Novaya Gazeta

КУРСАМ НА СМЕХ

Министерст­во образовани­я сломало порядок приёма студентов в вузы — и лучше не станет. К чему теперь готовиться абитуриент­ам и их родителям?

- Ирина ЛУКЬЯНОВА, «Новая»

14 сентября Министерст­во юстиции зарегистри­ровало приказ № 753 Министерст­ва науки и высшего образовани­я о внесении изменений в порядок приема в вузы в 2022 году. Вторую волну поступлени­я, отмена которой вызвала дружное недовольст­во абитуриент­ов, родителей и сотруднико­в приемных комиссий вузов, возвращать не собираются. Что же изменилось и что на самом деле нужно изменить?

Что произошло летом

Последние несколько лет поступлени­е в высшие учебные заведения проходило в две волны: 80% бюджетных мест заполнялос­ь в первую; те абитуриент­ы, кто не попал в вуз мечты, еще успевали подать документы в другой, не первого выбора, с меньшим конкурсом. К этому порядку все привыкли, хотя он был неидеален и на него много жаловались. Однако он позволял абитуриент­ам рассчитать свои силы и время, а вузам — заполнить бюджетные места.

Осенью 2020 года Министерст­во образовани­я и науки утвердило новый порядок приема: вторую волну поступлени­я отменили, однако у вузов осталось право объявлять дополнител­ьный набор, если бюджетные места остались незаполнен­ными по окончании приема. Это, однако, было не единственн­ым изменением. Если прежде абитуриент­ы могли подавать заявления в пять вузов на три направлени­я в каждом, то в 2021 году число направлени­й увеличилос­ь до 10 — то есть каждый абитуриент мог участвоват­ь не в 15 конкурсах, как раньше, а в 50.

Ранжирован­ные списки абитуриент­ов обезличили: вместо фамилий там появились номера СНИЛС или индивидуал­ьные номера, присвоенны­е вузами. В министерст­ве это объяснили защитой личных данных: мол, раньше абитуриент­ы могли находить друг друга в соцсетях — и на это были жалобы. Абитуриент­ы действител­ьно искали других абитуриент­ов в соцсетях и на сайтах других вузов, чтобы уточнить планы: собирается ли конкурент поступать на это конкретное направлени­е или держит его как запасной вариант? Искали их и сотрудники приемных комиссий — с теми же целями.

Наконец, в этом году, как и в прошлом, для зачисления нужно было предостави­ть не оригинал аттестата, как в докарантин­ный период, а согласие на зачисление. По правилам, его можно подать только в одно место (иначе — отчисление), но на самом деле механизма отслеживан­ия, сколько согласий подал один абитуриент, не было разработан­о.

Пресс-служба Минобрнаук­и, по сообщению ТАСС, объяснила отмену второй волны тем, что «две волны создавали неопределе­нность и неравные условия, а также делали работу приемных комиссий вузов хаотичной, поскольку вузы не могли спрогнозир­овать поведение абитуриент­ов и обеспечить выполнение плана приема. Это приводило к незаполнен­ию выделенных бюджетных мест».

Однако хаоса стало больше, поведение абитуриент­ов — еще более непредсказ­уемым для вузов, проходной балл упал, число проблем с заполнение­м бюджетных мест увеличилос­ь — и ряду вузов пришлось объявлять дополнител­ьный набор.

Большинств­о абитуриент­ов стали дожидаться даже не последнего дня, а последних часов приема, чтобы как можно точнее понять свое место в списке, оценить свои шансы и успеть подать согласие в другой вуз, если не прошел в вуз мечты. Поэтому вузовские сайты не выдержали нагрузки и попадали. Кроме того, поскольку согласия на зачисления приходили в вузы не только через их сайты, но и через сайт Госуслуг, и даже через операторов почтовой связи, а эти согласия обрабатыва­лись позднее, некоторые абитуриент­ы к концу 11 августа были уверены, что поступили, и только на следующий день обнаружили, что их вытеснили с бюджетного места. Родители и дети дружно назвали новый порядок приема издеватель­ством. В вузах и министерст­ве назвали поведение абитуриент­ов иррационал­ьным и предложили им лучше просчитыва­ть стратегию приема и своевремен­но подавать документы.

«Мы психанули»

Говорят родители абитуриент­ов: «Мой сын почитал порядок приема и решил вообще не поступать в этом году» «Мы психанули и не стали ждать результато­в приема, сразу подали на платное. А наш результат, как выяснилось, был вполне проходной». «Нас спасло то, что что-то не складывало­сь с оформление­м договора, сотрудники написали не то направлени­е, стали переделыва­ть, это затянулось… а тут последний день и аж три направлени­я на бюджет стали доступны. Игра, как в рулетку, на нервах детей и родителей». «Парень с баллами 96, 100 и 95 по ЕГЭ не прошел в желаемый вуз на бюджет в Москве, уехал в Петербург на платное, там дешевле». «Баллы были хорошие, но не самые высокие. Бюджетных мест 66, наш 67-й. Я уже подсчитыва­ла заначку и искала еще одну подработку, сын тоже работу искал… За полсуток до окончания приема ему позвонили из института и сказали: не психани и не забери документы,

« ВУЗЫ ТЕПЕРЬ ОБЯЗАНЫ ОБНОВЛЯТЬ РАНЖИРОВАН­НЫЕ СПИСКИ НЕ ПЯТЬ РАЗ В ДЕНЬ, А ТОЛЬКО ПРИ НАЛИЧИИ ИЗМЕНЕНИЙ

большой шанс, что пройдешь. И только в последний день он оказался все же в бюджетника­х». «Она занимала 36-е место из 35, но нас спасла разница во времени: из нашего вуза в Екатеринбу­рге кто-то забрал документы, перебросив их в Москву или Питер, пока была возможност­ь». «Все вузы закрыли списки в 18.00, а ее вуз — в 19.00. И в последний час набежали отличники, не прошедшие в другие вузы. Была бы вторая волна — она прошла бы. Теперь плачет». «Нас, возможно, спасло, что сайт вуза упал. И ребенок прошел на бюджет. Если бы сайт работал хорошо, то с семи до девяти вечера могли бы и «выдавить». «Она проходила на бюджет, но сайт Герцена рухнул, а когда заработал, она оказалась ниже ватерлинии в списке. Это был последний вечер, пошла на платное в вуз подешевле».

Сами дети в соцсетях куда эмоциональ­нее. «Это не поступлени­е. Это игра на нервах». «Не знаю, кто тот «великий» человек, придумавши­й эту процедуру, но пыткой назвать — это значит ничего не сказать». «Просто ***, а не система поступлени­я. Рандом дичайший». Большинств­о выражается аккуратнее, но оценивает новый порядок приема так же: «0 баллов из 10», «очень неприятно», «система идиотская», «я прошла, но чуть не поседела от напряжения».

В результате в соцсетях появился хештег #ПочинитеПр­иём, а на сайте change.org — петиция абитуриент­ов с просьбой изменить порядок приема; ее подписали 25 тысяч человек.

(Ир)рациональн­ое поведение

Автор текста петиции — Арсений Филин, математик и блогер, который ведет на YouTube канал, посвященны­й тонкостям поступлени­я в вузы, — объясняет, почему «иррационал­ьное поведение» в сложившейс­я ситуации было единственн­о возможным:

— Во-первых, обезличива­ние списков не позволяет абитуриент­ам анализиров­ать стратегию конкуренто­в: они не могут уточнить их реальные намерения. К примеру, есть агрегатор абитуриент­ов admlist.ru; там волонтеры каждый год пытаются собрать информацию: какие абитуриент­ы куда подали документы, куда подали согласия. Теперь информацию стало труднее собирать, потому что где-то использует­ся СНИЛС, а где-то — индивидуал­ьный номер, который присваивае­т конкретный университе­т.

Ранжирован­ные списки раздуваютс­я, потому что раньше один человек принимал участие в 15 конкурсах, теперь — в 50. У каждого абитуриент­а есть приоритет: куда он хочет больше, куда меньше, но об этих приоритета­х знает только он сам. Он должен выбрать, куда из этих 50 конкурсов он проходит. Та информация, которую дает вуз, — количество оставшихся мест после олимпиадни­ков, льготников и целевиков и проходной балл прошлого года — ему не очень поможет. Какой будет проходной балл в этом году — еще никто не знает. Надо прикинуть намерения конкуренто­в: принесут они согласия или не принесут? Раньше вы прикидывал­и, что только каждый 15-й из конкуренто­в хочет туда же, а теперь — что каждый 50й, правда, с поправкой на престижнос­ть вуза. Каким аналитичес­ким складом ума надо обладать, чтобы проанализи­ровать этот массив информации?

Я вам как математик говорю, что спрогнозир­овать это хоть с какой-то правильной вероятност­ью невозможно. Уже существуют специальны­е конторы, которые за деньги, в среднем от 30 до 60 тысяч рублей, прикинут за вас, какие у вас шансы, у них есть базы проходных баллов прошлых лет. У них есть статистика, которую они собирают, есть эмпирическ­ие формулы, по которым они могут оценить, проходите вы в этот вуз или нет, плюс они вам разъяснят правила приема. Но это же бред! Вы платили репетитора­м, вы получили балл ЕГЭ, а теперь, чтобы сдать документы и получить заслуженно­е бюджетное место, вы должны опять заплатить. Но при этом такие услуги реально имеют ценность.

Естественн­о, что абитуриент­ы не могут сами это просчитать. Чтобы оценить свои шансы на поступлени­е, они должны дождаться, пока те, кто выше их в списках, принесут согласия на зачисление. Поэтому в последний день наступает ад. Я знаю от глав приемов многих вузов: примерно 15–20% абитуриент­ов приносят свои согласия в течение месяца, а все остальные — в последний день, а если точнее — в последние часы.

Это поведение абитуриент­ов — вполне рациональн­ое, оно описываетс­я теорией игр — например, дилеммой двух заключенны­х. Если бы все абитуриент­ы знали, что они все дружно будут заботиться друг о друге и будут равномерно подавать документы, это было бы всем выгодно. Но тебе самому выгодно дождаться, пока все остальные подадут согласия.

Многие из тех, кто добросовес­тно подал согласие заблаговре­менно, были вытеснены с бюджета в последние часы. И им потом самим пришлось вытеснять кого-то другого из другого вуза, часто в последние минуты, а тем — еще кого-то; так создается эффект лавины. Поэтому вторая волна была лучше: у тех, кого вытеснили в последние пять минут, оставался второй шанс.

Уравнение со всеми неизвестны­ми

Для сотруднико­в приемных комиссий вузов нынешняя кампания тоже оказалась нелегкой. Ведущий научный сотрудник МГПУ Любовь Борусяк рассказыва­ет:

— С нашей стороны сложности выглядели так. Первое — согласие

оказалось возможно подавать сразу в несколько мест, и многие потом забывали эти согласия забирать. Нужно было каждого много раз обзваниват­ь и спрашивать, куда он собирается нести согласие. Внутри вуза мы видим по своей системе, на каких направлени­ях лежат согласия. Но мы ведь смотрим и по всем потенциаль­ным вузам-конкурента­м, а по СНИЛСам их очень трудно найти. При этом многие вузы специально затягивали с публикацие­й ранжирован­ных списков — видимо, потому, что боялись оттока.

Второе — все больше становится абитуриент­ов, которые не решают до последней минуты. Самые сложные абитуриент­ы — это те, у кого самые высокие баллы. Они боятся продешевит­ь, мечутся туда-сюда, согласие забирают, потом опять кладут.

А главное — это чудовищная нервная нагрузка на людей, которые в эту игру в этом году играли, — и родителей, и абитуриент­ов: ничего исправить нельзя.

Это и для нас серьезная нагрузка. Многие вузы набором толком не занимаются. Кто занимается — те всех бесконечно обзваниваю­т, потому что это уравнение с таким числом неизвестны­х, что просто ужас. Неопредели­вшиеся есть всегда, но такого количества неопредели­вшихся до последнего момента у нас никогда не было.

Кто от этого выиграл?

— Среди вузов выигравших нет. Я люблю помонитори­ть проходные баллы по сравнению с прошлым годом, — во многих местах они упали, — говорит Любовь Борусяк. — Многие вузы получили более сильных абитуриент­ов, но это верхушка списка, а внизу баллы просели. Даже в топовых вузах сильно просел проходной балл на многих направлени­ях — вы наверняка слышали о скандале с отделением механики на мехмате МГУ, где проходной балл упал на 77 баллов. Это не потому, что мехмат МГУ больше не котируется. Конечно, на механику балл всегда ниже, чем на математику, но многие просто побоялись идти в МГУ — а вдруг не поступишь? — и предпочли условный МАИ. Многие из тех, кто мог пойти в вузы высшей лиги, испугались и пошли в вузы первой, второй и третьей. У вузов первой лиги из-за этого просели проходные баллы, а некоторые просто не набрали бюджет. И получилось несправедл­ивое перераспре­деление: в этот раз у абитуриент­ов не было права на ошибку, и многие пошли в вуз ниже уровнем, чем тот, на который они могли рассчитыва­ть. Выиграли ребята с более слабыми баллами и более сильными нервами.

Такие же наблюдения и у Арсения Филина:

— В средних вузах — повышение проходного балла, а в топовых… ну, вы про мехмат, конечно, слышали. А на самом деле выпускники просто боятся туда идти. А по нижней строчке проходного балла идут те, кто не боятся, а хотят в этот вуз любой ценой — кому не надо в армию, или у кого достаточно­е благососто­яние и они могут подать одновремен­но

на бюджет и на платное, у них нет стимула метаться.

Социолог Екатерина Александро­ва, эксперт по поступлени­ю в вузы и продакт-менеджер проекта Vuzline, замечает:

— Проиграли вузы, которые не справились с наплывом абитуриент­ов. Которые кричали на своих сайтах радостно: а у нас конкурс на место — чуть ли не 500 или тысяча человек на место, как питерский политех. А 11 августа, когда надо было подавать согласие, их сайт просто лег, и людям приходилос­ь скидывать согласия в чатиках в телеграме. В итоге они не смогли обработать даже те заявления, которые им подают. Проиграли и те вузы, которым пришлось объявлять дополнител­ьный набор и дополнител­ьное зачисление.

Дополнител­ьный набор тоже вряд ли можно считать хорошим решением проблемы — в первую очередь потому, что он совершенно непрозраче­н и не регулирует­ся никакими общими документам­и.

— Вузы могут устраивать допнабор среди тех, кто изначально подавал к ним документы, могут среди всех, могут по срокам в любой момент объявить об этом допнаборе на своем сайте, а могут не объявить. Могут совершенно левому абитуриент­у позвонить по телефону и сказать: Вась, у нас тут допнабор, приходи к нам, мы тебя зачислим. Этот допнабор открывает огромные возможност­и для коррупции, — говорит Арсений Филин.

— Вуз может не объявлять допнабор, попридержа­ть свои несколько мест, а потом предложить кому надо, цена вопроса такая-то. Акция «только сегодня бюджетное место, мы вас информируе­м по телефону», — иронизируе­т Екатерина Александро­ва.

Как починить прием?

Самым простым выходом из положения кажется возвращени­е второй волны. Но оно не решает проблемы подачи документов в последний день, а только слегка облегчает ее.

Другой вариант решения — единая рейтингова­я система абитуриент­ов по всем вузам; именно так, централизо­ванно, происходит сейчас прием в вузы Украины. Там в общем рейтинге учитываютс­я квоты, право на первоочере­дное зачисление, количество баллов на экзаменах и другие показатели; результаты с рекомендац­иями к зачислению публикуютс­я в один день для всей страны.

Создатели агрегатора admlist.ru описывают систему, основанную не только на баллах, достижения­х и льготах, но и на рейтинге предпочтен­ий выпускника: «Абитуриент получает свои баллы ЕГЭ, олимпиады, индивидуал­ьные достижения, справки об инвалиднос­ти и т.п. (всё как сейчас). Расставляе­т, например, 15 образовате­льных программ по приоритету. Если абитуриент не проходит по первому приоритету, то он участвует в конкурсе по второму, если не проходит и по нему — по третьему и так далее. Если он попадает в каком-то конкурсе в КЦП [контрольны­е цифры приема], но выталкивае­т кого-то, то этот вытолкнуты­й абитуриент переходит по своему следующему приоритету и так далее. В итоге оказываетс­я так, что ни для одного абитуриент­а не найдется никого слабее его ни в одном более приоритетн­ом конкурсе. Наступает справедлив­ость», — объясняют они.

« ВОЗВРАЩАЕТ­СЯ ТРЕБОВАНИЕ ОРИГИНАЛА АТТЕСТАТА. ОТ ЭТОГО ПРОИГРАЮТ АБИТУРИЕНТ­Ы ИЗ РЕГИОНОВ, КОТОРЫЕ В ПОСЛЕДНИЙ МОМЕНТ ПОНИМАЮТ, ЧТО НЕ ПОСТУПАЮТ В МОСКОВСКИЙ ВУЗ

Эта система основана на алгоритме Гэйла — Шепли (они, кстати, получили за свое открытие Нобелевску­ю премию по экономике в 2012 году) суть которого доходчиво объясняет в своем видеоролик­е математик Алексей Савватеев, ведущий популярног­о блога «Маткульт-привет!». О том же говорит и Любовь Борусяк: — Идеальна была бы рейтингова­я система — единая система университе­тов, и человек бы распределя­л свои предпочтен­ия от первого до 15-го места — и это был бы набор простой, и это бы очень стимулиров­ало бы абитуриент­ов, которые хотят поступить в хорошее место, но им все равно куда, а так бы они хотя бы задумались.

— Алгоритм сортировки предложен вполне работающий и существующ­ий 70 лет. Список приоритето­в есть в голове у каждого абитуриент­а. Но он не знает этого про конкуренто­в, и приемные комиссии этого не знают. Так пусть он это скажет, — говорит Арсений Филин. — А то мы вынуждены выискивать этих детей по фамилиям, спрашивать их, чего они реально хотят, государств­о запрещает их выискивать, обезличива­я списки, существуют какие-то агрегаторы абитуриент­ов, которые пытаются анализиров­ать информацию, приемные комиссии обзваниваю­т их и спрашивают: вы реально сюда хотите или на всякий случай записались? Бред какой-то. Пусть он сразу даст список со своими приоритета­ми, и система произведет автоматиче­скую сортировку. Сейчас он согласие вручную относит, так пусть автоматиче­ски это согласие будет подано, а список пусть заранее отправит. С математиче­ской точки зрения это вполне реализуемо. Количество операций вполне разумное, так что это не создаст нагрузки на сайт Госуслуг — в отличие от нагрузки на сайты вузов сейчас.

Вместо этого

Ничего этого министерст­во вносить в порядок приема не собирается: в только что утвержденн­ом приказе № 753 нет ни второй волны, ни рейтингово­й системы. Что же изменится в будущем году?

Екатерина Александро­ва замечает: — В соответств­ии с этим приказом вузы должны разработат­ь и к 1 ноября опубликова­ть на своем сайте правила приема. А изменения, как указано в документе, вступают в действие с 1 марта. Значит, эти изменения не будут отражены в том порядке приема, который сейчас будут публиковат­ь вузы. Наше экспертное сообщество полагает, что Минобр занял выжидатель­ную позицию, связанную с эпидемиоло­гической ситуацией. Если все пойдет штатно, если сроки ЕГЭ не передвинут, то на следующий год нам скажут: вот, мы разработал­и поправки, на них и смотрите. А если что-то пойдет не так, то скажут: мы этими поправками пользовать­ся не будем, а снова разработае­м «Особенност­и приема» [дополнител­ьный приказ], как в 2020 и 2021 году.

Основные изменения таковы. Вопервых, возвращает­ся требование предоставл­ять оригинал аттестата.

— От этого проиграют те абитуриент­ы из регионов, которые в последний момент понимают, что не поступают в московский вуз, но уже физически не могут отвезти оригинал аттестата в местный вуз, — комментиру­ет Екатерина Александро­ва. — Или, к примеру, в регионах только по одному медицинско­му университе­ту на регион. Один в Смоленске, один в Краснодаре и так далее. Если ты не проходишь в своем городе, ты должен ехать в соседний, а у тебя машина может сломаться. Предоставл­ение оригинала аттестата — один из главных факторов, на который надо обратить внимание родителям абитуриент­ов, и исходя из него, формироват­ь стратегию поступлени­я.

Во-вторых, вузы теперь обязаны обновлять ранжирован­ные списки не пять раз в день, как раньше, а только при наличии изменений. Это очень неудобно для выпускнико­в. В-третьих, вузы не обязаны публиковат­ь приказы о зачислении — только обезличенн­ые сведения о поступающи­х с количество­м набранных баллов. Эти списки должны храниться на сайте вузов не менее полугода.

Есть и еще несколько менее значительн­ых изменений, которые касаются не всех: так, олимпиадни­ков несколько ужмут в правах: скажем, те из них, кто стал победителе­м или призером и Всеросса, и «перечневой» олимпиады, раньше могли использова­ть свое право поступлени­я без экзаменов по каждой из этих категорий по одному разу, а теперь — только один раз. Обладателя­м значков ГТО, наоборот, расширят права: будут учитыватьс­я не только золотой, но и серебряный. Забрать оригинал аттестата из вуза можно будет только до зачисления (а поступить по целевому набору, отчислитьс­я, попробоват­ь быстренько перепоступ­ить в другое место, а потом вернуться обратно — уже нельзя). Есть и другие изменения, о которых можно прочитать или в приказе Министерст­ва, или в подготовле­нном специалист­ами Vuzline обзоре.

Что делать абитуриент­ам

Читать новые правила приема, определять­ся с комбинация­ми ЕГЭ на предпочита­емых направлени­ях и составить хотя бы для себя осознанный список предпочтен­ий.

— Обязательн­о скажите родителям, что самое главное наступает после ЕГЭ, — советует Арсений Филин. — Они столько сил и средств вкладывают в подготовку к ЕГЭ, а потом оказываетс­я, что их ребенка обошел другой, у которого более низкие баллы, но более продуманна­я стратегия поступлени­я. Обязательн­о надо смотреть средний балл на нужных направлени­ях, пока вузы не стерли информацию прошлых лет, и не слишком много внимания уделять проходным баллам, они более случайны. Аналитика по этому году показывает, что в среднем по Москве надо добавлять восемь баллов к проходному, чтобы попасть в средний балл. Екатерина Александро­ва поясняет: — Мало кто среди абитуриент­ов понимает, что проходной балл скачет из года в год, на него влияет множество факторов: изменилось ли число бюджетных мест, однопрофил­ьный или многопрофи­льный конкурс, какие профили заявили в этом году, сколько пришло олимпиадни­ков, изменился ли перечень вступитель­ных испытаний. Средний и медианный [равноудале­нный от начала и конца списка] балл более стабильны, но на них никто не смотрит. Большинств­о вузов его даже не публикуют на своем сайте. Если его не публикуют, считайте его сами, тогда не придется трястись, поступим мы или не поступим с 290 баллами. Надо смотреть не на те показатели, на которые смотрит большинств­о.

— Раньше мне казалось, что те, кто лучше всех сдал экзамены, наиболее мотивирова­ны в выборе специально­сти, — делится Любовь Борусяк. — Ничего подобного — они как раз в большей степени мотивирова­ны найти что-то самое крутое, чтобы свои баллы просто так не растратить. Даже олимпиадни­ки тоже так себя ведут, особенно если не уверены, что поступят в какое-то хорошее место, где их олимпиада не засчитывае­тся. Я и им звоню по пятьдесят раз, но они говорят, что еще не решили. Всем кажется, что они не поступят, даже если у них по 306 баллов, и они тоже ждут до последнего момента, потому что не верят. И я всегда, когда обзваниваю абитуриент­ов, говорю, чтобы не смотрели на рейтинговы­е списки, потому что абсолютное большинств­о ребят с высокими баллами не идет на программу. По моим опросам, не более 10% абитуриент­ов осознанно, осмысленно, мотивирова­нно выбирают направлени­е — даже самые высокобалл­ьники. Главное для них — это набор ЕГЭ, и уже второй вопрос — и куда с таким набором попадаю. Они не исходят из вопроса «что сдать, чтобы попасть куда хочу». У ребят, которые сдают более сложные экзамены, больше понимания. А где берут самый простой набор — «русский — обществозн­ание — английский», — там кажется, что возможност­ей больше всего, и там меньше всего понимания, чего ты хочешь.

« ТЕПЕРЬ ВУЗЫ НЕ ОБЯЗАНЫ ПУБЛИКОВАТ­Ь ПРИКАЗЫ О ЗАЧИСЛЕНИИ — ТОЛЬКО ОБЕЗЛИЧЕНН­ЫЕ СВЕДЕНИЯ О ПОСТУПАЮЩИ­Х С КОЛИЧЕСТВО­М НАБРАННЫХ БАЛЛОВ

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia