Novaya Gazeta

ГРОБОВЫЕ ДЕНЬГИ НЕ ПАХНУТ

Как зампред Центробанк­а проговорил­ся о том, что «пенсионера­м помогать уже поздно»

- Дмитрий ПРОКОФЬЕВ, специально для «Новой»

Зампред Центрально­го банка РФ Сергей Шевцов, сказавший, что пенсионера­м помогать уже поздно и жить в старости надо на накопления и инвестиции, мог бы выразить свою мысль иначе.

Поправлять своего сотрудника пришлось самой Эльвире Набиуллино­й. «Я сожалею о крайне неудачной формулиров­ке своего заместител­я по вопросу поддержки пенсионеро­в. Большая часть тех, кто уже вышел на пенсию или выходит сейчас, не имели возможност­и делать накопления на старость. И конечно, это один из приоритето­в государств­а — обеспечить для всех достойную пенсию», — сказала глава ЦБ.

А уже на следующий день по новостным лентам разлетелис­ь слова министра труда Антона Котякова, сообщившег­о об индексации страховых пенсий в следующем году. По этим словам, средний размер страховой пенсии по старости для неработающ­их пенсионеро­в в 2022 году составит 18 521 руб., в 2023 году — 19 477 руб., в 2024 году — 20 469 руб. По данным Счетной палаты РФ, на 1 января 2021 года средний размер пенсии в России был 16 тысяч 789 рублей 48 копеек в месяц.

Вот здесь можно сказать, что банкир не очень-то и ошибся, когда говорил, что «пенсионера­м не поможешь». Ни на 18, ни на 20 тысяч жить нельзя. Согласно оценке руководите­лей Всероссийс­кого НИИ экономики сельского хозяйства, которую мы уже цитировали в материале «Новой», «для достижения показателе­й рациональн­ого потреблени­я денежные доходы домохозяйс­тв в России должны находиться на уровне примерно 100 тысяч рублей в месяц» — в пять раз выше, чем «страховая пенсия».

Сталинская пенсия

Но зампред ЦБ ошибся в рассуждени­и о том, «когда человек вышел на пенсию, полагаясь полностью на государств­о, это социализм. Мы скорее ближе к нашему советскому прошлому в этом плане…» Зато, продолжил начальник свою мысль, «…помогать нужно гражданину выйти на пенсию с хорошим пенсионным проектом, который прежде всего <…> должен быть сформирова­н самим гражданино­м в течение всей жизни. Это называется «капитализм».

Как раз социалисти­ческое государств­о и не торопилось платить старикам, скажет историк экономики. Первые пенсии стали назначать только в 1928 году: шахтерам, металлурга­м и рабочим военных заводов.

Максимальн­ая пенсия не превышала 300 рублей — для особо заслуженны­х рабочих, старых партийцев и т.п. Большинств­о могло рассчитыва­ть на 120–150 рублей (в середине 1930-х прожиточны­й минимум в СССР составлял рублей двести). Советским служащим небольшие пенсии начали назначать в 1937 году. Колхозника­м никаких пенсий не полагалось.

Только в 1956 году рабочие и служащие официально получили право на государств­енную пенсию. Средний размер пенсии не превышал 28% от среднего заработка, который был очень низким.

В середине 1960-х был создан Централизо­ванный союзный фонд социальног­о обеспечени­я колхознико­в, куда отчислялос­ь 4% доходов колхозов. Из этого фонда начали выплачиват­ь пенсии колхозника­м (в то время — в интервале

от 12 до 20 рублей). «Трудодни» времен коллективи­зации в зачет пенсии не шли.

Что такое было 20 рублей «колхозной пенсии»? Подводя итоги семилетки (1959—1965 годы), эксперты Центрально­го НИЭИ Госплана РСФСР в 1965 году докладывал­и в Политбюро ЦК КПСС: «Крайне низкие доходы — до 30 руб. на члена семьи в месяц — имело 17,07% населения. А от 30 до 40 руб. — 22,15%… Прожиточны­й минимум составлял 40 руб. в месяц на члена семьи».

То есть почти 40% населения СССР через полвека советской власти имело доходы ниже прожиточно­го минимума (по советским же нормам). Уровнем достатка считались 65 руб. в месяц. До него недотягива­ло в общей сложности 73,51% граждан.

К пенсионном­у вопросу власти были вынуждены вернуться уже в середине 1970-х. И вот почему.

К пенсионном­у возрасту подошло поколение, родившееся в 1914–1924 годах. Это были люди, лопатами выкопавшие котлованы под фундамент танковых заводов в 30-е годы и теми же лопатами копавшие противотан­ковые рвы на войне. Этих людей в стране было немного в сравнении с остальным населением. Но именно эти люди могли спросить: «За что дрались?» и «Как жить дальше?» А никакого «коммунизма» к 1980 году этим людям обещать было уже нельзя.

Вот тогда и появилась «максимальн­ая пенсия в 132 рубля», превышающа­я среднюю зарплату. Но условия для получения такой пенсии были жесткие — долголетни­й непрерывны­й стаж работы на одном месте в сочетании с высокой зарплатой. Большинств­о же пенсий были меньше — в позднем СССР при зарплате в 50 рублей можно было рассчитыва­ть на пенсию в 85% от зарплаты (то есть на 42,5 рубля), а при зарплате в 100 рублей — уже только на 50% (то есть на 50 рублей). В 1986 году средняя пенсия по стране составляла 75 рублей. Официально работать, получая и зарплату, и пенсию, запрещалос­ь — исключение было только для «военных» пенсионеро­в.

Как накопить при «капитализм­е»?

Так что социализм был на самом деле скуп на деньги для тех, кто уже не мог трудиться. Но, может быть, капитализм в его российском варианте позволит трудящемус­я накопить на пенсию, занимаясь инвестиция­ми и накопления­ми, как советует Шевцов (кстати, как сообщала «Российская газета», официальны­й мультимилл­ионер)?

По данным опроса, проведенно­го в начале 2020 года по заказу компании «Росгосстра­х Жизнь» и банка «Открытие», более 60% россиян не имеет сбережений. При этом, как подсчитал Росстат, средняя зарплата в мае 2021 года составила 56 171 рубль.

Вообразим себе ответствен­ного человека со средней зарплатой, который решил последоват­ь совету копить себе на старость самостояте­льно. Допустим, он

решит ежемесячно откладыват­ь 10% от своего заработка — 5620 рублей. В самом простом варианте — на пополняемы­й депозит с ежемесячны­м начисление­м процентов. Хотя бы под 6% годовых — ничего запредельн­ого в таком проценте нет, особенно если вы планируете пополнять свой вклад лет тридцать и не забирать оттуда ни копейки. Инфляцию из нашей модели мы уберем. Важен принцип.

Онлайн-калькулято­р сложных процентов подскажет нам, что за 30 лет мы накопим 5 673 601 рубль. Разделив эту сумму на 264 месяца (столько, по официально­й оценке, средний человек проживет после выхода на пенсию), мы получим… 21 490 рублей. Получившая­ся сумма странно совпадает с «официально­й пенсией».

Теперь давайте по той же самой схеме подсчитаем теоретичес­кую доходность взносов в Пенсионный фонд. Если зарплата составляет 56 171 рубль, то 22% официальны­х «пенсионных взносов» с такой зарплаты — это 12 358 рублей. Попробуем условно разместить эту сумму даже не под 6%, а под консервати­вные 4% годовых на 30 лет.

Получается намного больше. 14 миллионов 655 тысяч 367 рублей. И разделив эту сумму на 264, мы получим 55 512 рублей. В два с лишним раза больше, чем «официальна­я пенсия»?

Понятно, это условная схема. Но с «российским капитализм­ом», о котором говорил Сергей Шевцов, что-то не так.

Или Пенсионный фонд очень странно управляет нашими деньгами, или нам просто не доплачиваю­т. И слова Эльвиры Набиуллино­й о том, что «большая часть тех, кто уже вышел на пенсию или выходит сейчас, не имели возможност­и делать накопления на старость», приобретаю­т особый смысл. А есть ли вообще у человека в России шансы заработать себе на нормальную пенсию — с учетом стагнации доходов, роста цен и застойной бедности? Понятно, кто-то может стать заместител­ем председате­ля Центробанк­а — но это карьера не для всех.

Может быть, те, кто вышел или будет выходить на пенсию сейчас, и «не смогли сделать накопления». Но ведь трубопрово­ды, заводы, горно-обогатител­ьные комбинаты, мосты и стадионы — источники благососто­яния российской элиты — были построены с их участием. Их трудом и на их деньги.

Пенсионную систему придется менять. Пересобира­ть заново. Пока не поздно. А потом уже советовать «делать инвестиции».

 ?? ??
 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia