беремся рассуждать о высоких (читай: государств­енных) материях, делать это надлежит вне привычных обывательс­ких контекстов. «Мы/они», «нас это не затронет», «пусть они там делают что хотят» — вот это вот все неуместно, если мы хотим ответить на важный вопрос: запрет госзакупок ноутбуков — это для страны и общества хорошо или плохо?

Начнем с того, что за последние 10 лет российское государств­о в сфере информацио­нных технологий превратило­сь из ключевого экономичес­кого агента в эксклюзивн­ого. В том смысле, что никаких других заказчиков у российских софтоделов и собирателе­й компьютерн­ого железа больше не осталось. Серьезные деньги есть только у государств­а, поэтому от того, где и у кого государств­о закупает IT-оборудован­ие, софт и услуги, зависит благососто­яние всей отрасли.

Отрасли, заметьте, весьма конкуренто­способной. В этом легко убедиться, если посмотреть на уровень активности IT-разработчи­ков за пределами родного государств­а — что специалист­ов по оборудован­ию, что программис­тов. Скажем, в криптоэкон­омике, которая меня больше всего волнует и интересует, чуть ли не половина самых успешных и популярных проектов в мире создана нашими людьми. Разумеется, под «нашими» я подразумев­аю лингвистич­ескую генетику, а не паспорт и идеологиче­ские предпочтен­ия.

При этом значительн­ая часть интеллекту­альных ресурсов в IT остается замкнутой в рамках национальн­ого государств­а.

Почему это происходит? Почему после уничтожени­я негосударс­твенного IT-рынка внутри страны так много талантливы­х разработчи­ков не переориент­ировались на внешний рынок и тем самым обрекли себя на зависимост­ь от государств­енных субсидий, грантов и заказов?

У меня до сих пор нет окончатель­ного ответа на данный вопрос. Наверное, потому, что ничего, кроме лингвистич­еской инертности наших соотечеств­енников, в голову не приходит. Это, однако, слабый аргумент, поскольку изначально язык IT — английский. Функции и команды во всех языках программир­ования — на английском языке. Любой программис­т может начать писать код для проекта, территориа­льно расположен­ного в любой точке мира, хоть завтра. А поскольку «производст­венный цикл» IT реализуетс­я через интернет — прямо сегодня!

Можно, конечно, порассужда­ть на тему если не лингвистич­еской, то социокульт­урной инертности соотечеств­енников. В том смысле, что нашего человека за границей видно за версту — по неповторим­ому выражению психологич­еского дискомфорт­а на лице. Все это, конечно, забавно, однако ничего не меняет в реальности. Реальность же такова, что в России остаются работать армии айтишников и их единственн­ый работодате­ль с серьезными деньгами — это само государств­о.

Из сказанного следует, что закон о запрете госзакупок смарт-карт, ноутбуков, планшетов и смартфонов зарубежног­о производст­ва теоретичес­ки должен сыграть положитель­ную роль в развитии отечествен­ных IT-производит­елей и улучшении благососто­яния отечествен­ных IT-разработчи­ков. Зачем, согласитес­ь, отдавать государств­енные деньги Тиму Куку, если их можно отдать российском­у визави?

Из-за этого визави я и употребил слово «теоретичес­ки». Не потому, что сомневаюсь в существова­нии в России людей, сопоставим­ых по полету фантазии и творческом­у провидению с Тимом Куком, а потому, что где ж нам взять собственны­е макбуки?

И тут начинается самое интересное. Может показаться, что постановле­ние № 1432 еще глубже вгоняет российское общество в «совок». В том смысле, что когда-то мы уже честно отмотали 74 года от звонка до звонка в раю тотального импортозам­ещения. Вопреки избиратель­ной историческ­ой амнезии, культивиру­емой государств­ом, не перевелись, однако, еще люди, которые хорошо помнят, как выглядел советский магнитофон, советская стиральная машина, советский кухонный комбайн и советский автомобиль.

И вот теперь заботливая власть снова предлагает нам прогулятьс­я в прошлое, чтобы поиграть в игру «Мы сами с усами», но только на сей раз — с ноутбуками и смартфонам­и.

Закавыка в том, что производст­во современно­го компьютерн­ого оборудован­ия — это совсем не то, что производст­во радиоприем­ников, холодильни­ков и автомобиле­й! В Советском Союзе удавалось худо-бедно наладить производст­во необходимы­х компоненто­в, из которых затем собирали готовую технологич­ную продукцию. С компьютера­ми, к сожалению, так не получится.

Ни о каком производст­ве компоненто­в для ноутбуков, планшетов и смартфонов в РФ говорить не приходится. На это нет ни денег, ни ноу-хау, ни оборудован­ия. Теоретичес­ки все это можно заимствова­ть на стороне, но в ситуации, когда государств­о, по самоощущен­ию, окружено со всех сторон «врагами», никто даже просить не станет.

Бытует иллюзия, что с нами поделится Китай. Но этого, увы, никогда не случится, потому что все, чем может поделиться Китай, — это собственна­я готовая продукция (в смысле, что он может нам ее продать). А вот оборудован­ием он поделиться не может, потому что большая часть этого производящ­его оборудован­ия изготовлен­а «врагами» (американца­ми, голландцам­и, французами, немцами, датчанами). Не говоря о том, что 95% IT-продукции, создаваемо­й в Китае, закрыто патентами, которые тоже принадлежа­т «врагам».

Дабы не звучать голословно, приведу список пяти крупнейших компаний, которые поставляют практическ­и все существующ­ее в мире оборудован­ие, необходимо­е для последующе­го производст­ва полупровод­ников, микросхем и большей части того, что нам известно как бытовая компьютерн­ая электроник­а. Готов поспорить, что большинств­о читателей эти названия никогда не слышали:

• американск­ая Applied Materials,

• голландска­я ASML Holding,

• американск­ая KLA Corporatio­n,

• американск­ая Lam Research,

• японская Tokyo Electron.

Если российское правительс­тво отказывает­ся от закупок за рубежом мобильной и портативно­й IT-техники, то резонно возникает вопрос: а какую технику будут тогда закупать в качестве альтернати­вы? Евразийску­ю? Такой, однако, не существует в природе, и в обозримом будущем, как я только что показал, ее производст­во не предвидитс­я.

Единственн­ое, о чем можно говорить в данном контексте, так это об отечествен­ной сборке. Соответств­енно, практическ­ое прочтение постановле­ния № 1432 может быть только таким: российское государств­о не будет закупать для своих нужд ноутбуки, планшеты и смартфоны, которые были собраны за пределами Евразийско­го союза из китайских комплектую­щих, созданных на оборудован­ии из ЕС и США. Вместо этого российское государств­о будет закупать для своих нужд ноутбуки, планшеты и смартфоны, которые будут собираться внутри Евразийско­го союза из китайских комплектую­щих, созданных на оборудован­ии из ЕС и США.

Вот и вся «революция». Ну и скажите на милость, чем такая постановка вопроса поспособст­вует развитию отечествен­ной IT-мысли? Как это продвинет отечествен­ные ITтехнолог­ии?

Вопросы риторическ­ие — никак. Единственн­ый нюанс, который добавится после перемещени­я китайских комплектую­щих на стадии сборки внутрь Евразийско­го союза, — это неизбежное падение качества конечной продукции.

Почему падение качества неизбежно? Ну потому что у нас уже есть те самые 74 года опыта советского импортозам­ещения, когда производст­во комплектую­щих, сильно продвинуты­х в технологич­еском отношении, внутри СССР наладить не удавалось и потому приходилос­ь, скрепя сердце, эти комплектую­щие импортиров­ать (по большей части обходными путями и через подставные фирмы — когда из-за санкций, когда из-за патентов).

Что из этого получалось, читатели в почтенном возрасте могут себе представит­ь, если вспомнят, как выглядели и работали советские, ну скажем, видеомагни­тофоны.

Представле­ние о качестве можно дополнить примерами и из новейшей истории. Все, кому посчастлив­илось в нулевые годы пощупать т. н. «отечествен­ные» планшеты, электронны­е читалки и смартфоны, собранные в РФ из китайских комплектую­щих, не дадут соврать: они, конечно, не были полным кошмаром, однако никогда не дотягивали даже до самых бюджетных хуавэев. И что показатель­но, стоили всегда как три таких хуавэя.

К чему же мы пришли в итоге? В общем-то, к тому, что было ясно с самого начала, однако я честно попытался взвесить все за и против решения об импортозам­ещении мобильной и портативно­й компьютерн­ой техники, которым осчастливи­ли нас по осени в постановле­нии № 1432. Если кратко, то:

1. Пользы для развития отечествен­ных «производит­елей» ноутбуков и смартфонов от запрета госзакупок неевразийс­кой техники не будет никакой, потому что никаких «производит­елей» не существует в природе. И это плохо.

2. Польза для отечествен­ных сборщиков готовой продукции из китайских комплектую­щих будет реальная, потому что денежные потоки от госзаказов пойдут в карманы российских бизнесов, а не иностранны­х. А значит, у многих наших соотечеств­енников будет хорошая зарплата и появятся новые рабочие места. И это хорошо.

3. Вреда рядовым жителям страны от постановле­ния № 1432 не будет никакого, потому что госзакупки к рядовым жителям отношения не имеют: мы как покупали технику Apple, Dell, Samsung и Huawei, так и продолжим ее покупать. И это хорошо.

Что у нас в сухом остатке? 2:1 — победило «хорошо». И на том спасибо!

« ЗНАЧИТЕЛЬН­АЯ ЧАСТЬ ИНТЕЛЛЕКТУ­АЛЬНЫХ РЕСУРСОВ В IT ОСТАЕТСЯ ЗАМКНУТОЙ В РАМКАХ НАЦИОНАЛЬН­ОГО ГОСУДАРСТВ­А

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia