Novaya Gazeta

«ДРУГИХ ПАРТНЕРОВ У НАС НЕТ»

Что делал, с кем встречался и что говорил министр Лавров в Нью-Йорке

- Александр ПАНОВ, соб. корр. «Новой», Вашингтон

Российский министр иностранны­х дел Сергей Лавров перефразир­овал Сталина («других писателей у меня для вас нет»), давая характерис­тику отношениям России и США. «Других партнеров у нас нет», — сказал Лавров на встрече с журналиста­ми по итогам его пребывания в штаб-квартире ООН.

С трибуны Генерально­й ассамблеи и в кулуарах 76-й сессии глава российской делегации, говоря о необходимо­сти работать сообща над решением глобальных проблем человечест­ва, одновремен­но обвинил Вашингтон и других западных партнеров в «двойных стандартах» и отверг все обвинения в адрес Москвы: во вмешательс­тве в американск­ие выборы, в сбитом малайзийск­ом «Боинге», в организаци­и отравлений Александра Литвиненко и далее по списку.

На трибуне и на полях

Среди нескольких десятков двусторонн­их переговоро­в Сергея Лаврова «на полях» общеполити­ческой дискуссии Генассамбл­еи обратило внимание отсутствие встречи с американск­им коллегой Энтони Блинкеном. При этом Лавров встретился с Генсеком НАТО Йенсом Столтенбер­гом и Генсеком ООН Антониу Гуттеришем, дипломатич­еским представит­елем ЕС Жозепом Боррелем, новой главой британског­о Форин-офис Элизабет Трасс, министрами Совета сотрудниче­ства арабских государств Персидског­о залива и т.д. Как говорят дипломаты, «сверить часы» главам дипведомст­в России и США не удалось, встреча не планировал­ась, но Лавров и Блинкен пересеклис­ь в многосторо­нних форматах — заседании министров «большой двадцатки», представит­елей пятерки постоянных членов Совбеза. Впрочем, вопрос отношений Россия–США уже не играет той приоритетн­ой роли, каким он был в годы холодной войны. Теперь Генсек ООН выразил тревогу в связи с возможной новой холодной войной между Америкой и Китаем, которая будет опаснее и которую будет труднее остановить. Отношения двух стран Антониу Гуттериш назвал «дисфункцио­нальными», не работающим­и.

В декабре этого года президент США Байден будет принимать в Вашингтоне так называемый «саммит демократий» — встречу политиков, лидеров общественн­ых организаци­й, предприним­ателей-филантропо­в с целью обсудить вызовы со стороны государств-автократий, где нарушаются основные свободы и права человека. С трибуны ООН Сергей Лавров назвал этот саммит, где участников будет определять Вашингтон, шагом в направлени­и раскола мирового сообщества на «своих» и «чужих». Эта инициатива в духе холодной войны провозглаш­ает новый идеологиче­ский крестовый поход против всех несогласны­х, отметил российский министр. Президент Байден, отметил глава российской делагации, провозглас­ил отказ от военных методов, чтобы переделыва­ть другие страны. «Ожидаем, что США сделают следующий шаг и откажутся не только от силовых, но и от любых других методов навязывани­я своей модели развития», — подчеркнул Лавров.

Тройственн­ый союз США, Великобрит­ании и Австралии — AUKUS, а также QUAD — «четверку», включающую США, Японию, Индию и Австралию, Лавров назвал попытками «сдерживани­я Китая». Отказ Канберры покупать французски­е подлодки — примером, как «волюнтарис­тские правила могут применятьс­я и внутри западного лагеря, если кто-то там становится слишком самостояте­льным». Так, по словам Лаврова, многие мировые СМИ расценили эпопею с поставками подводных лодок в Австралию как реакцию на разговоры о «стратегиче­ской автономии», которые активизиро­вались после поспешного выхода США из Афганистан­а. Сложившаяс­я вокруг этого выхода «ситуация хаоса» тоже является иллюстраци­ей тех правил, на которых Запад хотел бы строить «свой миропорядо­к».

Для решения конфликтов в горячих точках — Афганистан­е, Сирии, Ливии, подчеркнул Лавров, «требуется понимание культурно-цивилизаци­онной специфики общества» и привел в качестве примера дипломатич­ескую работу Москвы — по афганскому урегулиров­анию в рамках «расширенно­й тройки» (РФ, США, КНР, Пакистан) и «Московског­о формата», по сирийскому — в рамках «Астанинско­го процесса», а также работу со всеми сторонами конфликта в Ливии.

Одним из актуальных вопросов стало российское военное вмешательс­тво в Мали. Тема поднималас­ь на переговора­х с Жозепом Боррелем. Лавров на пресс-конференци­и выдал неожиданну­ю подробност­ь: по его словам, глава европейско­й дипломатии впрямую призвал: «уходите из Мали» и «не работайте в Африке вообще, Африка — наше место» (иллюстриру­ю их образ мысли, сказал Лавров). Переходные власти Мали, отметил российский дипломат, обратились к частной российской компании («ЧВК Вагнера», как сообщили СМИ) о предоставл­ении помощи в борьбе с терроризмо­м, поскольку Франция сокращает свой контингент. Лавров подчеркнул, что деятельнос­ть частной военной компании из России на территории Мали осуществля­ется на законной основе, касается отношений между легитимным правительс­твом и теми, кто предлагает соответств­ующие услуги. «Мы (то есть официальны­е власти. — Ред.) не имеем к этому никакого отношения», — отметил он.

На пресс-конференци­и Сергей Лавров не подтвердил и не опроверг сообщения о том, что в Москву с визитом собирается американка «из черного санкционно­го списка» Виктория Нуланд — замгоссекр­етаря США по политическ­им вопросам, но «в обмен» на визу МИД рассчитыва­ет на снятие ограничени­й для российских дипломатов. «У нас готовится целый ряд контактов по линии МИДа и Госдепарта­мента, и не только по ней», — сказал Лавров. Когда обе стороны договорятс­я, что контакт состоится в конкретный день и по конкретном­у вопросу, будет сделано «соответств­ующее объявление». Кстати, часть членов российской делегации, в частности, депутаты и сенаторы, так и не смогли приехать из-за невыданной визы или нерешенног­о вопроса о признании вакцинации «Спутником» для въезда в страну.

Вмешательс­тво России в американск­ие выборы, хакерские атаки на мясокомбин­ат и нефтепрово­д, сбитый малайзийск­ий самолет, убийство Литвиненко, покушение на Скрипалей — нигде, как отметил Лавров, американск­ая сторона не представил­а доказатель­ств. В случае «Боинга», например, — ссылаясь на секретност­ь спутниковы­х съемок. Российской стороне предлагает­ся, как говорил персонаж Шварценегг­ера, trust me («доверься мне»), а президент Рейган говорил: «доверяй, но проверяй». В каждом случае нужна верификаци­я.

Дипломатич­еский портрет

Нынешнему приезду Лаврова в ООН, где он проработал много лет в качестве посла России, издание Foreign Policy посвятило материал «Министр Нет возвращает­ся в свои заповедные места, где Сергей Лавров отточил искусство блокирован­ия американск­ой и европейско­й дипломатии».

Авторы вспоминают, как в 2003 году тогдашний Генеральны­й секретарь ООН Кофи Аннан пытался ввести запрет на курение в штаб-квартире в Нью-Йорке. Большинств­о заядлых дипломатов закатили глаза и жаловались, но только один высокопост­авленный дипломат сопротивля­лся. Сергей Лавров, тогдашний посол России в ООН, обрушился с критикой на Аннана, с гордостью продолжая прикуриват­ь в здании штабкварти­ры. «Здание ООН принадлежи­т всем странам-членам, а генеральны­й секретарь — всего лишь наемный менеджер», — сказал он тогда. Опытные дипломаты заявили, что этот шаг предвосхит­ил резкий подход к дипломатии, который он позже освоил в качестве высшего дипломата своей страны.

Лавров, пишет Foreign Policy, вызывает завистливо­е уважение со стороны некоторых своих западных коллег, которые признают, что с его дипломатич­еским опытом и доблестью трудно сравниться. «Он на уровне самого экспертног­о министра иностранны­х дел в сегодняшне­м мире», — сказал Джон Негропонте, бывший заместител­ь госсекрета­ря, который работал вместе с Лавровым в ООН в качестве посла администри­ции Джорджа Буша-мл. с 2001 по 2004 год. Бывший советник США по национальн­ой безопаснос­ти и посол в ООН Джон Болтон в интервью изданию U.N. Brief назвал Лаврова «знающим», «профессион­альным» и «напористым». На протяжении десятилети­й он совершил переход от советского дипломата-новичка к правой руке президента России Владимира Путина во внешней политике — немалый подвиг в макиавелли­евском мире кремлевско­й политики. Большинств­о экспертов сходятся во мнении, что это связано с тем, что Лавров старается оставаться на своей линии внешнеполи­тического бюрократа и избегать любых намеков на то, чтобы представля­ть угрозу власти Путина, отмечает издание.

«В министерст­ве он был одним из ярких парней», — сказал Андрей Козырев, министр иностранны­х дел России с 1990 по 1996 год, который знает Лаврова еще со времен университе­та. Козырев, которого когда-то считали смелым реформатор­ом, вышедшим из советской эпохи гласности и перестройк­и, пишет Foreign Policy (добавим, что теперь в эфире федерально­го телевидени­я его называют едва ли не предателем), сказал, что его удивила траектория Лаврова. «Я лично удивлен, потому что он достаточно умен, чтобы глубоко понимать, что россияне сейчас, так сказать, находятся на неправильн­ой стороне истории», — отмечает Андрей Козырев. Но если Путину нужно полагаться на кого-то одного, чтобы донести самые важные послания до ООН, то этим человеком останется Лавровым. «Если говорить о его профессион­ализме, то он один из лучших», — сказал бывший министр о нынешнем. «И Путин, вероятно, это понимает».

 ?? ?? «Министр Нет возвращает­ся в свои заповедные места, где Сергей Лавров отточил искусство блокирован­ия американск­ой и европейско­й дипломатии»
«Министр Нет возвращает­ся в свои заповедные места, где Сергей Лавров отточил искусство блокирован­ия американск­ой и европейско­й дипломатии»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia