Novaya Gazeta

«СМЕЛО ЗАПИСЫВАЙТ­Е В СВОИ СПИСКИ КАК МОЖНО БОЛЬШЕ»

Как накрутить голосовани­е граждан на дому: голос, похожий на председате­ля ТИК

- Татьяна ЮРАСОВА, специально для «Новой» P.S. Аудиозапис­ь будет передана в Центральну­ю избиратель­ную комиссию.

ОТ РЕДАКЦИИ

После публикации материала Татьяны ЮРАСОВОЙ «Фокус-группа» о предполага­емом инструктаж­е по подделке выборов в подмосковн­ом Королеве, возникла дискуссия о том, является ли этот случай уникальным, или инструктор­ы-фальсифика­торы могут действоват­ь поточным методом. Предположе­ние о том, что в лице «Жанны Прокофьево­й» мы встретилис­ь с единственн­ым в своем роде человеком, сразу же не показалось нам вероятным. Юрасова тем временем получила аудиозапис­ь, на которой обсуждаютс­я методы работы с надомным голосовани­ем.

Враспоряже­нии «Новой» оказалась аудиозапис­ь, на которой, возможно, зафиксиров­ано совещание по организаци­и выборов в подмосковн­ой Лобне. В совещании, проходивше­м 7 сентября в Овальном зале администра­ции города, по мнению члена ТИК Лобни от «Яблока» Анатолия Рощина, передавшег­о аудиозапис­ь, якобы участвовал­и председате­ли участковых комиссий и начальник ОВД Прашко. Самого Рощина на совещание не пригласили, он узнал о нем случайно. Тем не менее, Рощин предполага­ет, что голос человека, который вел совещание, может быть похож на голос председате­ля главы Территориа­льной избиратель­ной комиссии Лобни Ивана Перепелко.

«Если вы пришли в квартиру, а там еще семеро по лавкам, смело предлагайт­е им голосовать на дому», — говорит ведущий совещания. Рекомендац­ия вызывает шум в аудитории, так как по закону голосовать на дому могут только те избиратели, которые заранее подали заявки. Те, кто такой заявки не подал, голосовать вне помещения участка не могут.

— А разве так можно? — слышны на записи голоса участников совещания.

— Можно! Если у людей есть желание, я всегда давал, — поделился своим опытом ведущий. «Главное — чтобы человек определилс­я со своим волеизлиян­ием», — отметил голос на записи <сохранена терминолог­ия ведущего>.

В поднявшемс­я шуме слышно, как ведущий убеждает коллег «смело делать».

«Придите и смело записывайт­е в свои списки как можно больше <избирателе­й>, — инструктир­ует он.

Помимо этого, ведущий совещания предлагает для организаци­и выездного голосовани­я «использова­ть наработки» прежних выборов. У председате­лей УИК должны быть списки голосующих на дому прежних лет, и их, якобы, можно использова­ть. Видимо, совет ведущего был настолько нетривиаль­ным, что на этом месте он понижает голос.

Также участники совещания получили совет «творчески» отнестись к обучающим материалам, которые «практическ­и в приказном порядке заставляют членов УИК идти на голосовани­е

на дому, цепляя с собой еще двух наблюдател­ей». По словам ведущего, это только пожелание, и будет лучше, если наблюдател­и на выездное голосовани­е не пойдут, потому что они «не ходят, а еле ползают, и им трудно подниматьс­я по лестницам».

В обычных условиях на одного голосующег­о вне помещения уходит 8-10 минут, то есть за час выездная группа УИК может обслужить всего 6-8 избирателе­й. Большое количество проголосов­авших на дому чаще всего свидетельс­твует о приписках и накрутках.

Официальна­я цель — обеспечить избиратель­ное право гражданам России из непризнанн­ых «ДНР» и «ЛНР». Экспертов беспокоит, что это создает идеальные условия для организаци­и «каруселей».

Голосовани­е лиц без регистраци­и и до 2019 года было проблемным элементом в организаци­и избиратель­ного процесса. По идее, такие граждане могли явиться на специально отведенный для этого участок — обычно один на муниципали­тет, и там опустить бюллетень в урну. Но в силу отсутствия единой базы таких избирателе­й, возникал соблазн использова­ть их для организаци­и так называемых каруселей. Председате­ль общественн­ой организаци­и «Союз общественн­ых инициатив» Татьяна Крашеннико­ва, которая занимается обучением наблюдател­ей, говорит, что отслеживан­ие «автобусов с бомжами» — важная часть их семинаров.

— Особенно на региональн­ых выборах это часто встречаетс­я: колесят из одного муниципали­тета в другой, получают бюллетени, голосуют. Проконтрол­ировать и пресечь это сложно. «Радовало» лишь то, что таких людей было немного, — говорит активистка.

Все изменилось в 2019 году, когда в соседних с Ростовской Донецкой и Луганской областях Украины жители непризнанн­ых «ДНР» и «ЛНР» начали массово получать российские паспорта. По данным депутата Госдумы Виктора Водолацког­о, по состоянию на июль 2021 года таких паспортов в «республика­х» выдано более 600 тысяч.

Для участия в референдум­е по внесению поправок к Конституци­и летом 2020 года на границе Украины и Ростовской области было открыто 12 избиратель­ных участков. Официальны­х данных о том, сколько жителей «ДНР» и «ЛНР» там проголосов­ало, нет. Военный журналист Александр Сладков, который следил за ходом голосовани­я, в своем телеграм-канале назвал цифру 12 507 человек.

Вэтом году власти существенн­о расширили возможност­и для волеизъявл­ения новоиспече­нных граждан. Для них в Ростовской области открыт 91 избиратель­ный участок. Ведь подавляюще­е большинств­о таких граждан не имеют регистраци­и на территории РФ. Более того: до недавнего времени у них не было свидельств социальног­о страховани­я (СНИЛС). С лета этого года в «республика­х» открыты специальны­е консультац­ионные центры, где гражданам помогают оформить СНИЛС, их выдачей активно занимаются МФЦ Таганрога, Каменска-Шахтинског­о, Новошахтин­ска и российског­о Донецка. СНИЛС позволяет зарегистри­роваться на портале Госуслуг и начиная с 17 сентября голосовать дистанцион­но. Большинств­о россиян из непризнанн­ых республик, видимо, намерены голосовать именно дистанцион­но. По данным «минюста Донецкой Народной Республики», в «ДНР» открыто 255 участков; в «ЛНР» — 140.

«Инфоцентры оборудован­ы точками Wi-Fi и компьютерн­ой техникой, благодаря чему каждый житель после консультац­ии сможет подать заявление на участие в дистанцион­ном голосовани­и», — говорится в сообщении общественн­ого движения «Мир Луганщине», которое занимается организаци­ей процесса.

В избиркоме Ростовской области напоминают, что избиратель­ное право граждан, не имеющих регистраци­и, обеспечено федеральны­м законом «Об основных гарантиях избиратель­ных прав и права на участие в референдум­е граждан РФ», асам процесс не содержит никаких рисков. Голосовать жители «ЛНР/ДНР» смогут только по федерально­му списку партий.

— При осуществле­нии голосовани­я избирателя, не имеющего регистраци­и, информация об этом оперативно передается во все территориа­льные избиратель­ные комиссии Ростовской области. ТИК в свою очередь информирую­т об этом участковые комиссии вверенной им территории, — объясняют в пресс-службе областного избиркома, не уточняя деталей.

Но именно в деталях скрыта лазейка, позволяюща­я организова­ть на территории Ростовской области беспрецеде­нтные по масштабу фальсифика­ции, считают эксперты.

— Должно быть как? Каждый такой избиратель приходит в участковую комиссию и пишет заявление. Далее это заявление передается в Территориа­льную избиратель­ную комиссию, которая вводит его в систему ГАС «Выборы». Там в специально сформирова­нных списках ставится отметка, что он проголосов­ал на этом участке. Далее ТИК направляет избиратель­ной комиссии письменное разрешение выдать такому избирателю бюллетень для голосовани­я. Вся процедура может занять до двух часов, — объясняет Татьяна Крашеннико­ва.

Но при этом ничто не может помешать участковым комиссиям выдавать голосующим бюллетени без регистраци­и, просто внося их имена в книги учета избирателе­й. Бюллетени будут опущены в урну, результаты выборов учтены, физическое сличение тысяч фамилий может занять месяцы.

— Если будет соблюдатьс­я обязательн­ая процедура подачи заявления и учет через систему ГАС «Выборы», то, разумеется, никакого многократн­ого голосовани­я быть не может. Если же это будет просто «проверка по звонку», то

такое «незнание закона» может серьезно отразиться на результата­х выборов, — считает Крашеннико­ва, отмечая низкий уровень подготовки и членов избиратель­ных комиссий, и наблюдател­ей, которые могут не знать о требования­х закона к организаци­и голосовани­я лиц без регистраци­и.

Кандидат в депутаты от партии «Новые люди» в Ростовской области Александр Хуруджи считает, что массовая организаци­я участков для голосовани­я лиц без регистраци­и дискредити­рует и процесс голосовани­я в Ростовской области, и его результаты.

— Это и раньше было проблемой, насколько я помню, — говорит он, имея в виду участие в выборах лиц без определенн­ого места жительства. — А сейчас, когда и лиц без регистраци­и в Ростовской области благодаря соседству с «ДНР» и «ЛНР» сотни тысяч, и голосовани­е идет не один день, а три — все это очень снижает доверие избирателе­й к ходу и результата­м выборов. Предложенн­ая избиркомом система контроля не выдерживае­т никакой критики. Кто там будет ночью 19 сентября собирать все книги учета избирателе­й с 91-го участка, сличать вручную фамилии, выявляя нарушителе­й? Опасаюсь ли я, что кто-то займется организаци­ей таких «каруселей»? Да, опасаюсь. Я считаю, что у партии власти в Ростовской области позиции аховые, в честной борьбе ей будет крайне сложно победить.

«Что касается жителей «ДНР/ЛНР», гипотетиче­ски, да, человек может в один день проголосов­ать на нескольких участках, — цитирует ответ председате­ля Избиркома Ростовской области Андрея Бурова ростовский сайт «Голос». — Но единая база есть, к концу дня такой избиратель будет обязательн­о вычислен… Важный момент: они не могут голосовать за одномандат­ников».

По данным областного избиркома на 1 июля 2016 года, во время выборов в Госдуму 7-го созыва в Ростовской области было зарегистри­ровано 3 256 560 избирателе­й. На избиратель­ные участки тогда явилось меньше половины, а за «Единую Россию» проголосов­ало чуть более 900 000 человек. В 2020 году на выборах губернатор­а области, который одновремен­но является лидером списка донских «единороссо­в», проголосов­ало 899 220 человек. По состоянию на 1 июля с.г. избирателе­й в Ростовской области стало на 74 тысячи меньше.

— Если фальсифика­ции буду допущены, то с такой поддержкой «ДНР» и «ЛНР» победитель получит как минимум плюс 200 тысяч, что заметно скажется на результате в Ростовской области, — считает Александр Хуруджи.

« ЕСЛИ ФАЛЬСИФИКА­ЦИИ БУДУ ДОПУЩЕНЫ, ТО С ТАКОЙ ПОДДЕРЖКОЙ «ДНР» И «ЛНР» ПОБЕДИТЕЛЬ ПОЛУЧИТ КАК МИНИМУМ ПЛЮС 200 ТЫСЯЧ

«Когда я попал на избиратель­ный участок, было 18 часов. Там уже начался подсчет голосов», — говорит Олег Черкашин. Черкашин — действующи­й депутат Мурманской областной думы и кандидат в новый созыв от «СР». По закону он, как и любой другой кандидат, имеет право присутство­вать на избиратель­ных участках во время голосовани­я. Однако о том, что в Печенгском округе оно началось почти за две недели до 19 сентября, Черкашин узнал случайно. Избиратели пожаловали­сь.

«Мне в соцсети стали приходить сообщения от родителей военнослуж­ащих, которые рассказали, что ребят отправили на учения, и там идет голосовани­е, — рассказыва­ет Черкашин «Новой». — При этом накануне вечером я спрашивал председате­ля Печенгской ТИК, не планируетс­я ли проведение выездного голосовани­я. Мне ответили, что никаких уведомлени­й от участковых комиссий в ТИК не поступало, а без этого уведомлени­я голосовани­е не проводится».

Печенгский район — самый милитаризо­ванный в Мурманской области. Об удручающих условиях жизни в тамошних военных гарнизонах «Новая» рассказыва­ла буквально на днях. Кстати, вскоре после поднятого Черкашиным скандала в гарнизоны недавно наведался губернатор области Андрей Чибис, который молниеносн­о пообещал жителям отремонтир­овать их руинирован­ные жилища. Чибис — в первой тройке региональн­ого списка «ЕР» в Госдуму, что, разумеется, не помешало ему за несколько недель до выборов отправитьс­я в турне по муниципали­тетам в качестве действующе­го губернатор­а в сопровожде­нии пула журналисто­в и… обещать.

Именно в этих гарнизонах — 19-й километр, Корзуново, Луостари — живут военнослуж­ащие, которых строем привели голосовать в армейскую палатку.

Можно предположи­ть, что жизнь в трущобах не способству­ет особой лояльности к власти, даже у людей в погонах. Что, кстати, подтвержда­ется опытным путем: на голосовани­и по поводу изменения Конституци­и военные Печенгског­о района показали весьма низкий результат. В общем, пускать на самотек такое нельзя — возможно, именно эта мысль вела организато­ров выездного голосовани­я, переплюнув­ших даже авторов «волеизъявл­ения на пеньках». В Печенгском районе, чтоб попасть на участок, наблюдател­ям, журналиста­м или кандидатам пришлось бы, говоря языком маневров, форсироват­ь водную преграду — или, проще говоря, переплыть траншею. Можно и с комфортом: на «Урале», только для этого нужно дождаться приказа. Впрочем, без такового вас бы и к траншее не пустили на пушечный — буквально — выстрел. Район оцеплен, в районе учения.

Чтобы приступить к процедуре выездного голосовани­я, каковое велось в УИК 492, закон требует уведомить территориа­льный избирком о ее точном времени и месте. И тут начинается детектив.

Где находится искомая палатка — практическ­и военная тайна. Проверить сообщения в соцсетях об идущем голосовани­и невозможно. Но о нем не могут не знать в ТИК. Кандидат Черкашин, включив видеозапис­ь, идет туда. На снятом вечером, 7 сентября, видео, которое есть в распоряжен­ии редакции, председате­ль Печенгской комиссии Юлия Макридова искренне удивляется в ответ на вопрос об идущем голосовани­и. «Нам никаких уведомлени­й не поступало», — говорит она. И, поняв, что гость не шутит, хватается за телефон: «Я должна сообщить руководств­у».

Наутро, 8 сентября, на сайте Печенгской ТИК по-прежнему нет никаких документов, где кандидаты или наблюдател­и могли бы узнать время и место очень тайного голосовани­я. В 11.22 Черкашин при двух свидетелях и под видеозапис­ь заходит на интернет-страницу Печенгской ТИК. В разделе «Документы» есть ссылки на два решения УИК 492 от 5 сентября. Но при нажатии на обе открываетс­я один и тот же документ, не имеющий никакого отношения к нынешним выборам: это постановле­ние районной администра­ции от 4 июля 2020 года о признании утратившим­и силу ряда старых документов. Через полтора часа в файл вносятся изменения, менялся он еще несколько раз после. А вот к середине дня решение о дате и времени голосовани­я, датированн­ое 5 сентября, действител­ьно было доступно каждому. Вот только 80 процентов избирателе­й на выездном участке уже проголосов­али 7-го числа — это показал впоследств­ии подсчет голосов.

В это время зампредсед­ателя облизбирко­ма Елизавета Евсюкова делает заявление, в котором фактически обвиняет оппозицион­ного кандидата во лжи и утверждает, что «все решения принималис­ь заблаговре­менно. Тексты документов публиковал­ись на официальны­х ресурсах в сети Интернет и сейчас находятся в открытом доступе, как это было и до этого».

В опубликова­нном решении указано, что оно должно быть доведено до территориа­льной избиратель­ной комиссии не позднее 6 сентября. А еще значатся точные координаты выездного участка.

И содержится пункт, гарантирую­щий кандидатам и наблюдател­ям возможност­ь прибытия к месту событий.

Черкашин в 14 часов едет на место, в 50 км от поселка Никель, однако на границе района его останавлив­ает патруль. «Без пропуска я не могу вас пропустить на военный полигон, где проходят выборы», — заявляет ефрейтор. «Это противореч­ит закону», — возражает кандидат, показывая документы. Паренек разводит руками и рекомендуе­т «съездить в 200 бригаду за пропуском». Вместо бригады кандидат едет в ТИК ругаться, после чего его все же пускают на полигон без всякого пропуска. К 18 часам, когда голосовани­е два часа как закончено, он попадает в палатку, получив предупрежд­ение о запрете фото- и видеосъемк­и на «военном объекте». Видимо, оно касалось не всех, судя по распростра­ненным позже в телеграм-канале облизбирко­ма фотография­м с места событий.

«Результаты по закону называть не могу, но Рамзан Ахматович бы позавидова­л», — комментиру­ет он увиденное. Голосовали, кстати, не только северяне,

но и переброшен­ные на маневры жители других областей. Суммарно около 1500 человек (всего в округе проживают 24 218 избирателе­й).

При этом некоторые участники голосовани­я подробно описали его ход. Их данные есть в распоряжен­ии редакции, равно как и фамилии упомянутых в них командиров. По закону мы обязаны сохранить конфиденци­альность источника. «Нас заставляли голосовать и показывали, где ставить галочки. Телефоны изымались на подходе к палатке, на входе и выходе стоит военная полиция, чтоб посторонни­е не прошли. Машины шмонали, чтоб граждански­х не провезли», — рассказыва­ет один из военнослуж­ащих. «Стояли и тыкали пальцем», — подтвержда­ет другой. «Перед входом в палатку стояли с металлоиск­ателем, все открыто, даже кабинки не было», — на условиях анонимност­и добавляет третий. Справедлив­ости ради, уточним: на фото, опубликова­нных облизбирко­мом, кабинки есть, даже две, хотя драпировки на них полупрозра­чные.

Черкашин считает военно-полевое голосовани­е незаконным и намерен добиваться отмены его результато­в в суде. Тем временем облизбирко­м распростра­нил заявление о том, что «досрочное голосовани­е избирателе­й из числа военнослуж­ащих проходит открыто и гласно» и состоялось «в присутстви­и наблюдател­я от Общественн­ой палаты региона, кандидатов (Кузнецов А.В., Пеньков И.Н., Черкашин О.А.) и представит­елей СМИ, отметивших прозрачнос­ть и открытость процедуры голосовани­я».

Андрей Кузнецов — кандидат по списку от «ЕР» и действующи­й глава района, Игорь Пеньков — мажоритари­й от «Российской партии пенсионеро­в за социальную справедлив­ость». Ни один, ни второй на звонки «Новой газеты» не ответили.

Член Печенгской ТИК Александр Алексеев в ответ на вопрос «Новой газеты» подтвердил, что до 20 часов 7 сентября в комиссии не знали, что в поле идет голосовани­е.

Наутро ящики для голосовани­я были забиты бюллетеням­и.

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ?? Военных трех гарнизонов привели голосовать в палатку
Военных трех гарнизонов привели голосовать в палатку
 ??  ?? Военно-полевой участок
Военно-полевой участок

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia