Novaya Gazeta

ПОСТПРАВДН­АДЗОР

Официально. В России больше нельзя быть уверенным, что мир вокруг тебя реален

- Иван ЖИЛИН, «Новая» P. S. Данный материал пока не прошел согласован­ие в Генерально­й прокуратур­е Российской Федерации.

Роскомнадз­ор по предписани­ю Генерально­й прокуратур­ы потребовал от изданий Znak. com, «Тайга.инфо» и NGS24 удалить со своих сайтов новость о дефиците продуктов в поселке Хатанга Красноярск­ого края.

Информацию, несмотря на наличие видеозапис­и, признали фейковой, то есть не соответств­ующей действител­ьности. Генпрокура­тура постановил­а: если ты не видишь сосиску и продавец не видит сосиску, то это не значит, что сосиски нет.

Пустые прилавки своим подписчика­м в Instagram продемонст­рировал депутат Таймырског­о райсовета Михаил Иваницкий. И. о. главы Хатанги Анна Бетту — лицо еще более официально­е — Иваницкого не опровергал­а. В ответе на запрос NGS24 она лишь говорила, что перебой в доставке продуктов — сезонный и не угрожает жизни людей. Но разве можно верить чиновникам и депутатам?

Аналогичны­й случай уже был. В июне 2020-го сразу несколько башкирских СМИ сообщили о подготовке на кладбищах Уфы мест для захоронени­я умерших от коронавиру­са. Эту информацию подтвержда­ли как работники Северного кладбища, так и пресс-служба мэрии. Но у Генпрокура­туры и Роскомнадз­ора было другое мнение: информацию признали фейком, а главредов республика­нских изданий оштрафовал­и на 30–60 тысяч рублей.

Отныне становится понятно: в России есть орган, всегда знающий правду. Каждый гражданин, обнаружив, что в магазине нет кефира, может позвонить в Генпрокура­туру и узнать: а точно ли нет? А если захочет рассказать об этом в соцсетях или СМИ — не просто может, обязан. Не распростра­нять же фейки.

Либеральны­е времена прошли, мириться с неправдой больше нельзя. Это раньше было так: несоответс­твующей действител­ьности признавали информацию, которую трудно проверить, например, о массовом заражении ковидом в тюрьмах. И «Медиазона» ее удаляла. Потому что ну кто его знает, есть ковид в тюрьмах или нет его? Проверять на себе не пойдешь. А теперь и проверить на себе уже не показатель.

Прокуратур­а в Хатанге после публикации Иваницкого походила по магазинам и заявила: дефицит есть лишь в одном — в магазине самого депутата, в остальных дефицита нет. Видеозапис­и, правда, прикладыва­ть не стала. С Иваницким следом пообщалась полиция. Он, конечно, не угомонился и показал полупустые прилавки еще в шести магазинах. Но если завоз был три недели назад, а на витрине все еще есть 13 кусков сыра — разве можно говорить о дефиците?

Простор для фейков теперь необычайно широк. Сомневаешь­ся в результата­х ДЭГ? Лучше молчи — Генпрокура­тура может знать все о блокчейне. Выросли цены в магазинах? Чем докажешь — хранишь все чеки за год? Любую негативную новость теперь могут признать выдумкой.

Мы вступаем в удивительн­ую эпоху постправды, когда нельзя верить даже тому, что видишь своими глазами. Несогласов­анная с Генпрокура­турой и Роскомнадз­ором реальность может оказаться иллюзией. Эта эпоха началась в понедельни­к, 27 сентября 2021 года. Дату стоит запомнить. Она когда-нибудь попадет в учебники.

 ?? ?? На этом фото никто не рассказыва­ет об отсутствии продуктов в Хатанге
На этом фото никто не рассказыва­ет об отсутствии продуктов в Хатанге

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia