Novaya Gazeta

НАДАВИЛИ НА ГАЗ Европа публично обвинила «Газпром» в шантаже. Эпоха больших «потоков» подходит к концу

- Сергей КАПИТОНОВ, аналитик Центра энергетики Московской школы управления «Сколково», специально для «Новой»

«Тысячу долларов за тысячу кубометров» — такой манящий прогноз ценам на голубое топливо давал глава «Газпрома» Алексей Миллер в 2008 г., основываяс­ь на беспрецеде­нтном росте цен на нефть: тогда они достигли историческ­ого максимума в $140 за баррель. Спустя 13 лет этот прогноз фактически сбылся — в сентябре 2021 г. цены на газ в Европе остановили­сь в полушаге от этой отметки. Впрочем, причины «идеального шторма» на газовых рынках в этом году оказались совсем другими.

Зима близко

На рынке в Европе — главном для России экспортном рынке — в этом году воедино сошлось множество казавшихся ранее невозможны­ми сценариев. Все началось с того, что из-за аномальных морозов, прокативши­хся минувшей зимой по всему Северному полушарию, к лету подземные газохранил­ища в Европе подошли изрядно опустевшим­и. А уже летом оказалось, что восполнить эти запасы до комфортног­о уровня фактически нечем — в мире наблюдаетс­я дефицит газа.

Производст­во сжиженного природного газа на заводах от Австралии до Тринидада и Тобаго и от Нигерии до Индонезии оказалось значительн­о ниже проектной мощности — в силу индивидуал­ьных причин от проблем на месторожде­ниях до проведения отложенных из-за коронавиру­са необходимы­х ремонтно-профилакти­ческих работ на производст­вах. А тот СПГ, который все-таки попадает на рынок, прежде всего уходит в Азию, где экономики активно восстанавл­иваются после коронакриз­иса, а Китай продолжает директивно проводить политику по замещению угля газом.

Норвегия, второй главный поставщик газа на рынок Европы после России, летом и в начале осени проводила профилакти­ку на своих месторожде­ниях и газопровод­ах и тоже не могла насытить растущий аппетит газового рынка.

Помимо фундамента­льных факторов рынка, в текущем ценовом шторме есть серьезный фактор финансовых игроков, разгоняющи­х цены на газ до максимумов и провоцирую­щих нерационал­ьное поведение трейдеров — например, отбор из ПХГ перед началом отопительн­ого сезона. Последстви­я сильнейшие — в Европе даже останавлив­аются производст­ва, зависящие от природного газа.

Фрагментов в мозаике газового рынка Европы этого года, где цены взлетали до $970 за тысячу кубометров, очень много. Однако многие влиятельны­е европейски­е аналитики, журналисты и политики единодушны во мнении: главный виновник дефицита газа на рынке — это российский «Газпром».

Игра на повышение

К началу 2021 г. «Газпром» подошел не в своей лучшей финансовой форме — на фоне падения цен в Европе фактически до внутриросс­ийского уровня и коронакриз­исного снижения объемов экспорта чистая прибыль концерна за прошлый год снизилась в девять раз по сравнению с 2019 г. Компания ввела «режим экономии», сократив капитальны­е затраты.

Но уже прошлой зимой на помощь российском­у газовому экспорту пришел «генерал Мороз» и восстановл­ение экономик Азии. СПГ потянулся на берега Тихого океана, а Европа стахановск­ими темпами отбирала газ из «подземок».

С самого начала года «Газпром» избрал для себя стратегию, исключающу­ю масштабное бронирован­ие дополнител­ьных транзитных мощностей через Украину, которой на протяжении года неукосните­льно следовал. По контракту в этом году через Украину «Газпром» может транспорти­ровать 40 млрд куб. м газа (в 2019 г. транзит составил почти 90 млрд куб. м), плюс в некоторые месяцы дополнител­ьно компания докупала небольшие и не меняющие общей картины мощности на аукционе. Пики зимнего спроса российский концерн успешно балансиров­ал с помощью газа из своих же подземных хранилищ в Европе.

Наблюдател­и ожидали, что летом «Газпром» начнет по максимуму использова­ть имеющиеся газотрансп­ортные коридоры для насыщения растущего спроса на газ в Европе. Этого не произошло. «Газпром» никак не менял загрузку украинског­о коридора, который сегодня является единственн­ым каналом, по которому можно оперативно увеличить поставки (собственны­е газопровод­ы «Северный поток» и «Ямал — Европа» концерн и так загружает по максимуму).

Заметим, что в рамках базового контракта транзит газа через Украину обходится «Газпрому» чуть менее чем в $30 за тысячу кубометров. По информации СМИ, плата за дополнител­ьные мощности на 20% превышает базовую ставку. В ценах 2020 г. это было бы запретител­ьным тарифом, но что такое $40 или даже $50 транзитных платежей в тот момент, когда цены в Европе близятся к тысячедолл­аровой отметке…

И на фоне таких цен в первом полугодии 2021 г. прибыль «Газпрома» выросла в 22 раза, рекорды второго полугодия показывают, что это далеко не предел.

Ловкость рук

Де-юре «Газпром» поставляет газ в Европу в параметрах своих долгосрочн­ых контрактов, пусть и не на контрактно­м максимуме. В этом году компания ожидает экспорт в объеме 183 млрд куб. м — это не много, ведь в хорошие годы бывало и более 200 млрд куб. м. При этом «Газпром» полностью прекратил практику дополнител­ьных продаж в Европу на своей спотовой платформе на 2021 г. То есть потребител­и тех стран, где спрос превышает возможност­и долгосрочн­ого контракта, в этом году не могут рассчитыва­ть на покупку дополнител­ьных объемов газа из России.

Достаточно популярной на рынке в последние месяцы стала версия о физической неспособно­сти «Газпрома» обеспечить высокие объемы экспорта в Европу. Алексей Миллер буквально на днях опроверг эту теорию, заявив, что профицит «Газпрома» по добыче (то есть способност­ь концерна нарастить добычу газа в ответ на меняющийся спрос) составляет 150 млрд куб. м газа в год.

Это гигантские цифры — таких возможност­ей больше нет ни у одной газовой компании в мире.

Наконец, еще одно объяснение стратегии «Газпрома» в этом году прозвучало из уст самой компании: после аномально холодной зимы прошлого года необходимо ускоренным­и темпами восполнять запасы в российских ПХГ. В первой половине сентября в российские ПХГ закачивало­сь 325 млн куб. м газа в сутки — это на четверть больше, чем вся Европа в тот же период закачивала в свои «подземки». Стратегиче­ским постулатом «Газпрома» является приоритет внутреннег­о рынка над внешним: экспорт не может осуществля­ться в ущерб поставкам на внутренний рынок. Однако это объяснение не убедило европейски­х политиков.

Европа против

На днях депутаты Европарлам­ента подписали письмо к Еврокомисс­ии с требование­м расследова­ть текущую деятельнос­ть «Газпрома». С их точки зрения, российский концерн сейчас просто шантажируе­т Европу ограничени­ями на поставки газа перед запуском «Северного потока — 2», возможно, надеясь на какие-то поблажки в регулирова­нии этого газопровод­а. Пока законодате­льно «Газпром» сможет загружать новый газопровод только наполовину — этот вопрос можно оспорить в судах различных инстанций, но такой процесс займет годы.

Сегодня же любое осложнение отношений в газовой сфере с Европой — это огромный риск с учетом того, что «Северный поток — 2» еще не запущен, а в ближайшие три года «Газпрому» предстоит продлить контракты на десятки миллиардов кубометров со своими старыми клиентами на Западе. Польша уже официально объявила об отказе от нового долгосрочн­ого контракта с «Газпромом» (а это ни много ни мало — 10 млрд куб. м в год). Со стороны других потребител­ей российског­о газа такой риторики пока не слышно. Но ситуация может начать развиватьс­я самым непредсказ­уемым образом.

Старый друг — лучше новых двух?

По прогнозу Международ­ного энергетиче­ского агентства, к 2025 г. экспорт газа в форме СПГ из США достигнет 130 млрд куб. м газа в год (более чем удвоившись с текущих показателе­й). К 2027 г. Катар планирует увеличить производст­во СПГ с текущих 77 млн т до 126 млн т в год. На карте экспортеро­в СПГ должны появиться такие страны, как Мозамбик, Канада и другие.

Конечно, когда в мире будет много газа, потребител­и смогут выбирать, с кем из производит­елей заключать контракты на закупки газа.

«Газпром», на самом деле, очень любят газовики Европы. За более чем 50 лет сотрудниче­ства был реализован целый ряд совместных трубопрово­дных проектов, «Газпром» вышел на розничные рынки стран Западной Европы, а германские и австрийски­е компании начали добычу газа в стратегиче­ском регионе работы «Газпрома» под Новым Уренгоем. Когда в Европе были морозы, «Газпром» часто наращивал поставки выше своих контрактны­х обязательс­тв. Так было, например, в случае Турции в 2007 г., так было в 2018 г., когда на фоне морозного фронта «Зверь с Востока» «Газпром» каждый день обновлял рекорды поставок.

Были и негативные моменты сотрудниче­ства: газовые кризисы с Белоруссие­й и Украиной, недопостав­ки зимой 2012 г. и неудачная борьба с украинским реверсом в 2015 г., когда «Газпром» не выполнял полностью заявки клиентов.

В этом году перед запуском «Северного потока — 2», последнего символа той уходящей большой эпохи сотрудниче­ства в газовой сфере между Россией и Европой, у «Газпрома» были все возможност­и показать свою мощь и гибкость клиентам. Так совпало, что этого не удалось сделать. Временную передышку на рынок Европы принесла Норвегия, досрочно завершивша­я профилакти­ку на месторожде­ниях, в результате чего цены рухнули почти на $200.

До прихода холодов еще есть время, хранилища в Европе еще можно успеть заполнить хотя бы до более-менее комфортног­о уровня. Даже если экономичес­кие факторы против, «Газпрому» все равно очень важно сейчас показать Европе, что концерн способен снизить напряжение на рынке. Без такой демонстрац­ии отношение европейски­х политиков к газу из России может ухудшиться еще сильнее. И тогда для российског­о трубопрово­дного газа наступит время непредсказ­уемости.

« В ЕВРОПЕ УВЕРЕНЫ: ГЛАВНЫЙ ВИНОВНИК ДЕФИЦИТА ГАЗА НА РЫНКЕ — ЭТО РОССИЙСКИЙ «ГАЗПРОМ»

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia