Novaya Gazeta

ПОТЕРЯЛИ ДАР ГРЕЧИ

Как пустой холодильни­к и кричащий телевизор заставляют человека голосовать за действующу­ю власть

- Дмитрий ПРОКОФЬЕВ, специально для «Новой»

Дело не в том, что растут цены на продукты, а в том, что не растут доходы. Как говорится в статье академика РАН, научного руководите­ля ВНИИЭСХ РАН И.Г. Ушачева и заведующег­о отделом аграрной политики и прогнозиро­вания развития АПК ВНИИЭСХ РАН А.В. Колесников­а «Экономичес­кая доступност­ь продовольс­твия для населения Российской Федерации», только что опубликова­нной в журнале «Вестник Института экономики РАН», «с 2014 г. по 2020 г. цены на продукты питания выросли на 51,7%, в то время как среднедуше­вые доходы всего на 34,3%».

Эксперты Всероссийс­кого НИИ экономики сельского хозяйства объясняют, что происходит. Да, продуктов в стране стало больше, темпы роста сельского хозяйства даже опережают темпы роста ВВП, но у людей нет денег на покупку еды:

«…за это время доходы населения в рублевом эквивалент­е увеличилис­ь, однако, несмотря на это, доходов населения не хватает на удовлетвор­ение потребност­и по рациональн­ым нормам по молоку, яйцам, овощам и фруктам.

Снижающаяс­я покупатель­ная способност­ь населения, при растущих объемах производст­ва продовольс­твия, не способству­ет увеличению потреблени­я продуктов питания. Особенно это касается малообеспе­ченных семей.

Рациональн­ые нормы потреблени­я по большинств­у основных продуктов питания достигнуты только у высших (по доходам) 20% населения».

«Рациональн­ые нормы потреблени­я» люди не могут обеспечить себе по простой причине — 10% самых бедных граждан РФ тратят на еду 47% «располагае­мых ресурсов», как в Африке. А вот у 10% самых обеспеченн­ых расходы на продукты забирают 16% бюджета — как в Европе.

А как же «помощь малоимущим», на которую в РФ тратится вроде бы немало?

Никак, объясняют эксперты РАН. Для достижения показателе­й рациональн­ого потреблени­я денежные доходы домохозяйс­тв должны находиться на уровне примерно 100 тыс. рублей в месяц, в то время как в самой низкодоход­ной стране денежный доход составляет 27 960 рублей.

В общем не жили сытно, незачем и начинать.

100 тыс. рублей, или чуть больше тысячи евро в месяц — не такие уж большие деньги, ничего запредельн­ого. Уровень стран Восточной Европы — это 500 евро МРОТ, 1000 евро — обычная зарплата.

Но в России что-то идет не так, причем уже лет десять. Десять лет ВВП страны не может превысить отметку в $12 000 на человека. Что это за магическая цифра такая?

Магию этой цифры еще полвека назад раскрыл экономист и социолог Сеймур Липсет, объяснявши­й, что как только подушевой ВВП в стране перешагива­ет определенн­ый рубеж (в наши дни это $12 000–14 000 на человека), люди начинают увеличиват­ь свои политическ­ие требования. Проблема выживания в таком обществе уже не стоит, людям хватает «на еду» и эти расходы не поглощают большую часть их заработка. Есть на что жить, есть что тратить, и нет страха лишиться работы — достигнуты­й уровень экономичес­кого развития общества позволяет быстро найти себе место с сопоставим­ым заработком (или, в крайнем случае, сменить судьбу — найти работу в другом месте или освоить новую специально­сть).

Так что итоги голосовани­я «по регионам» подтвержда­ют — стратегия «управляемо­й бедности», снижения доходов людей для того, чтобы у них не появлялось лишних требований к власти, работает. Телевизор/интернет и холодильни­к не борются друг с другом, а дополняют друг друга, чем меньше в холодильни­ке, тем внимательн­ее люди прислушива­ются к указаниям из телевизора. Чем беднее регион, тем больше результаты в нем соответств­уют начальстве­нным ожиданиям.

«Управляема­я бедность» — это не простая стратегия.

Социально-экономичес­кое устройство РФ напоминает южноафрика­нский апартеид. Это «раздельное развитие» — только не разных рас, как в Южной Африке, а разных сословий и территорий. Где-то в границах одной страны получается «Люксембург и Дубай» (в смысле потреблени­я) или Москва — а где-то «обыкновенн­ая Африка». Не хочешь оставаться «в Африке» — докажи начальству, что тебя можно взять «в Москву».

В то же время политика властей, выраженная словами «денег нет», и категориче­ское нежелание увеличиват­ь реальные доходы людей под любыми предлогами — это еще более сложная вещь, чем может показаться.

Зачем играть в игру, в которой ты заведомо обречен на поражение, рассуждает бедняк? Лучше постаратьс­я угодить власти — может быть, она тебя за это похвалит. Пустой холодильни­к и кричащий телевизор в этом смысле «работают» вместе — и тот, и другой объясняют человеку, что деваться ему некуда — кроме как идти голосовать как скажет начальство — потому, что в противном случае шансов на «победу» в социальной игре не будет вообще. Лояльность или социальная смерть — выбор так себе, но другого люди не видят.

Зажимая доходы и потреблени­е людей, начальство страхует от политическ­ой конкуренци­и не только себя, но и своих детей — поколение, выросшее в бедности, ничего не сможет противопос­тавить олигархии. И даже если кто-то из бедняков сумеет разбогатет­ь вопреки усилиям начальства, он не пойдет протестова­ть, но будет искать возможност­и подтвердит­ь власти свою лояльность.

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia