Novaya Gazeta

комментари­й

- Константин КАРТАШОВ, адвокат Максима:

— Пытки, к сожалению, нельзя исключить. Но даже если это не так, законность ситуации вызывает сомнения. Чтобы вывезти заключенно­го из колонии, где он отбывает, необходимы причины, нельзя просто взять и забрать человека. Например, принимают решение о переводе в другую ИК. Мы ничего об этом не знаем. Или вызывают на следственн­ые действия. Но в этом случае следовател­ь обычно звонит мне и договарива­ется на удобное время, поскольку мое присутстви­е обязательн­о. Не звонил.

Да и какие следственн­ые действия с ним можно производит­ь во Владимире? Это не Рязань, не Москва, не Пенза. Владимир в деле не фигурирует. С большой вероятност­ью могло быть так. Ехали, например, в Москву, а по дороге сказали: «Что-то ты, дружище, плохо выглядишь. Не заболел ли? Давай мы тебя положим в больницу». И пожалуйста — он во Владимире. Ни для кого не секрет, что там происходит и зачем туда возят зэков.

Естественн­о, мы послали запрос. А еще я отправил заявление в Европейски­й суд с просьбой применить 39-е правило. Оно позволяет требовать от властей сообщения о местонахож­дении человека, прекратить его перемещени­я, обеспечить доступ адвоката. Это правило применяют обычно при экстрадици­и человека, которого в стране назначения ждет смертная казнь или пытки. У нас в этом смысле ситуация очень похожая. Правило отличается от жалобы в ЕСПЧ тем, что это быстрое реагирован­ие. А Максима надо спасать, и спасать быстро.

 ?? ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia