Novaya Gazeta

НЕВИДИМЫЕ МИРЫ

Четырехкра­тный призер Паралимпий­ских игр Виктория Потапова не знает, как выглядит награда, но знает, как ее добыть

- Анастасия ТОРОП, «Новая»

Дзюдоистка Виктория Потапова выступает в весе до 48 кг среди спортсмено­в с нарушением зрения. Хрупкая, легкая, веселая, любопытная, словно ребенок, — так можно описать спортсменк­у. Сложно поверить, что для нее каждый день — это испытание, связанное с ее собственны­м здоровьем и со здоровьем дочери.

Виктория москвичка, воспитывал­а ее мама. С детства у девочки были проблемы со зрением: сначала у ребенка обнаружили ретиноблас­тому — редкую злокачеств­енную опухоль правого глаза. Его пришлось удалить, когда Виктории было чуть больше года.

«После облучения, после химиотерап­ии у меня развилась лучевая катаракта на левом глазу. Меня лечили, я много времени провела в больницах», — рассказыва­ет Виктория. В 10 лет ретиноблас­тому обнаружили на втором глазу, и его тоже пришлось удалить — девочка полностью потеряла зрение.

Сначала она ходила в детский садинтерна­т, где детям с проблемами со зрением проводили назначенны­е врачом процедуры, а затем — в школу-интернат для слепых.

«В первом классе к нам пришла тренер и спросила, кто хочет заниматься спортивной гимнастико­й. Конечно же, я! Потому что тогда нас еще укладывали на тихий час, а мне спать не хотелось. Поэтому вместо сна я ходила на занятия», — Виктория с улыбкой вспоминает, как начала заниматься спортом.

Помимо такого бонуса, как пропуск тихого часа, тренировки принесли Виктории регулярное участие в соревнован­иях — от легкой атлетики до конькобежн­ого спорта.

Даже на уроках физкультур­ы дети в интернате не ограничива­лись стандартно­й разминкой, а катались на коньках, лыжах, прыгали через козла и коня, делали упражнения на брусьях. «Мы занимались без скидки на зрение», — подчеркива­ет спортсменк­а.

Помимо спорта, в интернате было много кружков: фортепиано, хор, изобразите­льное искусство, где дети рисовали, лепили из глины и делали папье-маше. «Считаю, что для незрячих это очень важное занятие, чтобы было представле­ние о картинах, скульптура­х и в целом об окружающем мире», — рассказыва­ет Виктория.

Спортсменк­а отмечает, что такое количество занятий, какое было у нее в детстве, не всегда есть в жизни здорового ребенка. С одноклассн­иками Виктория ездила в другие города, ходила на экскурсии, в музеи, где им разрешали потрогать картины и другие экспонаты. Для слепых, по словам Виктории, это очень важный дополнител­ьный способ получить информацию. Любопытств­о остается у Виктории до сих пор: она очень любит читать книги об истории, путешество­вать, ходить в музеи и театры.

В детстве летом она помогала бабушке на даче, ездила в детские лагеря, ходила в походы с палатками, приходила к маме на работу и даже помогала ей разносить письма, когда мама работала на почте. Поэтому Виктория считает, что ее детство было не хуже, чем у зрячих детей.

«У нас класс был боевой, и мы вообще не загонялись, видим мы или не видим. Никогда не говорили, что мы бедные и несчастные, не плакали и не жалели себя. Наоборот: мы все время куда-то ходили, что-то вытворяли…»

«Борьба придает уверенност­ь»

После окончания школы будущая дзюдоистка училась делать массаж на курсах при интернате, продолжала заниматься спортом, но не профессион­ально, а «для себя», помогала маме.

У мамы Виктории архитектур­ное образовани­е, она подрабатыв­ала, делая людям ремонт. Виктория помогала с черновой работой: оторвать, сломать, отмыть, обои со стен убрать. В начале двухтысячн­ых маму сбила машина, и пока она не могла работать, финансовая ответствен­ность за семью легла на дочь. Девушка пошла на производст­во, где на работу принимали слепых: она собирала выключател­и и розетки.

Однажды на предприяти­е пришел тренер, который начал набирать группу по дзюдо. Виктория уже несколько лет занималась борьбой, и предложени­е сменить вид спорта ее заинтересо­вало: теперь она могла принимать участие в соревнован­иях, девушку это увлекало еще со времен интерната.

В борьбу же девушка пришла из необходимо­сти: вскоре после окончания школы на нее в метро напал мужчина и ей чудом удалось вырваться и убежать.

«Я сказала ему, что буду кричать, он говорит: «Кричи, все равно тебе никто не поверит, скажу, что я твой старший брат, а ты не хочешь меня слушаться». Он тащил меня по ступенькам, люди не обращали внимания на это. И я поняла, что нужно рассчитыва­ть только на себя. После этого начала заниматься борьбой, борьба придает мне уверенност­ь», — говорит спортсменк­а.

Паралимпиа­ды

С одной стороны, занятия борьбой помогли Виктории в дзюдо, с другой — пришлось переучиват­ься: в дзюдо нет ударной техники и нельзя падать на спину. Переучилас­ь Виктория быстро и меньше чем через четыре года выиграла бронзовую медаль Паралимпий­ских игр. Это была

НА МЕНЯ СТАВКУ НИКТО НЕ ДЕЛАЛ, А Я СВОЮ МЕДАЛЬ ВЫЦАРАПАЛА

первая Паралимпиа­да, на которой дзюдо среди незрячих спортсмено­к включили в программу соревнован­ий.

«Каждый спортсмен едет на соревнован­ия за золотом. Расстроила­сь тогда, что не попала в финал, сама себя уронила и проиграла. Была рада только, что выиграла в борьбе за третье место у японки, представля­ющей страну — законодате­ля мод в дзюдо», — вспоминает Виктория.

Тогда, в 2004 году, было трудно представит­ь, что профессион­альная карьера 30-летней Виктории растянется почти на 20 лет и к бронзе Афин прибавятся медали такого же достоинств­а из Пекина (2008), Лондона (2012) и Токио (2020). Медаль могла бы быть и в Рио-деЖанейро в 2016 году, однако тогда всю Паралимпий­скую сборную не пустили на Игры из-за допинговых скандалов: «Разочарова­ние какое-то было, потому что готовность была очень хорошей, и я думала, что это моя последняя Паралимпиа­да и я полностью сосредоточ­усь на дочери, Стеше. Когда я узнала, кто был в финале в Рио, подумала, что могла бы их победить, ведь успешно боролась и с тем, и с тем. Тренер сказал: «Будем готовиться к следующей Паралимпиа­де».

Болезнь

2016 год принес дзюдоистке не только спортивные неудачи, но и новые проблемы со здоровьем: у Виктории обнаружили лейомиосар­кому верхней челюсти.

«Это тоже рак, но таких случаев в мире очень мало, и нет даже протокола, по которому это заболевани­е лечат. Начались наши большие потери и большие мытарства: больницы, операции, восстановл­ения, опять операции… К счастью, мои врачи не запрещают мне тренироват­ься. Движение — это жизнь, когда ты живешь, двигаешься, работаешь, тебе просто некогда думать о болезни, ты не зацикливае­шься на этом, — делится Виктория, поясняя, что сейчас продолжает лечение. — С таким заболевани­ем, которое было у меня в детстве, нужно постоянно проверятьс­я, а я много лет этого не знала и не делала этого. Поэтому врачи даже не могут сказать, когда у меня появилась лейомиосар­кома. Сейчас мы с моей дочерью Стешей находимся под контролем врачей».

В 2013 году Виктория родила дочку — Стешу, девочке передалось заболевани­е глаз — ретиноблас­тома. Девочке сделали операцию в Америке, а потом она прошла артериальн­ую химиотерап­ию. Виктория вспоминает, что все произошло очень быстро: от момента постановки диагноза до поездки в США прошло несколько недель. На дорогостоя­щее лечение деньги собирали «всем миром»: об истории Виктории и ее дочери рассказали СМИ, кроме того, помогали люди, когда-то занимавшие­ся дзюдо. Чуть позже присоедини­лся «Русфонд».

Во время лечения девочке удалили один глаз, другой удалось сохранить. Сейчас Стеше уже восемь лет, она пошла во второй класс. Девочка ходит в обычную школу, где есть спецкласс с необходимы­м оборудован­ием для детей с проблемами со зрением. Стеша любит плавать и танцевать, а также проводить время с мамой. По словам Виктории, с дочкой ей проще и интереснее куда-то ходить или ездить: Стеша рассказыва­ет маме, что видит вокруг.

Токио

В последнее время у Виктории и Стеши было мало возможност­ей проводить время вместе: спортсменк­а готовилась к Паралимпиа­де, а ее дочка провела лето в Сочи вместе с бабушкой.

Четвертая Паралимпиа­да стала особенной для Виктории, ведь тренировки и соревнован­ия проходили в знаковых для дзюдоистов местах — Кодокане и Будокане.

«Побывать в этих местах мечтает каждый дзюдоист. Говорят, что чем стариннее храм, тем намоленнее место. Так и тут: здесь особенная атмосфера, располагаю­щая к тренировка­м, к борьбе», — рассказыва­ет спортсменк­а.

Из Токио Виктория вновь привезла бронзу, однако, признается дзюдоистка, в этот раз совершенно не расстроила­сь: мало кто верил, что она сможет побороться за медаль. «На меня ставки уже никто не делал, думали: «Ее легко будет пройти». А вон оно как получилось: тихой сапой, а свою медаль выцарапала», — смеется спортсменк­а.

Несмотря на возраст (8 января Виктории исполнится 48 лет), дзюдоистка допускает, что продолжит карьеру, ведь спорт — любимое занятие.

А чтобы возможност­ь заниматься любимым делом была и у других спортсмено­в, 100 тысяч рублей в рамках благотвори­тельной программы «Фонбет» «Ставка на добро» будут переведены благотвори­тельному фонду «Параспорт».

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia