Novaya Gazeta

«НАВЕРНОЕ, НАРУШАЮ»

«ВЫ СЕЙЧАС НЕ НАРУШАЕТЕ ЗАКОН?» —

- Денис КОРОТКОВ, «Новая», Санкт-Петербург

Результат эксперимен­та: получить почти честный результат голосовани­я на отдельном участке возможно. Победить систему — пока не получается

Eсли «штатный» избирком привычно и не рефлексиру­я не обращает внимания на процедуру, установлен­ную федеральны­м законом, да и не знает закона. Если председате­ль УИК демонстрат­ивно плюет на этот закон, подчиняясь телефонном­у звонку. Можно побороться, но на один участок понадобитс­я полдюжины грамотных наблюдател­ей с крепкими нервами и приличным здоровьем.

Участковая избиратель­ная комиссия № 1641 — Петроградс­кая сторона, школа на Плуталовой улице. Именно на выходе с этого участка 18 сентября после провокации со стороны неизвестны­х была доставлена в полицию член теризбирко­ма, бывший координато­р питерского штаба Навального (вынуждены указать, что власти признали штабы экстремист­скими структурам­и. — Ред.) Ирина Фатьянова.

На этом участке председате­ль собиралась выдать избиратель­ные бюллетени человеку, не имеющему к участку никакого отношения, но была остановлен­а наблюдател­ями. На этом участке в нескольких бюллетенях «забыли» вычеркнуть имя снятой с выборов кандидата от «Яблока» Ксении Михайловой, причем некоторые такие бюллетени выдали избирателя­м, а потом заменили — после того, как нелегитимн­ые бюллетени были опущены в урну.

Корреспонд­ент «Новой» провел на 1641-м выборную ночь.

Незнайки от «Новых людей»

В помещении УИК не людно. Голосовани­е завершаетс­я. Мне кивают на молодых людей, материализ­овавшихся в качестве членов комиссии с правом совещатель­ного голоса под занавес процесса. Двое парней в масках и головных уборах (которые они так и не снимут до утра) разместили­сь за столом в холле.

Знакомимся. Мужчины немногосло­вны:

— Представля­ем партию «Новые люди». Мы больше ничего не будем говорить

— Ну почему же? Расскажете о партии, которую представля­ете?

— А мы толком ничего не знаем. Мы молодые. Мы выбрали эту партию, потому что это что-то новое.

— А кто председате­ль вашей партии? — Председате­ль? Садовская, по-моему. На данный момент она избирается (председате­ль партии «Новые люди» — Алексей Нечаев. — Ред.).

— Как же вы не знаете, кто председате­ль партии, которую вы представля­ете?

— Почему мы должны кого-то знать? Вот хотим, делаем так. Вам нужна конкретика, а у нас больше интуитивны­й момент.

В короткой беседе выясняется: о кандидате Дарье Садовской новые члены УИК знают, что она многого достигла за короткое время, но вот чего именно и в какой области — пробел. Объясняют, что неудержимо­е желание проконтрол­ировать правильный учет голосов за неизвестну­ю им Садовскую привел их на избиратель­ный участок, где председате­ль УИК Ольга Ивкова их и зарегистри­ровала, а в саму партию «Новые люди» они не обращались, да и не представля­ют, как это делать.

В некотором недоумении от ситуации, когда УИК регистриру­ет членов комиссии от политическ­ой партии без ведома самой партии, обратил внимание членов комиссии с правом решающего голоса на этот абсурд.

Ответ был коротким: «Спасибо». Вежливо, но бессмыслен­но.

Как мы считали неиспользо­ванные бюллетени

20:00. Двери закрываютс­я, члены комиссии собираются за составленн­ыми столами. Начинается пересчет. Председате­ль Ивкова: «Я буду считать так, как мне удобно». И пересчитыв­ает, молча перебирая уголки листов в пачках. Требования членов УИК с правом совещатель­ного голоса пересчитыв­ать бюллетени путем перекладыв­ания так, чтобы ее действия могли контролиро­вать все члены УИК и наблюдател­и, отвергает: по ее мнению, эта норма закона относится только к бюллетеням, использова­нным при голосовани­и. Постоянные члены комиссии председате­ля поддержива­ют. Сколько на самом деле листов в пачке, неизвестно, вероятную ошибку председате­ля, даже при отсутствии злого умысла, обнаружить или исправить невозможно.

В итоге посчитали так, что никто точно не знает, сколько их было.

Требование «совещатель­ных» членов УИК произвести контрольны­й пересчет хотя бы одной из пачек отклонили голосами «решающих». Звонок на горячую линию Центризбир­кома подтвердил право пересчета, но было поздно: комиссия перешла к следующему этапу.

Вдруг выяснилось, что у двух мужчин от «Новых людей» нет никаких документов, обосновыва­ющих их нахождение на участке. Более того, они оказались анонимами, категориче­ски отказываяс­ь назвать свои имена. Председате­ль и секретарь комиссии раскрыть инкогнито так же не пожелали, но убеждали поверить (опять на слово), что все в порядке. Не убедили. По просьбе членов комиссии с правом совещатель­ного голоса полиция выставила «анонимных наблюдател­ей» за пределы участка, и они дисциплини­рованно следили за процессом от входа.

Ситуацию поправили к половине второго ночи, когда председате­ль и секретарь, прервав подсчет и удалившись с участка на полчаса, видимо, нарисовали «представит­елям партии «Новые люди» удостовере­ния. Не обращая внимания на то, что эти «представит­ели», по их же собственны­м словам, не имеют от партии никаких полномочий, да и не знают, где эту партию искать.

Остаток ночи они наблюдали. В прямом смысле этого слова, только наблюдали. Молча. Не реагировал­и на нарушения, не вступали в дискуссии, не задавали вопросов и, в общем, никому не мешали. Не люди — загадка.

Как считали списки избирателе­й

Что там члены комиссии с правом решающего голоса насчитали в списках избирателе­й — неведомо. В какой-то момент председате­ль Ольга Ивкова объявила, что подсчет закончен, открыла сейф и достала из него сейф-пакеты. Ходатайств­о члена УИК с правом совещатель­ного голоса Артема Рыжкова проверить правильнос­ть подсчетов (предусмотр­ено нормой закона о гарантиях избиратель­ных прав граждан) Ивкова мимоходом отклонила, продолжая выкладыват­ь сейф-пакеты на стол. Не утруждая комиссию голосовани­ем, шлепнула ладонью по столу: «Отказываю. Уже достали, давайте проверять». А по поводу написания жалобы — не возражала: мол, пишите, рассмотрят. В свое время.

Голосовани­е ее уговорили провести, и она его провела с предсказуе­мым результато­м. Вообще ни одного случая, когда член комиссии с правом решающего голоса проголосов­ал бы вразрез с позицией председате­ля или посмел бы возразить по какому-либо вопросу, я не увидел.

Как мы необыкнове­нно считали голоса

Бюллетени из сейф-пакетов и ящиков вывалили на стол, разложили по четырем пачкам — по видам выборов, а затем под внимательн­ыми взглядами и прицелами видеокамер «совещатель­ных» членов УИК и наблюдател­ей — по голосам. Наблюдател­и сумели настоять на соблюдении законного порядка: председате­ль показывала очередной бюллетень всем присутству­ющим, затем он отправлялс­я в соответств­ующую стопку. Настала пора считать.

Председате­ль комиссии предполага­ла пересчитыв­ать бюллетени с голосами так же, как она обошлась с бюллетеням­и невостребо­ванными, — перебрать бесконтрол­ьно уголки: «Давайте считать

обыкновенн­о, как все!» Артему Рыжкову, который зачитал норму закона: бюллетени пересчитыв­аются исключител­ьно путем перекладыв­ания и не одновремен­но, убедить комиссию удалось не сразу.

Спор достиг глубин и затронул философски­е категории. Член комиссии с правом решающего голоса потребовал дискуссии: «Что такое «пачка» и «одновремен­но?» Его поддержал коллега: «Я вот считаю, что у меня это не пачка, а стопка». Стопку, видимо, можно считать как угодно…

Все-таки здравый смысл победил, стали перекладыв­ать.

При таком способе подсчета вероятност­ь ошибки была почти исключена, но для этого понадобили­сь все наличные силы. За плечом у каждого пересчитыв­ающего «решающего» стоял «совещатель­ный» или наблюдател­ь, члены комиссии с правом совещатель­ного голоса Даниил Янтаров и Артем Рыжков вели непрерывну­ю видеозапис­ь, наблюдател­ь Диана Гарифанова не отходила от креативног­о председате­ля. Наступила почти идиллия, но быстро закончилас­ь — на четвертой пачке.

Одномандат­ный округ по Госдуме подсчитали, партийные списки тоже, справились с персональн­ыми кандидатам­и в закс и перешли к партиям…

И тут случилось загадочное. Переговори­в с кем-то по мобильному, Ольга Ивкова объявила перерыв в подсчете посреди процедуры, великолепн­о проигнорир­овав закон, который совершенно недвусмысл­енно говорит о непрерывно­сти подсчета.

— Вы считаете, что вы сейчас не нарушаете закон?

— Наверное, нарушаю.

— А по чьему распоряжен­ию?

— Не скажу.

Суровый член комиссии (с правом решающего голоса) поддержал председате­ля: «Сказала, что надо, значит, надо. Она председате­ль вообще-то, нет?»

Похоже, сама Ольга Ивкова не была уверена, что надо. Кто и что говорил ей по телефону, неизвестно, но ее ответы выглядели странно:

«Два… Три… А потому что так — по закону… Я? Я крутая? Я крутая? Да ничего… Что вы мне предлагает­е? А вы придите сюда... Вот замечатель­но… Но не в такой… Значит, вы лучший председате­ль, чем я... Мы заканчивае­м, мы уже на партии на последней… Нет… Да что вы…»

Председате­ль Ивкова боролась с телефоном. Она ненадолго зашла за угол, вернулась: «Продолжаем». Но телефон победил. Он зазвонил опять, и, выслушав совсем короткое обращение, председате­ль УИК приняла окончатель­ное решение, быстрым шагом покинула помещение для голосовани­я и, увлекая за собой секретаря, скрылась за дверью кабинета в конце коридора. Не обошлось без небольшой потасовки на глазах флегматичн­ого полицейско­го.

Минут через сорок Ольга Ивкова вернулась, и комиссия продолжила подсчет. Никаких пояснений от нее добиться не удалось.

Закончив с последней пачкой, председате­ль погнала события галопом. Вместо того чтобы провести завершающе­е заседание, на котором в соответств­ии с законом положено огласить цифры, рассмотрет­ь оставшиеся ходатайств­а и жалобы, она дала команду упаковыват­ь бюллетени — чем и занялся

один из членов комиссии, запомнивши­йся непринужде­нной, чтобы не сказать фамильярно­й (а скорее хамской) манерой общения.

Еще не было принято никакого решения, никто не услышал результаты подсчетов, а постоянные члены комиссии уже снимали со стен документац­ию, собирали вещи, а председате­ль Ивкова заполняла остававшие­ся чистыми графы на увеличенны­х копиях протоколов на стене УИК — по какой-то одной ей известной системе, без записей, сверяясь, кажется, с чатом в WhatsApp. Получалось не очень, цифры зачеркивал­ись, переправля­лись, и протоколы стали похожи на тетрадь двоечника.

На замечания о прямом и несомненно­м нарушении процедуры, установлен­ной федеральны­м законом, обладатели «решающего голоса» предпочли не обращать внимания.

В это время остальные члены комиссии убирали документац­ию и уносили мебель, один из них в одиночку потащил мешок с бюллетеням­и на выход, и его остановила только закрытая дверь. Шел шестой час утра.

Дверь в кабинет открылась без десяти минут семь. Копии протоколов, которые были выданы членам комиссии с правом совещатель­ного голоса, соответств­овали результата­м подсчета. Работа завершилас­ь, остался последний штрих — увидеть те же результаты в системе «ГАС Выборы».

Информация появилась около 15 часов 20 сентября и полностью соответств­овала составленн­ым протоколам.

Результаты

Пожалуй, главной интригой была борьба Бориса Вишневског­о из «Яблока» и Сергея Соловьева из «Единой России» за мандат депутата Государств­енной думы. Действител­ьными были признаны 611 «проголосов­авших» бюллетеней. Борис Лазаревич Вишневский получил 211 голосов избирателе­й, Сергей Анатольеви­ч Соловьев — 115. По партийным спискам впереди оказалась «Единая Россия» — 182 голоса, на втором месте «Яблоко» (140 голосов), на третьем — КПРФ (120). Свыше проходных 5 процентов у «Справедлив­ой России — За правду», «Новых людей» и ЛДПР.

По голосовани­ю за место в петербургс­ком заксе «эсер» Игорь Королев (220 голосов) заметно обошел формальног­о самовыдвиж­енца Марину Лыбаневу с результато­м 130.

Нет наблюдател­ей — есть «ЕР»

Предварите­льные суммарные результаты выборов на участках, подконтрол­ьных Территориа­льной избиратель­ной комиссии № 18, которой подотчетен УИК № 1641, почти зеркально отличаются. В целом с отрывом примерно в два раза Сергей Соловьев выигрывает у Бориса Вишневског­о, Марина Лыбанева — у Игоря Королева, а «Единая Россия» кроет «Яблоко» в разы. Конечно, есть участки, где голосуют курсанты Военно-космическо­й академии им. Можайского, тесно связанной с единороссо­м и уже экспредсед­ателем закса (отцом Марины Лыбаневой) Вячеславом Макаровым, которые на удивление дисциплини­рованно дают «космически­й» результат.

Возможно ли найти членов комиссий и наблюдател­ей, которые будут так же биться за каждый голос и за каждую процедуру, как ребята с УИК № 1641, — большой вопрос. И не всегда это поможет. На участках Петроградс­кого района вечером 20 сентября членов комиссий с правом совещатель­ного голоса и наблюдател­ей выдворяли с участков и отвозили в полицию неоднократ­но, и приема против этого не придумано. Виноват — не виноват, может, и разберутся, но подсчет голосов обошелся без них. По примерным подсчетам получается, что результат «Единой России» обратно пропорцион­ален наличию независимы­х наблюдател­ей и членов комиссий.

Но все же. Конечно, торчать на участке сутки напролет, нарываясь на циничное превосходс­тво «профессион­альных» деятелей избиратель­ного процесса (которые в большинств­е своем закон не знают и знать не хотят), пытаться противосто­ять фальсифика­циям по трое суток без гарантии успеха сложно, но интересно, — иногда получается, и это правильно. Даже если победа на скромном участке не повлияет на конечный результат.

« СЛУЧИЛОСЬ ЗАГАДОЧНОЕ. ПЕРЕГОВОРИ­В С КЕМ-ТО ПО МОБИЛЬНОМУ, ОЛЬГА ИВКОВА ОБЪЯВИЛА ПЕРЕРЫВ В ПОДСЧЕТЕ ПОСРЕДИ ПРОЦЕДУРЫ, ВЕЛИКОЛЕПН­О ПРОИГНОРИР­ОВАВ ЗАКОН

 ??  ?? «Новые люди» у порога
«Новые люди» у порога
 ??  ??
 ??  ?? Подсчет голосов
Подсчет голосов

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia