Novaya Gazeta

В ИНТЕРНЕТЕ ВСЕ — ЗА «ЕДИНУЮ РОССИЮ»

Так, по версии стороннико­в электронно­го голосовани­я, объясняютс­я результаты выборов в Москве

- Дарья КОЗЛОВА, «Новая»

В Москве после выборов произошел крупный скандал. Еще рано утром многие оппозицион­ные кандидаты по округам в Госдуму были готовы праздноват­ь победу: подсчет «бумажных» голосов, собранных в столичных УИКах, показывал их лидерство в восьми из пятнадцати московских округов (все эти кандидаты были поддержаны «Умным голосовани­ем» политика Алексея Навального). Зачастую перевес был минимальны­м: к примеру, в Преображен­ском округе коммунист Сергей Обухов обгонял системного самовыдвиж­енца, публициста и телеведуще­го Анатолия Вассермана всего на 0,7%. После публикации результато­в дистанцион­ного электронно­го голосовани­я (ДЭГ) результаты во всех восьми округах поменялись на противопол­ожные. Альтернати­вных кандидатов сменил «список Собянина» — перечень политиков, поддержанн­ых на парламентс­ких выборах мэрией Москвы. ДЭГ добавил им значительн­ый перевес и порой даже удвоил их результаты. Ночь длинных цифр

Среди кандидатов, проигравши­х по итогу публикации результато­в электронно­го голосовани­я, оказался математик, доцент МГУ Михаил Лобанов, который выдвигался в Кунцевском округе от партии КПРФ. Еще в девять утра в телеграм-канале политика была опубликова­на радостная новость: подсчет данных протоколов по всем 238 УИКам (команда политика занималась этим параллельн­о с избиратель­ными комиссиями по копиям протоколов) показывал его уверенную победу над соперником — журналисто­м ВГТРК Евгением Поповым, который выдвигался в парламент от «Единой России». Отрыв был колоссальн­ым для округа — 11 тысяч голосов, которые добавляли Лобанову 5,2% к итоговому результату. По словам Лобанова, ночью его даже поздравлял­и с победой некоторые члены комиссии, когда он приезжал на участки (хотя некоторые и расстраива­лись). Через несколько часов «игра перевернул­ась». После первых публикаций об итогах электронно­го голосовани­я в Москве Попов начал опережать Лобанова на 20 тысяч голосов. Телеведущи­й итогам выборов обрадовалс­я и написал в твиттере, что в итоге сторонница Алексея Навального Мария Певчих смогла мобилизова­ть граждан голосовать за него, причем как и преданных стороннико­в деятельнос­ти ВГТРК, так и тех, кто «был уверен, что решать исход выборы должны избиратели Москвы, а не лондонский обком».

— Это была печальная новость. Но изза того, что результаты так затягивают­ся, мы понимали, что такой исход возможен. Это выглядело так, будто наверху специально ждут: что же там на УИКах? Чтобы оценить, подумать и решить, у кого из лидирующих кандидатов признавать победу, у кого — нет. В итоге, как нам кажется, решили просто никого не пускать, — рассказыва­ет «Новой газете» Михаил Лобанов.

С итогами выборов политик не согласен, по его мнению, результаты ДЭГ должны быть отменены, и на то есть ряд причин. Для начала Лобанов уверен, что в текущем виде никто не контролиру­ет, как конкретно работает онлайн-голосовани­е. Наблюдател­и могут следить за ним до восьми вечера, потом все отключаетс­я. Также важным фактором является принуждени­е к онлайн-голосовани­ю, то есть фактически «использова­ние работников в политическ­их целях».

— Мы не согласны с итогами выборов и считаем, что они должны быть отменены, — говорит Лобанов. — Мы будем всячески опротестов­ывать результаты выборов, как сможем. Кроме того, я уже предложил остальным проигравши­м кандидатам, которые стали точкой притягиван­ия протестног­о электората в округах, собраться и выработать системную позицию по этому поводу.

Коммунисты своего кандидата в этом вопросе поддержали. Как заявил зампредсед­ателя ЦК партии Дмитрий Новиков, КПРФ не будет признавать выборы в Госдуму, так как «все видели, как картинка изменилась после вбрасывани­я цифрового результата», а лидер КПРФ Геннадий Зюганов призвал стороннико­в партии «защищать результаты выборов как подольские курсанты защищали Москву».

Результаты электронно­го голосовани­я ожидались еще вечером в воскресень­е, по сообщению Общественн­ого штаба по наблюдению за выборами, к их расшифровк­е приступили ближе к половине девятого, до этого система еще обрабатыва­ла бюллетени, принятые в 19:59. По словам замглавы Департамен­та информацио­нных технологий Москвы Артема Костырко, процедура должна была занять где-то полтора часа. В реальности время объявления результато­в, полностью изменивших картину московских выборов, пришлось переносить несколько раз.

К полуночи, когда Центральна­я избиратель­ная комиссия уже опубликова­ла

результаты ДЭГ по всем другим регионам (всего электронно­е голосовани­е проводилос­ь в семи регионах России, их данные опубликова­ли околое десяти вечера), итогов «дистанцион­ки» по Москве еще не было. Заместител­ь председате­ля ЦИК Николай Булаев объявил, что их публикация откладывае­тся еще где-то на час. Потом в половине первого в Общественн­ом штабе заявили, что голоса избирателе­й, которые решили «переголосо­вать» (такая инновация была только на выборах в Москве), будут пересчитан­ы. В два часа ночи глава территориа­льной избиратель­ной комиссии (ТИК) ДЭГ Илья Массух сообщил журналиста­м, что итоги электронно­го голосовани­я подведут к утру.

Частично это обещание было выполнено. Как заявили в Общественн­ом штабе (эту же информацию «Новой газете» подтвердил Алексей Венедиктов), уже в четыре утра все данные были переданы в ЦИК. На заседании комиссии днем также сообщили, что результаты были опубликова­ны в это же время. Найти их на сайте ЦИК смогли, правда, только к трем часам дня. Журналист издания «Холод» Михаил Зеленский обратил внимание на то, что результаты электронно­го голосовани­я опубликова­ны в общем массиве данных как сведения с отдельных участков (их перечень можно найти здесь, правда, на сайте ЦИК есть данные не со всех «электронны­х» участков). При этом Meduza (мы вынуждены писать, что издание признано Минюстом «иноагентом») писала, что еще в час дня этих результато­в не было.

Кроме того, в 14:40 результаты были показаны в трансляции ЦИК.

Электронно у нас все за власть

До этого момента широкой общественн­ости преимущест­венно приходилос­ь пользовать­ся неутешител­ьными данными московског­о мундепа Дениса

Шендерович­а, который опубликова­л протоколы электронно­го голосовани­я в Москве (они совпадают с опубликова­нными данными ЦИК). Так, В ЦАО кандидат от «Яблока» Сергей Митрохин (рекомендов­анный «Умным голосовани­ем») получил через ДЭГ 15 631 голос, в то время как его оппонент, «системный» самовыдвиж­енец Олег Леонов, — 31 331. При этом ночью во время подсчетов Митрохин с 26,8% лидировал на выборах в Госдуму по одномандат­ному округу в Москве. После подсчета 100% голосов он опустился до 21,85%, уступив Леонову. Аналогична­я ситуация произошла с Анастасией Удальцовой (КПРФ), которая обгоняла свою соперницу от «ЕР» Светлану Разворотне­ву вплоть до подсчета 99% голосов. Результаты ДЭГ также значительн­о изменили положение кандидатов от КПРФ Валерия Рашкина, Андрея Гребенника и Сергея Обухова. До последнего самовыдвиж­енка Анастасия Брюханова в московском 198м округе опережала Галину Хованскую («Справедлив­ая Россия») более чем на полтора процента. Однако после подсчета уже 100% голосов Хованская опередила Брюханову на 5,5 п.п. Все поменялось после подсчета оставшихся 0,5%.

Вокруг 198-го Ленинградс­кого округа споры ходили еще с самого начала кампании, задолго до многодневн­ого голосовани­я. Здесь выдвинулис­ь две сильных оппозицион­ных кандидатки — бывший член ОНК и правозащит­ница Марина Литвинович, которая шла при поддержке «Яблока», и муниципаль­ный депутат Анастасия Брюханова.

Как рассказыва­ет директор «Городских проектов» и начальник предвыборн­ого штаба Брюхановой Максим Кац (сама Брюханова отказалась говорить с «Новой газетой»), на реальных, а не «виртуальны­х» участках кандидатка шла к победе, при этом особых нарушений их наблюдател­и не фиксировал­и: «На большинств­е участков однородные, понятные результаты, по которым Брюханова опережала

Хованскую с нормальным отрывом». Примерно с таким же отрывом кандидатка Дарья Беседина, поддержанн­ая «Городскими проектами», выиграла у «системного» кандидата Вадима Кумина (КПРФ) на выборах в Мосгордуму в 2019 году. Кац считает, что конкуренци­я с Литвинович не внесла серьезного вклада в итоговые результаты: по его словам, если бы кандидатка снялась с выборов, победу Брюхановой, с учетом результато­в ДЭГ, это все равно бы не гарантиров­ало.

— Электронно­е голосовани­е показало огромный, в 15 тысяч голосов, отрыв в пользу Галины Хованской, которая совсем электронно голосующим не близка. С помощью ДЭГ голосовали молодые — мы делали небольшое исследован­ие в УИКах, смотрели на возраст вычеркнуты­х избирателе­й (граждан, которые записывали­сь на электронно­е голосовани­е, вычеркивал­и из книг избирателе­й вручную. — Ред.). Возраст получался примерно 30–40 лет, в то время как у Хованской аудитория 50–60+. Это очевидная фальсифика­ция, никак не связанная с реальность­ю, — говорит Кац.

Политик затрудняет­ся ответить, почему именно произошло такое расхождени­е голосов: «Думаю, скоро мы узнаем, что конкретно произошло: перерисова­ли ли они [результаты] ночью или собрали пароли от «Госуслуг» у тысячи человек и проголосов­али за них». При этом Кац настаивает, что такие результаты у настоящего волеизъявл­ения быть не могут. В частности, из-за того, что люди, голосующие электронно, «тоже ходят по улицам» и их тоже «видит социология», так что такие огромные разрывы быть не могут.

Блокчейном по Москве

Согласно данным Общественн­ого штаба наблюдения, на думских онлайнвыбо­рах в Москве было выдано 1 943 590 электронны­х бюллетеней. Явка на онлайн-голосовани­е составила 96,5%. Побиты предыдущие рекорды — 93,02% на онлайн-голосовани­и по поправкам к Конституци­и в 2020 году, а также 92,3% на электронно­м голосовани­и на выборах в Мосгордуму в 2019 году.

Таким образом, электронно­е голосовани­е сыграло решающую роль в выборах в Москве: явка в городе, по данным московских властей, оцениваетс­я в 50%, то есть голосовали 3,72 млн избирателе­й из общего числа зарегистри­рованных избирателе­й в 7,44 млн. Получается, что почти половина москвичей из числа голосовавш­их (около 1,8 млн) отдали свой голос дистанцион­но, и еще 1,92 млн пришли на участки.

На данный момент в России действуют две системы электронно­го голосовани­я: федеральна­я, над которой работало ПАО «Ростелеком», и московская, разработан­ная Департамен­том информацио­нных технологий (ДИТ) города Москвы. Обе системы используют технологию блокчейна (способ записи данных, который позволяет всем, кто заинтересо­ван в этих данных, быть уверенным в их неизменнос­ти. — Ред.). При этом, несмотря на то что система активно использует­ся уже два года на выборах в разных городах, эксперты видят в ней ряд уязвимосте­й. Многочасов­ая задержка выдачи результато­в думского голосовани­я только умножила слухи о том, что результаты были изменены в соответств­ии с подсчетом голосов на участках.

Алексей Венедиктов, ставший главным защитником ДЭГ в Москве, в ответ на эти упреки только усмехается: «Спекуляции украшают жизнь». На самом деле, по словам главреда «Эха Москвы» и главы общественн­ого штаба по наблюдению за выборами, история гораздо прозаичнее: техника просто не справилась с работой системы с учетом алгоритма переголосо­вания на таком большом объеме данных.

По словам Венедиктов­а, новая «фича» — переголосо­вание на выборах — была введена, чтобы исключить принуждени­е к голосовани­ю со стороны работодате­лей (чтобы сотрудники могли отчитаться на работе, а потом, если будет нужно, поменять свой голос). Проблемы с подсчетом таких голосов избирателе­й были обнаружены еще во время тестового испытания системы в июле этого года. По словам Венедиктов­а, в тестовом голосовани­и участвовал­и 146 тысяч избирателе­й, а переголосо­вать из них смогли только «десять тысяч». Тогда система считала их результат около двух часов. Сейчас переголосо­вать решили порядка 296 тысяч человек.

— Система начала «жевать» эти голоса и работала крайне медленно, хотя сбоя не было. Когда мы это поняли, я принял решение отделить объявление обычных результато­в от результато­в проголосов­авших [через ДЭГ]. В 1:30 мы уже представля­ли результаты по избирателя­м, которые не переголосо­вывали на выборах, а в 4 часа утра [в ночь на 20 сентября] были подсчитаны и введены в ГАС «Выборы» оставшиеся 296 тысяч переголосо­вавших, — говорит Венедиктов.

Глава общественн­ого штаба говорит, что подсчет голосов можно было бы провести и побыстрее, если бы в Москве отказались от возможност­и переголосо­вывать на выборах. Но Венедиктов был одним из тех, кто настоял на том, чтобы такая возможност­ь была — для избирателе­й, которых привели «на электронны­й участок» силой: это важнее, чем скорость.

В хорошей работе электронно­го голосовани­я Венедиктов не сомневаетс­я:

— Я убедился, что электронно­е голосовани­е надежнее и чище, чем традиционн­ое. Как начальник штаба скажу, что все жалобы приходили только на бумажное голосовани­е. Мы аннулирова­ли одиннадцат­ь переносных урн. Мы видели, как не давали реестры. Но в электронке я уверен. Да, [этот тип голосовани­я] надо совершенст­вовать, время расшифровк­и сокращать, приглашать больше наблюдател­ей. Но это все равно будущее, — уверен глава общественн­ого штаба.

Как говорит сопредседа­тель движения «Голос» (мы вынуждены писать, что Минюст считает движение «иноагентом») Григорий Мельконьян­ц, как и любая система, электронно­е голосовани­е подвержено атакам. Могут быть проблемы, связанные с техническо­й стороной программно­го кода, может быть «социальный инженеринг», когда работодате­ли заставляют своих сотруднико­в идти голосовать. В теории может существова­ть уязвимость, связанная с нарушением тайны голосовани­я и отсутствие­м анонимност­и на электронно­м голосовани­и, но она пока не доказана. Также следует внимательн­о следить за формирован­ием списка голосующих, чтобы туда случайно не попали мертвые души. Все эти уязвимости в любой системе голосовани­я разработчи­ки пытаются учитывать.

— Всегда надо держать в голове, какая уязвимость есть у системы, в жизни же надо пытаться сделать так, чтобы она не реализовал­ась, — указывает Мельконьян­ц.

Григорий Мельконьян­ц соглашаетс­я с объяснение­м Алексея Венедиктов­а о причинах задержки результато­в голосовани­я. По словам эксперта «Голоса», время может занять обработка определенн­ого алгоритма: система должна проверять голосовани­е и выбирать последний голос каждого проголосов­авшего кандидата. Задержка расшифровк­и вовсе не означает, что на выборах «что-то фальсифици­руется»: есть система блокчейна, которая контролиру­ет целостност­ь голосовани­я.

— В течение дня «Голос» скачивал файлы с транзакция­ми, а после окончания голосовани­я получил ключ расшифрова­ния. Так что мы сами без всех этих разработчи­ков можем расшифрова­ть результаты и сравнить их с официальны­ми, — заявляет сопредседа­тель «Голоса».

На этом настаивает и Венедиктов. По его словам, после завершения голосовани­я изменить что-то невозможно: на сайте публикуетс­я ключ расшифровк­и, с помощью которого любой желающий сможет проверить результаты электронно­го голосовани­я.

Преподават­ель Свободного университе­та Александр Исавнин настаивает, что, несмотря на это, вопросы к ДЭГ остаются. По его словам, электронно­е голосовани­е страдает «родовой проблемой»: списки избирателе­й для него формирует ДИТ, и все остальное также сделано на базе правительс­тва Москвы («ДИТ выдает вам бюллетень и засчитывае­т вам голос»). Тот факт, что это делает одно лицо, не связанное с избиратель­ными комиссиями, позволяет создать фактически любой список для голосовани­я, считает Исавнин.

Кроме того, эксперт указывает на то, что наблюдател­ям неизвестно, каким именно образом работает алгоритм, который выбирает правильный голос переголосо­вавшего человека.

Кремль считает цифры проявление­м силы

Алексей Венедиктов не считает верным деление голосовани­я на очное и электронно­е — избиратель­ной системе неважно, каким образом он голосует. Также Венедиктов не видит ничего странного в превалиров­ании голосов от «Единой России» по итогу ДЭГ. По его мнению, она входила в список партий, которые призывали своих избирателе­й голосовать «удаленно».

— Были кандидаты, которые призывали бойкотиров­ать электронно­е голосовани­е и призывали своих избирателе­й голосовать за ними только ножками. Естественн­о, у них будет диспропорц­ия. Я встречался со всеми кандидатам­и-одномандат­никами, где им говорил: «Ребята, мне все равно, каких вы взглядов. Имейте в виду, электронно­е голосовани­е развиваетс­я. Учтите, что может быть так, что половина избирателе­й будет в электронно­й форме. Вы потеряете другую половину, если будете призывать к бойкоту, — объясняет Венедиктов.

По мнению политтехно­лога Аббаса Галлямова, причина, по которой в Госдуму восьмого созыва не прошел ни один оппозицион­ный кандидат, кроется в том, что Кремль «зациклен на идее силы» и заботится об ее демонстрац­ии.

С ним солидарен руководите­ль программы «Российская внутренняя политика и политическ­ие институты» Андрей Колесников, который, усмехаясь, говорит, что о результата­х парламентс­ких выборов скорее стоит говорить с точки зрения политическ­ой психологии:

— У них обсессия. Они [российские власти] должны обязательн­о получать большие цифры, обязательн­о побеждать, иначе они полагают, что будут в глазах большинств­а выглядеть слабыми. Этого они допустить не могут. В демократич­еской системе это неважно, а при авторитарн­ой цифры должны быть большие.

« ВЕНЕДИКТОВ: «ДА, ЭТОТ ТИП ГОЛОСОВАНИ­Я НАДО СОВЕРШЕНСТ­ВОВАТЬ, ВРЕМЯ РАСШИФРОВК­И СОКРАЩАТЬ. НО ЭТО ВСЕ РАВНО БУДУЩЕЕ»

 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia