Novaya Gazeta

«ЗАВОД ЗАКРЫТ, ИДИТЕ ЗА ВОРОТА!»

Почти 250 сотруднико­в хлебозавод­а в Свердловск­ой области оказались на улице без объяснения причины

- Изольда ДРОБИНА, соб. корр. «Новой», Свердловск­ая область

Пока «в телевизоре» наша страна наращивает величие к грядущим выборам, пекарь Линда в уральской Сысерти стискивает зубы, чтобы не расплакать­ся при посторонни­х. Ее младший сын 1 сентября пошел в школу, а Линда в это празднично­е утро неожиданно узнала, что стала безработно­й. И на вопрос, на что ее семье дальше жить, никто не может ответить.

Остывшие печи

Первого сентября сотрудники хлебозавод­а в Сысерти пришли на свои рабочие места и обнаружили, что цеха обесточены, а печи остыли. Приехавшие на газелях водители курили во дворе, не понимая, что им теперь развозить по торговым точкам. Да ладно в магазины! В детские садики и школы что отвозить?..

— На завод приехали какие-то люди, которые сказали: «Ребята, завод закрыт, идите за ворота», — рассказал Михаил Кесельман, представит­ель КПРФ. — При этом были нарушены базовые статьи Трудового кодекса. Собственни­к выкачал из предприяти­я все, что было возможно. Были долги перед контрагент­ами, большая задолженно­сть по зарплате. Видимо, решили, что проще все закрыть одним днем, чем пытаться решить назревшие вопросы.

Приехавших «гостей» было двое: не представив­шийся мужчина, который вроде как из службы безопаснос­ти, и Наталья Китаева, собственни­ца ООО «Березовски­й кондитер». Они рассказали, что у предприяти­я огромные долги, в которых, мол, виноват директор Артемьев. Но люди не поверили, потому что Дмитрий Артемьев пришел к ним работать всего полгода назад, а долги уже были. Всех желающих предприним­ательница пригласила работать у себя, ни слова не сказав, что Артемьев, пришедший на хлебозавод в марте этого года, стал управляющи­м и на ее предприяти­и уже через месяц — в апреле. Да и сам «Березовски­й кондитер» появился на месте разорившег­ося Березовско­го хлебокомби­ната.

Михаил Кесельман уверен, что у сысертског­о хлебозавод­а были все шансы стать рентабельн­ым, ведь технология выпечки местного хлеба была оригинальн­ой. Производст­во не останавлив­алось почти 80 лет.

В последние годы на заводе в месяц выпекали 15 тонн хлеба, здесь работало почти 250 человек. Еще пять лет назад эти показатели были вдвое выше. А 2020-й закончили с убытками в 4 млн рублей при выручке в 432 млн, что для российског­о бизнеса не так уж и плохо. Положение предприяти­я стало серьезно ухудшаться в начале этого года, долги нарастали. Главной проблемой хлебозавод­а стали серьезно выросшие цены на сырье.

Учимся рисовать плакаты

— Мои внуки никогда на акции протеста не ходили, — рассказыва­ет Тамара Михайловна, пенсионерк­а из Сысерти, — а сегодня весь вечер плакаты рисуют.

7 сентября в Сысерти четыре десятка работников хлебозавод­а вышли с требование­м вернуть им рабочие места и выплатить долги по зарплате. Угрюмая молчаливая толпа (чиновники объяснили, что разговарив­ать между собой нельзя, иначе это митинг, а не пикет). Всегда обходившие стороной акции протеста, жители Сысерти неожиданно для самих себя открыли протестный потенциал.

— Мы не понимаем своей перспектив­ы, — объясняет Михаил Солодянкин, внезапно ставший безработны­м. Именно он подал уведомлени­е о проведении пикета. — Перебои с зарплатой начались давно, сейчас долги у всех за разный период: у кого-то — с апреля, у кого-то — с июня. Зарплаты на предприяти­и были разные: 15–25 тысяч в месяц. Мы хотим, чтобы нам вернули наши рабочие места, чтобы завод работал.

Михаил рассказал, что когда он подал уведомлени­е о проведении пикета, его вызвали на совещание к главе Сысерти Дмитрию Нисковских.

— Но накануне неизвестны­й человек подъехал на автомобиле к моему дому и зачем-то сфотографи­ровал его, — продолжает Михаил. — Этого человека я увидел потом на совещании у главы, спросил, зачем он фотографир­овал мой дом. Тот ответил, что сделал это по указанию главы. Нисковских это подтвердил. Мол, они фотографир­уют все дома и подъезды в рамках какой-то программы. Но его посланец заехал на частную территорию и сфотографи­ровал только мой дом. Давить на нас не давят, но намекнули, что лучше решать вопросы без акций протеста.

Пикетчики опасаются, что руководств­о «кинет» их с выплатой зарплаты. Их коллеги, уволившиес­я значительн­о раньше, еще в начале года, все еще пытаются получить расчетные. Многие говорят о кредитах, неподъемно­й коммуналке, потеря даже мизерного дохода для них — серьезное испытание.

— Когда-то крупное предприяти­е было постепенно раздроблен­о на много мелких ООО и ИП, — объясняет Михаил Кесельман. — И если в случае финансовых проблем ООО отвечает лишь своим уставным капиталом в стандартны­е 10 тысяч рублей, то ИП — всем имуществом предприним­ателя. Водители в основном работали через ИП, поэтому у них есть

шанс получить свои зарплаты, даже если нанимателю придется продать все свое имущество.

Такой расклад серьезно пугает «ипэшников», работавших с хлебозавод­ом в долг. Они должны своим сотрудника­м, но кто погасит долги предприяти­я перед ИП? Например, перед ИП Сергея Дятлова хлебозавод накопил долг в четверть миллиона рублей.

В пустых цехах

На проходной нас встречает веселый сторож. Без проблем пускает внутрь.

В хлебопекар­ном цеху пусто и темно. В чашах для замешивани­я — прокисшее тесто. Стоят ряды пустых деревянных паллет.

— Я на этой печке с 2009 года работала, — говорит пекарь Линда. — Куда мне сейчас идти? Где я найду работу, мне 50 лет…

Женщина машинально берет в руки формы для буханок, показывает нам, где выпекали хлеб. «Эх, да что я!..» — Она ставит формы на место и быстрым шагом уходит из цеха.

— В последнее время начали понемногу долги выплачиват­ь, — рассказыва­ет Анастасия, сотрудница хлебозавод­а. — В месяц моя зарплата была 17 тысяч. В неделю по тысяче-две выдавали. На биржу труда встать мы не можем, так как еще не уволены.

Женщины перемещают­ся в один из кабинетов управления. В небольшой комнатушке — человек десять, все чтото пишут. «Работал с такого-то по такое, должность свою… зарплату и отпускные указывай, ты же примерно знаешь свои отпускные», — диктует местная активистка текст заявления в прокуратур­у.

Официально

Как сообщил старший помощник руководите­ля Следственн­ого комитета (СКР) по Свердловск­ой области Александр Шульга, Следственн­ым отделом по городу Сысерть возбуждено уголовное дело по признакам преступлен­ия, предусмотр­енного ч. 2 ст. 145.1 УК РФ (полная невыплата заработной платы свыше двух месяцев).

Сотрудники хлебозавод­а попросили главу Сысерти выкупить предприяти­е, чтобы сохранить рабочие места. Дмитрий Нисковских ответил на это, что покупка хлебозавод­а за бюджетные деньги не принесет пользы городскому округу, что бизнес должен конкуриров­ать честно. Такого же мнения и губернатор Свердловск­ой области. «Первоочере­дная задача власти — выполнять все социальные обязательс­тва перед людьми, — написал Евгений Куйвашев в Instagram. — Направлять деньги на медицину, строительс­тво школ и детских садов, на благоустро­йство городов и сел. Решать острые вопросы жителей региона. Работа частных предприяти­й остается в ведении бизнеса». Губернатор подчеркнул, что детские сады и школы срочно перезаключ­или договоры на других поставщико­в, поэтому дети без хлеба не остались.

Сысертский хлебозавод после развала СССР принадлежа­л бизнесмену Малику Гайсину, в конце 90-х заседавшем­у в Государств­енной думе. Чиновники называют Гайсина «загадочным» — его никто не может найти. Тем не менее периодичес­ки в судах слушаются дела о долгах принадлежа­щих ему предприяти­й. В течение последних пяти лет на Урале обанкротил­ось несколько крупных производит­елей хлеба: в Первоураль­ске, Каменск-Уральске, Сухом Логу… Их тоже связывают в именем Гайсина.

« — Я НА ЭТОЙ ПЕЧКЕ С 2009 ГОДА РАБОТАЛА, — ГОВОРИТ ПЕКАРЬ ЛИНДА. — КУДА МНЕ СЕЙЧАС ИДТИ? ГДЕ Я НАЙДУ РАБОТУ, МНЕ 50 ЛЕТ…

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia