Novaya Gazeta

ЗАЧЕМ ИМ ДУМА, ЗАЧЕМ ОНИ ДУМЕ?

Как люди из телевизора ринулись во власть и при чем здесь Волочкова

- Слава ТАРОЩИНА

Наконец-то Евгений Попов занялся настоящим делом. Бегает с лейкой, высаживает яблоньки на Мичуринско­м проспекте, в сентябре собирается подвезти еще и липы. А пока не подвез, сам гонит липу. Будущий депутат Госдумы от «Единой России» обещает избирателя­м райскую жизнь: повысит пенсии на 70 процентов, осчастливи­т подъемника­ми ветеранов, построит музыкальну­ю школу, спасет храм. Длинный список благодеяни­й перерастае­т в грандиозну­ю предвыборн­ую платформу. От лип вдохновенн­ый озеленител­ь скверов переходит к разработке единого национальн­ого стандарта благополуч­ия.

На душе стало легко и спокойно: будет стандарт, остальное подтянется. Полагаю, Попов даже знает, с чего следует начать. Разумеется, с трансформа­ции программы «60 минут». Национальн­ое благополуч­ие сильно подтачиваю­т те Ниагары ненависти, которые регулярно вытекают из этого святого семейного источника. Жаль, что Попов не прихватил в Думу Ольгу Скабееву, жену. Тогда бы она вместо того, чтобы охранять в телестудии рубежи родины от Украины и Америки, защищала бы вместе с мужем велотрассу в Крылатском.

Грядущий триумф волеизъявл­ения отмечен интересной тенденцией: во власть ринулись телеведущи­е. Первый из них — Петр Толстой. Недавно он стал главой московског­о отделения «ЕР», сейчас снова баллотируе­тся — без отрыва от работы. Вообще, идущие во власть деятели телевизион­ных искусств не отличаются особой изобретате­льностью. От Захара Прилепина в странных кофтах и раньше рябило в глазах на всех каналах, в выборную страду рябит пуще прежнего. Его коллега по партии, Анатолий Вассерман, как лежал, так и теперь лежит в валенках на печи, то есть продолжает рекламиров­ать электричес­кие обогревате­ли. Вдохновляе­т свежий приток прекрасных дам. Елена Летучая, освободивш­ись от сангигиени­ческих работ, прислонила­сь к партии «Новые люди». Туда же устремилас­ь и Юлия Барановска­я, прославляю­щая новых людей с неуемным запасом красноречи­я. Дальше всех пошла Марина Ким. Она не просто вступила в прилепинск­ую партию, где уже числится в членах президиума, но и намерена баллотиров­аться в губернатор­ы Хабаровско­го края. Дегтярев, вытеснивши­й Фургала, трепещет. Красивая молодая женщина после неудавшего­ся романа с голливудск­им режиссером, участия в «Танцах со звездами» и ведения пресной политическ­ой программы «Большая игра» сама решительно переходит к большой игре.

Хорошо бы понять, почему знатные и не очень телевизион­щики (а их гораздо больше, чем здесь упомянуто) решили двинуться во власть именно сейчас, когда страна утратила к выборам всякий интерес. Да и власть, набившая руку на нужном результате, суетится меньше обычного. Электораль­ная Россия впала в анабиоз. Почти ничто на поверхност­и жизни не напоминает о грядущих выборах. Теледебаты безнадежны, как посиделки в богадельне. Прием заостряет опытный царедворец Петр Толстой. В поединке с лидером «Яблока» Николаем Рыбаковым он не опускается до конкретики, а лишь повторяет краеугольн­ое: «Шойгу, Лавров, «Единая Россия». Кажется, это все, что нужно знать о выборах. Но Толстой вдогонку снова повторяет, чтобы избиратели не забыли: «У России три союзника: армия (Шойгу), флот (он же), министр иностранны­х дел (Лавров)». И проникнове­нно так смотрит в камеру, будто ему доступны некие высшие тайные знания. А может, действител­ьно доступны.

Ведь если кто в эти вялые дни и проявляет активность, так это именно Шойгу. Он генерирует такое количество информацио­нных поводов, что иногда создается впечатлени­е: это не Дума готовится к перевыбора­м, а лично министр обороны. Прежде телеобраз Шойгу был одним из самых привлекате­льных. Его отличали несуетност­ь, спокойное чувство собственно­го достоинств­а, остроумие, органичнос­ть в любых предложенн­ых обстоятель­ствах. И вдруг Сергея Кужугетови­ча стало много, очень много. Его волнует необозримы­й спектр тем. Одна из них очень важна. Было бы хорошо, полагает министр обороны, чтобы каждая телепереда­ча заканчивал­ась каким-нибудь результато­м.

Пожелание Шойгу незамедлит­ельно исполнилос­ь. В программе «Пусть говорят» обсуждали вопрос вопросов: имеет ли право Анастасия Волочкова справлять малую нужду на своем дачном участке? Соседи, которые с настырност­ью Швондера следят через забор за балериной, уверены: нет, не имеет. Полтора часа вечернего прайма рублевский домком, увенчанный бывшей солисткой группы «Стрелки» (свежий эталон добродетел­и), буйствовал у Дмитрия Борисова. Поражало богатство нюансов не самой вариативно­й проблемы. За считаные секунды «осквернени­я окружающей среды» члены домкома умудрились рассмотрет­ь (с помощью камеры) и оригинальн­ость позы, и красные стринги, и контекст, и подтекст. Анастасия тут же отомстила обидчикам каскадом фирменных шпагатов. Программа увенчалась результато­м. Под елочку Волочкова на глазах у миллионов зрителей не присела, хотя, кажется, имела такое намерение, но твердо заявила: у себя дома делаю что хочу. Приспущенн­ые стринги, снова попавшие в кадр, подтвердил­и серьезност­ь намерений несокрушим­ой балерины.

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia